[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Книги] [История партии "Яблоко"] [Выборы]

"Яблоко в действии"

Москва, ЭПИЦентр 2003 год   

 

Возникновение «ЯБЛОКА»

 

2003 © Москва, "Яблоко", октябрь  

Григорий Алексеевич ЯвлинскийПартия «ЯБЛОКО»1 , возникшая поначалу как избирательное объединение, была создана осенью 1993 г. после сентябрьско-октябрьского политического кризиса, завершившегося кровавыми столкновениями в Москве 3–4 октября, когда был разгромлен сохранявшийся еще с советских времен высший представительный орган власти – Верховный Совет, был обнародован проект новой Конституции страны и объявлены выборы во вновьсоздаваемую нижнюю палату парламента страны – Государственную Думу. Трагические события октября 1993 г. в Москве завершили целый период в истории посткоммунистической России, который иногда еще называют «Августовской республикой»2 . Это был период кризисного развития, когда предпринятые командой Бориса Ельцина – Егора Гайдара первые попытки радикальных рыночных реформ не привели ни к структурной перестройке экономики, ни к ее ускоренному росту, ни к улучшению материального положения большинства россиян. Напротив, появление социальной пропасти между меньшинством, сумевшим воспользоваться первыми результатами реформ, и подавляющим большинством населения лишь углубляли идейно-политический раскол российского общества, оформившийся еще в годы горбачевской перестройки. Все это в значительной степени способствовало возникновению острого затяжного конфликта между главой государства, Президентом Российской Федерации и Верховным Советом. Этот конфликт определил политическую историю «Августовской республики», усилил кризисные явления в различных сферах общественной жизни. В экономике, во многом из-за противоречивых решений федеральной власти, нарастали трудности, наиболее активные социальные слои оказались вовлеченными в политическое противостояние, а в обществе под влиянием неудач реформ началось разочарование в демократических целях и ценностях. В регионах же, где остро ощущалось отсутствие единой общегосударственной политики, крепли сепаратистские настроения, на волне которых местные власти стремились действовать порой так, будто готовили возглавляемые ими субъекты Федерации к провозглашению независимости уже в ближайшем будущем.

Разумеется, кризисы периода «Августовской республики» не могли не сказаться и на демократическом движении России. Многие политики демократической направленности отвергали и содержание курса социально-экономических реформ, проводившихся правительствами Егора Гайдара, а затем Виктора Черномырдина, и методы, с помощью которых преобразования осуществлялись – неприятие критики в свой адрес, отказ от дискуссий и компромиссов, нарушение демократических процедур, навязывание обществу сверху собственной политической линии как единственно возможной и безальтернативной. Исполнительная власть вопреки принципам демократии, идеалам которой она присягала в августе 1991 г., перестала разъяснять свою политику обществу, а вместо этого, как и во времена господства КПСС, заговорила с гражданами языком лозунгов и призывов. Те, кто пробовал критиковать политику президента и правительства, чуть ли не автоматически зачислялись в разряд «реакционеров» и «антиреформаторов». Сопротивлением противников реформ президентские и правительственные структуры и пытались объяснить свои неудачи и просчеты. Фактически исполнительная власть «Августовской республики», поставив перед собой цель ускоренного формирования класса собственников, который она считала гарантией невозврата коммунистического строя, стала ориентироваться на интересы той части бывшей советско-партийной номенклатуры, что стремительно «обуржуазивалась» и в кратчайшие сроки хотела превратиться в новую властвующую элиту, призванную править уже в другой стране – стране с рыночной экономикой. Конечно, эта элита пополнялась и выходцами из других социальных слоев, принимавших новые правила игры, возникавшие в ходе осуществления реформ 1992–1993 гг.

На практике курс исполнительной власти в период «Августовской республики», который на пропагандистском уровне обосновывался необходимостью не допустить реставрации коммунизма, проводился по принципу «цель оправдывает средства». Подобную «политическую философию» всегда использовал коммунистический режим, а демократическое движение конца 80-х – начала 90-х гг. категорически отвергало его.

В недрах демократического движения постепенно формировалось понимание необходимости выработки для страны альтернативной стратегии реформ, которая была бы нацелена не на обогащение узкого слоя формирующихся постсоветских элит, а на подъем жизненного уровня и качества жизни абсолютного большинства населения. Согласно этому пониманию, преобразования следовало осуществлять не путем навязывания обществу одной политической линии, которую оно зачастую даже не понимало, а на учете сложного баланса существующих в стране социальных интересов, на основе строгого соблюдения демократических процедур и при жестком контроле за деятельностью государства со стороны общества и его институтов. При этом политика власти должна быть понятной большинству населения и открытой для критики.

Для той части демократического движения, которая понимала необходимость выработки альтернативной стратегии преобразований и осуществления политики «других реформ», вставала задача организационно-политической консолидации в рамках новой политической партии или движения. Крах «Августовской республики» и назначение выборов в новый парламент лишь подтолкнули этот процесс.

Осенью между различными партиями и группами, признававшими необходимость формирования демократической альтернативы существующему курсу, развернулись интенсивные консультации. После выработки окончательной позиции сформировалось избирательное объединение, получившее название по фамилиям трех своих тогдашних лидеров: известного экономиста Григория Явлинского, а также видных политиков первой «демократической волны» – Юрия Болдырева, в прошлом члена Межрегиональной депутатской группы в Верховном Совете СССР и ученого Владимира Лукина, успевшего поработать в должности посла пореформенной России в США. Практически сразу это предвыборное объединение стали называть «ЯБЛОКО» – по начальным буквам фамилий лидеров.

В состав блока вошли несколько политических партий: Республиканская партия РФ3, Социал-демократическая партия РФ4 и партия Российский Христианско-демократический союз5. Участники вновь созданного избирательного объединения существенно отличались и по политическому опыту, и по взглядам на происходившие в стране события. У одних, как, например, у Шостаковского, были за плечами долгие годы работы в партийном аппарате КПСС, у других, как у Борщова, напротив, – участие в диссидентском движении. Некоторые из политиков, вошедших в объединение (Лысенко, Шейнис), поддержали действия президента и правительства в период сентябрьско-октябрьского кризиса 1993 г., направленные на вооруженный разгром Верховного Совета, поскольку считали это вынужденной мерой. Другие, напротив, резко критиковали Ельцина, полагая, что на нем лежит огромная ответственность за случившуюся трагедию. Но несмотря на такое разнообразие взглядов и позиций, участников блока объединяло стремление выработать и осуществить иной, альтернативный курс демократических реформ. 11 ноября 1993 г. объединение было официально зарегистрировано.

Признанным лидером нового блока с самого начала его создания стал Григорий Явлинский. Название партии «ЯБЛОКО» в массовом сознании тесно связалось с именем ее бессменного лидера. В общественном мнении «ЯБЛОКО» воспринимается как «партия Явлинского».

К моменту учреждения блока Григорий Алексеевич Явлинский был уже известным в стране политиком. Он родился во Львове 10 апреля 1952 г. в обычной советской семье. Мать преподавала в Лесотехническом институте химию, а отец, ветеран Великой Отечественной войны, заведовал приемником-распределителем для несовершеннолетних. Еще в школе Григорий стал интересоваться экономикой, но после восьмого класса бросил школу и пошел работать. Он был почтовым экспедитором, рабочим на фабрике кожаных изделий. Затем отец устроил его учеником слесаря-электрика на стекольный завод. Работая на заводе, Григорий стал учиться в вечерней школе, а окончив ее, поехал в столицу поступать в Институт народного хозяйства имени Г.В. Плеханова. По окончании института Явлинский был оставлен в аспирантуре, потом работал в Институте угольной промышленности.

В 1980 г. Явлинский стал заведующим сектором тяжелой промышленности в НИИ труда, где за 2 года написал большую работу под названием: «Производительность, организация, нормирование и оплата труда в отраслях тяжелой промышленности». Основной вывод этой книги был неутешителен – система оплаты труда в базовых отраслях советской экономики зашла в тупик, полумеры ей помочь не могли.

Там же в НИИ труда Явлинский создал новый сектор – сектор совершенствования хозяйственного механизма. В новой работе, написанной там, экономика рассматривалась уже в целом, как единая хозяйственная система. Выводы книги были таковы, что она сразу получила гриф «Для служебного пользования». В ней говорилось, что, если не будут изменены механизм управления и вся система производственных отношений, кризис советской экономики неизбежен. Через 3 дня после выхода книги она была объявлена антисоветской, тираж был изъят, а рукописи забрало КГБ.

С началом горбачевской перестройки пришло время Явлинского и его идеи. Он работал в Госкомтруде, занимался проблемами управления, участвовал в разработке нескольких законов.

В 1989 г. Явлинский был включен в состав Государственной комиссии по экономической реформе, созданной в соответствии с решениями Съезда народных депутатов СССР: комиссию возглавил академик Леонид Абалкин. Работа в этой комиссии помогла Явлинскому понять с еще большей ясностью необходимость радикальных преобразований советской экономики, дала толчок к постепенному превращению талантливого экономиста в политического деятеля, известного всей стране.

1989 год положил начало совместной научной, а затем и политической деятельности трех экономистов – Григория Явлинского, Алексея Михайлова, который был заведующим сектором Научного центра по ценообразованию Госкомцен СССР, и научного сотрудника института экономики АН СССР Михаила Задорнова. Это было время ожесточенных общественных дискуссий, когда сторонников рыночных реформ в обществе постепенно становилось все больше и больше, но по-прежнему и у руководства страны, и у широкой общественности отсутствовало ясное понимание, каким образом проводить преобразования, каковы их социальные и иные ограничители, опыт каких стран в строительстве современных рыночных экономик было бы целесообразнее использовать в советских условиях.

Весной 1990 г. Явлинский, Михайлов и Задорнов подготовили программу рыночных реформ, получившую название «400 дней доверия». Программа прошла экспертизу в Японии, где получила хорошую оценку. Большой интерес вызвала она и в Советском Союзе. Она стала распространяться в ксерокопиях и без ведома авторов попала к председателю Экономического совета России Михаилу Бочарову, который, заменив 400 дней на 500, объявил ее своей программой в борьбе за пост председателя Совета Министров (Правительства) России.

Документ стал известен Ельцину, которому Явлинский и был представлен как автор программы «500 дней». Ельцин сразу предложил Явлинскому пост председателя Комиссии по экономической реформе в ранге заместителя председателя Совета Министров России. Михайлов и Задорнов стали членами этой Комиссии в статусе заместителей министра.

Но реформу в том виде, как она задумывалась, группе экономистов провести не дали. В этом немаловажную роль сыграли и сложные взаимоотношения между руководством Союза ССР и властями Российской Федерации, и сопротивление влиятельных групп партийной и хозяйственной бюрократии. Поэтому Явлинский очень скоро добровольно ушел в отставку. Уход по собственной инициативе со столь высокой должности для того времени был шагом неординарным. Это был первый демонстративный отказ от благ пребывания во власти во имя принципов. Вместе с Явлинским ушли и те люди, которые принимали активное участие в разработке программы реформ – Михайлов, Задорнов и другие. Совместными усилиями они организовали Центр экономических и политических исследований (ЭПИцентр).

Именно ЭПИцентр в дальнейшем стал мозговым центром партии, которому осенью 1993 г. было поручено подготовить предвыборную программу «ЯБЛОКА».

К моменту создания партии ЭПИцентр являлся уже известной экспертной и исследовательской организацией, разработавшей несколько проектов реформирования экономики как страны в целом, так и отдельных регионов. Так, в 1991 г. ЭПИцентр под руководством Явлинского подготовил программу, получившую название «Согласие на шанс», которая была направлена на сохранение Советского Союза, но уже на новой рыночной основе. Однако эта программа не нашла поддержки у тогдашнего руководства страны. После событий августа 1991 г., когда СССР стал стремительно распадаться, ЭПИцентр представил на рассмотрение Государственного Совета, объединявшего руководителей СССР и союзных республик, проект договора об Экономическом сообществе суверенных государств. В нем предлагалось для сохранения единого экономического пространства создать Международный экономический комитет для регулирования взаимоотношений между государствами, Банковский союз, Арбитраж. Вся система должна была функционировать в едином рублевом пространстве и при согласованной кредитно-денежной политике.

Беловежские соглашения декабря 1991 г., приведшие к окончательной ликвидации Советского Союза, сделали этот проект ненужным.

В январе 1992 г. в России началось осуществление экономических реформ, разработанных командой экономистов под руководством Егора Гайдара. С самого начала их реализации Явлинский и его коллеги стали последовательными критиками этой политики. Уже весной 1992 г. они проанализировали курс преобразований, проводившийся правительством Ельцина – Гайдара и его возможные последствия в специальной работе «Диагноз», вышедшей первоначально под названием «Реформы в России, весна 1992»6 . В «Диагнозе» эта политика была подвергнута резкой критике: «...анализ хода экономической реформы (по итогам апреля 1992 г.) позволяет заключить, что, несмотря на оптимистичные заявления российского правительства, ни одна из сформулированных им целей не достигнута. Однако есть еще один, не менее важный вопрос, на который необходимо дать ответ: а насколько правильно изначально определен сам тип экономической реформы, ее курс, которому следует правительство?»7. Авторы документа предупреждали, что если такая политика будет продолжена, это может привести к серьезному политическому кризису. К сожалению, их прогнозы оправдались в сентябре – октябре 1993 г.

В «Диагнозе» по существу были сформулированы альтернативные пропагандируемым властями представления о демократии, рынке и рыночных реформах. Авторы документа в противовес односторонней экономической политике властей, направленной на сокращение бюджетного дефицита, предлагали целый ряд мер по усилению социальной составляющей реформ, модернизации и развитию социальной сферы, созданию современных секторов экономики. «Диагноз» фактически можно было рассматривать как прообраз программы демократической оппозиции.

Осознавая невозможность реализации своих идей на общенациональном уровне, Явлинский и его команда переориентировались на разработку крупных региональных проектов. Этому способствовало еще одно важное обстоятельство. В условиях начавшейся широкой экономической и политической децентрализации в России многим тогда казалось, что судьба реформ будет решаться не в федеральном Центре, а в регионах.

В качестве объекта для региональных реформ была выбрана Нижегородская область, обладавшая мощным экономическим потенциалом, во главе которой стоял известный деятель демократического движения губернатор Борис Немцов. ЭПИцентр разработал для нее специальную программу социально-экономических преобразований «Нижегородский пролог». В 1992 г. команда Явлинского была приглашена в Нижний Новгород для консультирования областной администрации по осуществлению программы.

Работа велась по трем основным направлениям: выпуск облигаций областного займа, разработка и внедрение оперативной системы социальных индикаторов (ОССИ), организация свободной регистрации (саморегистрации) индивидуальных частных предприятий в Нижнем Новгороде. В результате реализованных мер удалось существенно снизить социальные издержки реформ на наиболее болезненном этапе их реализации, повысить защищенность малоимущих слоев населения, дать мощный импульс развитию предпринимательства в регионе.

Декабрьские выборы в Государственную Думу 1993 г. были первыми многопартийными выборами в истории современной России. Хотя из опубликованного 10 ноября проекта новой Конституции страны однозначно вытекало, что Россия будет республикой, где президент наделен чрезвычайно широкими полномочиями, а права и возможности других политических институтов, включая парламент и партии, существенно ограничены, многим политикам и экспертам тогда казалось, что политическая система, возникшая в чрезвычайных условиях осени 1993 г., без серьезного обсуждения Основного закона будет неустойчивой, временной. Примерно такой же позиции придерживался в то время и Явлинский. В опубликованной за несколько дней до выборов статье в «Независимой газете» он высказал мнение, что Конституцию следует рассматривать как временный конституционный акт и никак иначе, даже в том случае, если он будет одобрен на референдуме8.

В дальнейшем жизнь, однако, показала, что созданная в конце 1993 г. политическая система оказалась стабильной и прочной. Накануне первых выборов в Государственную Думу большинство политиков и их избирателей полагали, что новый парламент и партии, которые и будут фактически его формировать, смогут играть значительную роль в разработке и реализации государственной политики, активно влиять на процесс принятия решений. Поэтому выборы и партийное соперничество неизбежно превращались в конкуренцию «проектов будущего» для России. В условиях краткосрочной предвыборной кампании, когда избирательные технологии еще не нашли широкого применения и не оказывали серьезного влияния на общественное мнение, партийным программам принадлежала огромная роль, поскольку именно они в решающей степени ориентировали избирателей в заново формирующемся политическом пространстве, информировали их о стратегических целях партий.

В своей предвыборной платформе, подготовленной ЭПИцентром, с характерным названием – «Есть иной путь развития»9, ясно говорящим о целях этого политического объединения, «ЯБЛОКО» провозгласило свою оппозиционность существующей власти, заявив о себе как о демократической оппозиции. Такое положение фактически сохранилось и на последующее десятилетие10.

Анализируя деятельность власти в стране накануне выборов, авторы программы отмечали, что в России люди чувствуют себя оторванными от властных институтов, в стране нет гарантий прав и свобод личности, нет и политической стабильности. Все это может привести к тому, что наше общество превратится в страну несостоявшейся демократии.

Резкой критике в программе блока подвергся проект Конституции и процедура его обсуждения и принятия. Блок предлагал передать проект для широкого общественного обсуждения в Федеральное собрание, после чего переизбрать (приблизительно через 2 года) обе ветви власти. Парламент таким образом изначально должен был носить переходный, временный характер.

Критически оценивая сложившуюся в стране общественно-политическую и социально-экономическую ситуацию и оставаясь верным демократическим идеалам, «ЯБЛОКО» выражало уверенность в том, что России нужен иной путь развития. Его видение и было изложено в предвыборной платформе.

В области экономики партия предлагала провести жесткое и максимально быстрое разрушение монополий, продолжавших играть ключевую роль в экономической жизни и после реформ Гайдара. Одновременно «ЯБЛОКО» выступало за создание правовых и экономических условий для развития конкуренции, за расширение частного сектора экономики и начало постепенной земельной реформы. В качестве приоритета в социальной политике провозглашались защита и развитие дошкольной медицины и общеобразовательной школы.

В области государственного строительства предвыборная платформа уделяла основное внимание проблемам укрепления федеративных основ российской государственности. Этот вопрос в то время был одним из основных в повестке дня отечественной политики. Многие субъекты Федерации принимали местные законы, противоречащие общефедеральным, в ряде регионов страны набрали силу этнические и региональные сепаратистские тенденции. В целях укрепления единства и территориальной целостности Российской Федерации «ЯБЛОКО» предлагало отказаться от идеи договорной федерации для России, а строить вместо нее конституционную федерацию. В этих же целях партия предлагала ввести единообразие в распределение бюджета между федеральным Центром и регионами, развивать межрегиональную интеграцию, осуществлять национальную политику на базе экстерриториальной культурной автономии. Платформа «ЯБЛОКА» в качестве важной задачи государственного строительства называла развитие системы местного самоуправления.

Принципиальным являлось и то, что «ЯБЛОКО» объявляло себя гражданской партией, которая обещала не лгать избирателям. Это обещание выделяло «ЯБЛОКО» среди других российских партий, лидеры которых за короткие сроки успели овладеть искусством политического лицемерия и демагогии, что уже почувствовали на своем личном опыте избиратели. В последующие годы «ЯБЛОКО» стремилось в своих действиях твердо следовать этому принципу.

Выбор политических приоритетов «ЯБЛОКА» в значительной мере предопределил и тот круг людей, которые были готовы отдать свои голоса за это объединение. В первую очередь, это были высокообразованные слои населения, ориентированные на демократические ценности, но критически относящиеся к проводимой властью политике преобразований и складывавшемуся в ее результате общественному порядку. Среди них были представители массовых «интеллигентских» профессий: врачи, учителя, другие работники бюджетной сферы, но были мелкие и средние предприниматели, лица свободных профессий, рабочие. Уже первые выборы показали, что электорат «ЯБЛОКА» сосредоточен в основном в крупных городах.

12 декабря 1993 г. состоялись выборы в Государственную Думу. За общефедеральный список «ЯБЛОКА» проголосовали 4233219 человек. Это составило 7,86% от общего числа избирателей и дало возможность провести в Государственную Думу 20 депутатов. Еще 7 человек было избрано по мажоритарной системе в одномандатных округах. В самой Думе «ЯБЛОКО» добилось двух важных постов. Владимир Лукин возглавил Комитет по международным делам, а Михаил Задорнов стал председателем Комитета по бюджету.

Таким образом, уже вскоре после своего возникновения «ЯБЛОКО» продемонстрировало свою жизнеспособность, став парламентской партией и получив возможность влиять на государственную политику. В современной России именно наличие партийного представительства в органах власти является критерием жизнеспособности политической партии. Как показывает опыт последнего десятилетия, подавляющее большинство партий, не сумевших создать такое представительство, в конечном итоге вынуждены были уйти с политической сцены или превратиться в маргинальные политические группы, практически не имеющие влияния в обществе.


 1 На протяжении своей истории название нынешней партии «Яблоко» писалось по-разному. В настоящем тексте мы будем употреблять современное написание, как оно зафиксировано в действующем Уставе партии.
 2 Это название связано со специфической системой органов государственной власти в Российской Федерации, сложившейся в результате провала августовского путча 1991 г. и начавшегося затем постепенного развала Советского Союза.
 3 Республиканская партия Российской Федерации (РПРФ) была учреждена 17–18 ноября 1990 года. Большинство ее основателей были членами Демократической платформы в КПСС, вышедшими из нее на ХХVIII съезде, когда они убедились в невозможности ее реформирования. На момент выборов 1993 г. в РПРФ в основном были представители творческой и научной интеллигенции, предприниматели. У партии имелись отделения в 65 регионах России. Лидерами партии были Владимир Лысенко, историк, избиравшийся ранее депутатом Верховного Совета России, а в то время являвшийся членом Комиссии законодательных предложений при Президенте РФ; Петр Филиппов, экономист, занимавший пост начальника управления администрации президента РФ; Вячеслав Шостаковский, политолог, бывший директором научно-исследовательского центра и Игорь Яковенко, социолог, возглавлявший социологическую службу «Мониторинг». В программе РПРФ отмечалось, что в своей деятельности она отдает наивысший приоритет духовной, политической и экономической свободе человека.
 4 Учредительный съезд Социал-демократической партии России (СДПР) состоялся в мае 1990 г. В дальнейшем партия неоднократно меняла свои позиции и пережила несколько расколов. На IV Съезде в 1992 г. была принята программа поддержки Ельцина, одобрена политика ответственного сотрудничества с правительством. В мае 1993 г. на очередном съезде председателем партии был избран Анатолий Голов. СДПР объединилась с блоком Явлинского – Болдырева – Лукина на принципах создания социальноориентированной рыночной экономики, при которой интересы малообеспеченных слоев населения были бы надежно защищены.
 5 Российский Христианско-Демократический Союз (РХДС) был создан в 1991 г. активистами диссидентского движения, защищавшими права верующих в стране еще в 70–80-е гг. Одним из лидеров этой партии был Валерий Борщов, возглавлявший в Моссовете, депутатом которого он был, Комиссию по свободе совести, вероисповедания, милосердия и благотворительности. В предвыборный блок вошли 39 из 40 территориальных организаций РХДС.
 6 См.: Явлинский Г. и др. Реформы в России, весна 1992 // «Московские новости», 24 мая 1992.
 7 Там же.
 8 См. «Независимая газета», 8 декабря 1993.
 9 Есть иной путь развития. Платформа избирательного блока «Явлинский – Болдырев – Лукин» // «Российская газета», 9 декабря 1993.
10 См. Блок: Явлинский – Болдырев – Лукин. Предвыборная платформа. Москва. Ноябрь 1993.

ПРЕДИСЛОВИЕ
История партии "Яблоко"
«ЯБЛОКО» в Государственной Думе


2003 © Москва, Яблоко
октябрь 2003г.

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Книги] [История партии "Яблоко"] [Выборы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика