Искусство говорить правду

или о некоторых аспектах политической позиции “Яблока” 
в 1996-97 годах


Москва январь 1998 года 
На парламентских выборах “Яблоко”вошло в четверку партий, преодолевших 5-процетный барьер. По сравнению с итогами выборов декабря 1993 года, число людей, голосующих за “Яблоко”, выросло почти вдвое. 

И все же, 46 депутатов - слишком мало, чтобы кардинально изменить ситуацию в парламенте, хотя “Яблоко” профессионально готовит законопроекты и борется за них. 

Не всегда удается добиться принятия нужного закона, не всегда удается убедить в своей правоте. Но есть один аспект деятельности “Яблока”, может быть, самый трудный - говорить правду. “Яблоко” делает это всегда.

1. Отношения с правительством 
2. Кто за что выступает в Думе 
3. Интеграция стран СНГ  
4. Чечня 
5. Расширение НАТО на восток
 

1. Отношения с правительством

В июле 1996 года Борис Ельцин снова стал Президентом России, так что никаких существенных перемен с тех пор не произошло, и рассчитывать на них не приходится. 

Президент получил поддержку большинства (и в интересах победы во втором туре — независимость от денщиков и временщиков) — так впервые появилась возможность начать делать дело “как надо”, а не “как всегда”. Можно было бы создать профессиональное правительство, четко и сразу заявить о немедленном прекращении войны в Чечне, о демонополизации крупнейших отраслей и общественном контроле за естественными монополиями, о приоритете прав частной собственности, о реформе в вооруженных силах и наведении порядка в правоохранительных органах, о решительной и всемерной поддержке судебной системы и так далее. И главное — начать делать все это. Разве не для этого проводились выборы? 

Ничего похожего сделано не было. Внутри исполнительной власти по-прежнему шла борьба, Ельцин продолжал укреплять родную ему систему власти — олигархическую, монопольную и криминальную, чье историческое время давно закончилось. 

Могло ли быть по-другому? Можно ли было создать правительство устойчивое, целостное, с единой программой, с единой концепцией действий? 

Неоднократно (май 1996 г., июнь 1996 г., март 1997 г.) “Яблоко” предлагало Ельцину создать классическое коалиционное правительство, объединившее бы представителей партии власти и демократической оппозиции, а также другие демократические и центристские силы. Это была бы более устойчивая система, при который власть опирается не только на одного человека — президента, но еще и на тех, с кем он вступает в союз. 

Это было бы публичное правительство, солидарное и ответственное, а не просто люди, зачисленные туда росчерком пера. Политики, вошедшие в это правительство, несли бы персональную ответственность. Тогда, даже в случае болезни президента ничего бы сверхъестественного не происходило: президент бы поправлялся, а правительство — работало. Идея такого правительства не была принята. 

Тем не менее, разговоры о включении “Яблока” в правительство возникают снова и снова. В последний раз — во время правительственного кризиса весной 1997 года. Тогда вице-премьер Анатолий Чубайс начал переговоры о вхождении в состав правительства депутатов фракции “Яблоко” Анатолия Голова, Оксаны Дмитриевой, Сергея Иваненко, Алексея Михайлова, Татьяны Ярыгиной — от зампреда до министра в социально-экономическом блоке. 

“Яблоко” пошло на переговоры и подготовило (и опубликовало) “Антикризисное соглашение” — программу действий правительства по выводу страны из кризиса. Этот документ был предложен для обсуждения и дальнейшего подписания “партией власти” и”Яблоком”. В перечень условий Соглашения входило: изменение экономической политики; признание долгов правительства гражданам, начиная с 1990 года; экономические указы издает только правительство; администрация Президента прекращает вмешиваться в дела Белого дома; правительство вносит поправки в бюджет, отзывает Налоговый кодекс, проводит жесткую антикоррупционную политику. 

Представители “партии власти” отказались даже обсуждать программу действий. Переговоры были свернуты, а в новый кабинет вошли старые управленцы и номенклатурные “реформаторы”, которые могли работать только по-старому. Попытки Чубайса увести из “Яблока” его отдельных представителей тогда также ни к чему не привели: работа командой для “яблочников” является принципиальным вопросом — только так можно реально изменить положение дел. 

В апреле прошлого года Правительство заявило, что государственные финансы разрушены, а страна находится на грани финансовой катастрофы. В связи с этим - предложило секвестр бюджета, т.е. сокращение расходов из-за невозможности собрать налоги. В соответствии с законом “Яблоко” требовало отчета правительства об исполнении бюджета за первый квартал. Дума, голосами КПРФ Зюганова, ЛДПР Жириновского и правительственной фракции НДР, выступила против. Именно тогда “Яблоко” заявило о необходимости поставить вопрос о недоверии правительству. И до сегодняшнего дня не изменило своей позиции. 

Правительство дало множество поводов для недоверия. Осенью 1997 года при рассмотрении бюджета, который определяет экономическую программу на следующий год, казалось, правительству не избежать отставки. 

7 октября представители КПРФ заявили, что собрали 146 подписей в поддержку вотума недоверия правительству (которое в соответствии с законом должно быть рассмотрено в течение недели). 8 октября Дума вынесла отрицательную оценку работе правительства за 1997 год. Логично было бы сделать следующий шаг — не рассматривать 9 октября бюджет правительства, которому собираешься выразить недоверие, а начать голосование за недоверие. Именно такую схему и предложило “Яблоко”. 

Однако, как и следовало ожидать, коммунисты, аграрии и “Народовластие” отказались выразить недоверие правительству Черномырдина-Чубайса и отложили рассмотрение вопроса на неделю. А бюджет, несмотря на то, что оценивался всеми фракциями крайне отрицательно, левые отправили в согласительную комиссию, подтвердив тем самым готовность к торгу. 

“Яблоко” в соответствии с законом внесло на рассмотрение Думы проект постановления, который предусматривал отклонение бюджета и выражение вотума недоверия Правительству. Эта точка зрения поддержки не получила. 

Через неделю фракция КПРФ внесла на голосование проект постановления о вотуме недоверия с преамбулой о смене политического курса, которая, было ясно заведомо, не могла устроить демократически ориентированных депутатов. Так коммунисты собирались убить двух зайцев: проголосовать за недоверие, но не довести до него. Предвидя такое развитие событий, фракция “Яблоко” внесла свой, чисто технический, проект постановления. При голосовании проекта “Яблока” никак не определить свою позицию по отношению к правительству было бы невозможно. Голосование же неизбежно привело бы к отставке правительства Черномырдина или роспуск Думы. И тут зазвонил телефон... 

Ход событий нарушило сообщение спикера Думы о телефонном звонке Б. Ельцина с призывом к Думе пойти на мировую. Левые провели решение о переносе вопроса о недоверии еще на неделю. За это время состоялась встреча Президента с лидерами фракций Думы. Президент удовлетворил требования левой оппозиции: время на гостелевидении, парламентскую газету - то есть частные просьбы и ходатайства. 

Ельцин также поддержал идею восстановления обесценившихся в 1991-96 гг. сбережений граждан, снижения тарифов на коммунальные услуги. Такая позиция вызывает одобрение, однако, исполнение этих и любых других обещаний сомнительно потому, что будет возложено на то же самое Правительство, которое уже доказало свою неспособность решать острейшие проблемы страны. 

На взгляд “Яблока”, единственным существенным требованием в период кризиса власти могло быть требование отзыва правительством несуразного Налогового кодекса из Думы, что свидетельствовало бы о готовности правительства на первый шаг к действительно серьезному изменению курса. Президент поручил кабинету министров отозвать документ, однако Черномырдин фактически отказался выполнить прямое поручение Президента. Таким образом, “компромисс”, достигнутый благодаря вмешательству Президента, не имел отношения к деятельности правительства (то есть к существу рассматриваемого вопроса – о недоверии) и не решил ни одной реальной проблемы. 

Тем не менее, левое большинство 22 октября прекратило процедуру недоверия. Руководство КПРФ объявило, что 146 коммунистов, инициировавших процесс, отозвало свои подписи. “Яблоко” же подтвердило свою позицию по недоверию. И в этом нет никакой каверзы, позиция "Яблока" проста и последовательна: ни одна из содержательных претензий удовлетворена не была. И еще – правительство никуда не годится не потому, что дает плохие обещания, а потому, что не умеет выполнять хорошие. 

На этом история с недоверием для коммунистической оппозиции завершилась. Можно долго метаться между Черномырдиным и избирателями и морочить людям голову. Долго, но не бесконечно. В декабре все левые фракции проголосовали в первом и втором чтении за проект правительственного бюджета, доходы которого на 70-90 трлн. руб. являются “дутыми”, который консервирует нынешнюю ситуацию, и ни в каком случае не может являться бюджетом экономического роста. 

Итак, Дума не захотела изменить политику правительства. Реально это может произойти лишь через два года, когда будет избрана новая Дума. Пока же любые серьезные перемены маловероятны, потому что несут угрозу системе неформальных кадрово-финансовых связей, которые завязались вокруг Кремля в последние годы. 

 

2. Кто за что выступает в Думе

Если бы у нас не было таких Президента и правительства, то коммунисты и жириновцы должны были бы их выдумать: российские руководители делают, кажется, все, чтобы создать повод для самой жесткой критики. При нынешнем руководстве ЛДПР, КПРФ и им подобные будут выигрывать выборы. 

"Яблоко" утверждает, что их горлопанская критика не рассчитана на реальное изменение политики и более того, является соглашательством и лишь укрепляет режим. Мы видели это выше по вопросу о бюджете и отставке кабинета Черномырдина. 

Нелегко сопоставить громкие заявления и тихие голосования левых, однако, внимательный наблюдатель сможет увидеть, что левые, как и жириновцы, всегда договариваются с властью по самым важным вопросам. Так в результате голосования КПРФ была распущена комиссия Думы по расследованию событий октября 1993 года, так левые поддерживали преступную Чеченскую войну в 1994-95-ом, так снова утвердили премьером Черномырдина в 96-ом, так блокировали вотум недоверия правительству в 1995 и 1997, так принимали провальные бюджеты-94,-97, 98. 

Не важно, существует ли на самом деле тайный сговор Зюганова и Черномырдина. Важно то, что их союз работает, потому что выгоден им всем как допущенным к “пирогу”. Потому что у них похожее мышление, одинаковые устремления и общее коммунистическое прошлое. И еще потому, что они не связывают себя такими понятиями, как последовательность и ответственность. А люди, выросшие при прежней власти и обиженные властью новой, и завтра будут голосовать за левую оппозицию. Она, получив большинство и повторяя, как любит это делать г-н Зюганов, что “дети едят отрубя”, будет поддерживать существующий порядок вещей. Потому что, чем больше нищих в стране, тем больше сторонников у коммунистов. 

Итак, в 1996 году коммунисты сначала принимают невыполнимый бюджет. Потом критикуют правительство за невыплаченные зарплаты и пенсии. Потом защищают премьера, личное состояние которого газеты оценивают в 5 млрд. долларов, что составляет чуть не половину задолженности трудящимся. Потом возглавляют тех же трудящихся на акции протеста 27 марта. И снова переходят на сторону правительства, и встают на защиту черномырдинского Газпрома. 

После публикации в газете “Известия” о пятимиллиардах (личного состояния, в долларах) Черномырдина, Виктор Степанович через своего пресс-секретаря небрежно бросил, мол, не стоит ни внимания, ни суда. “Яблоко” на заседании Думы предложила сделать протокольную запись с просьбой премьеру подать декларацию об имуществе. Вот выдержка из стенограммы обсуждения: 

Алексей Митрофанов (ЛДПР): Я предлагаю никаких протокольных записей не делать. Но раз господин Иваненко из “Яблоко” — большой демократ, давайте поставим это на голосование и сейчас завалим. Никаких протокольных записей. По каким-то подметным письмам или заявлениям. Вы что, шутите что ли? 

Сергей Фалалеев (КПРФ): Уважаемые коллеги! В стране действует уже полгода закон ”О государственной службе”, который предусматривает при вступлении на государственную службу декларировать свои доходы, а также ежегодно это делать каждому государственному служащему. Это общий вопрос, поэтому я не вижу в общем-то необходимости частный случай какой-то рассматривать. Есть предложение запросить налоговую службу вообще, сколько госслужащих продекларировало свои доходы по итогам двух лет. 

Почему вдруг материал газеты “Известия” назвали “подметным письмом”? Какое отношение к декларации об имуществе имеет непринятый закон о правительстве и неработающий закон о госслужбе? Почему КПРФ отказывается рассмотреть “частный случай” коррумпированности, учитывая, что этот случай – с премьером? При чем тут декларация о доходах, если нужна декларация об имуществе? И, наконец, если это не защита коррупции на парламентском уровне, то что это? 

Другой случай, ясности в отношении которого "Яблоко" все же добилось. Зима-весна 1997-го, на 9 триллионов не сходится финансовый отчет "Газпрома", а КПРФ отказывается голосовать за его проверку Счетной палатой. 

Пять раз “Яблоко” предлагало Думы принять такое решение и пять раз голосует почти в одиночестве. При этом подобных постановлений Дума принимает по нескольку штук в день. Чего только ни проверяют: областные администрации, ведомства, зверохозяйства... А как Газпром - так нет: плечом к плечу стоят и белые и красные! 

Из стенограммы заседания Совета Думы 6 февраля 1997 года: 

Попкович Р.С. (НДР): ... Я считаю, что по этому вопросу нужно обязательно поговорить с фракцией. Не потому, что мы “Наш дом”, а потому что это единственная организация, которая бесплатно сейчас снабжает газом и всем остальным! (sic!) и снова наносить удар по Газпрому “Яблоку”, которое наносит удар по правительству! Нельзя сейчас этого делать! 

Лукьянов А.И. (КПРФ): Это просто задание Международного валютного фонда о разгроме и разделении Газпрома - вот и все! 

Как напоминает утверждение представителя НДР реакцию проворовавшегося завскладом: проверка воспринимается как удар. Но и товарища из КПРФ не смущает, что он защищает тех, кто, очень похоже, обкрадывает страну и вывозит капиталы за рубеж. 

На шестой раз “Яблоко” добилось проверки, которая на сегодняшний день дала следующие результаты: трастовый договор давал право председателю правления Рэму Вяхиреву выкупить 35% акций Газпрома, на собрании акционеров представитель правительства не раз голосовал против перечисления средств Газпрома в бюджет: в целом - государство почти полностью утратило контроль за естественными монополиями.

 

3. Интеграция стран СНГ 

В 1991 году под руководством Бориса Ельцина завершился процесс распада СССР. Неумело и наспех созданный вскоре Союз Независимых государств так и не заработал, у российской исполнительной власти все еще нет продуманной интеграционной политики в СНГ.  

"Яблоко" с 1991 года предлагает следующую схему – основой интеграции должен стать экономический союз, в котором нуждаются все страны СНГ. Экономика "потащит" за собой социальную и политическую сферы, а не наоборот. Но делая ставку на политические союзы (в угоду текущему моменту, типа союза России-Беларуси-96-98) страны СНГ рискуют скомпроментировать идею объединения в принципе. 

Объединение народов бывшего СССР – тема болезненная, и ровно настолько же опасная, насколько политически выгодная. Это хорошо понимали коммунисты, которые, в 1996 г. в преддверии президентских выборов, манипулируя разного рода соображениями, пытались простым нажатием кнопок восстановить Советский Союз. Однако все свелось к постановлению “Об углублении интеграции народов, объединявшихся в Союз ССР, и отмене постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года” (известного как постановление о денонсации Беловежских соглашений. Одним из вариантов развития событий в администрации Президента был вариант Коржакова по роспуску парламента. 8 марта войска блокировали Думу.) Вот и вся интеграция. 

В интересах избирательной кампании Ельцина требовалось исправить (или хотя бы выразить готовность исправить) три его главные ошибки. Нужно было остановить войну в Чечне, отдать долги по зарплатам и пенсиям и начать процесс сближения бывших республик СССР. Рассчитывая перехватить инициативу у коммунистов, к созданию некоего наднационального образования с Республикой Беларусь и Казахстаном приступил и Борис Ельцин. Но никто не объяснил гражданам России и Белоруссии, какой объем власти должен перейти к этому новоделу, не предусмотренному их Конституциями? Ни то, каким дополнительным бременем ляжет на плечи налогоплательщика их новый “общий бюджет”? В этом абсурде отчетливо проступает размашистый почерк Беловежской пущи. Тогда ведь тоже, не раздумывая и не советуясь с народами, одним ударом рассыпали великую страну. Теперь возомнили, что столь же лихим кавалерийским набегом можно ее возродить. И снова никто не думает о последствиях. 

Что может объединить народы, после того как их политики получили “столько суверенитета, сколько хотели”? Если что-то соединяет нас, то это, во-первых, экономика, и во-вторых, то притяжение, которое создается общей культурой, традициями, связями. Не импульсивные “декреты” Ельцина и Зюганова, а экономика и гражданское общество — вот те силы, которые до сих пор хоть как-то поддерживают единство пространства бывшего СССР. 

“Яблоко” наиболее последовательно отстаивает развитие в России нормальной (а не декларативной) экономики, реального гражданского общества и подлинной (а не “телевизионно-образцово-показательной”) культуры. Поэтому именно “Яблоко” и может добиться реальной интеграции. 

Каковы главные цели “Яблока” в этой области? Прежде всего отстаивать развитие свободного общества, демократии и соблюдения прав человека во всех странах бывшего СССР. (Если страны имеют сильно различающиеся политические режимы — как же они смогут объединиться, или хотя бы наладить в отношениях друг с другом доверие и взаимопонимание). Добиваться создания работающих экономических структур между новыми независимыми государствами. 

Противопоставляя безответственному популизму новоявленных собирателей земель реальную программу интеграции, “Яблоко” предложило ряд малых, но предельно конкретных шагов, основанных на Договоре об Экономическом Сообществе, подготовленном Явлинским и его товарищами еще в 1991 году и подписанном 10 республиками в октябре 1991 г. Поэтапное движение вперед на каждом из этих направлений, согласованное с подавляющим большинством стран СНГ, должно было привести к созданию надежного фундамента их будущей интеграции. 

“Яблоко” признает, что помощь Белоруссии, которая находится в очень тяжелом экономическом положении, на первом этапе интеграции не принесет положительных результатов для экономики самой России. Однако Белоруссия, с ее высококвалифицированным населением, способна на быстрые темпы экономического развития. Даже небольшая помощь с российской стороны гарантирует стремительное развитие Белоруссии, так что обузой для России республика не станет. На тех экономических и “стратегических” выгодах, которые Россия при этом получит, она сэкономит гораздо больше, чем потеряет. Кроме того, проблемы безопасности, непростые отношения, которые складываются у России с Прибалтикой и Украиной, делают нашу страну чрезвычайно заинтересованной в развитии дружеских связей с Белоруссией, которая может стать для нее “мостом” в Европу. 

Тем не менее, “Яблоко” первым поставило под сомнение успех российско-белорусской интеграции, связав его с внутриполитическим положением Беларуси. Лукашенко ведет себя как политик, стремящийся к авторитарной власти, чему противостоит часть общества и политической элиты Белоруссии. Таким образом, будучи на словах активнейшим сторонником интеграции, Лукашенко на деле укрепляет оппозицию этому процессу. 

Во время конфликта Лукашенко с Верховным Советом из-за проекта Конституции, дающей президенту бесконтрольную власть, фракция “Яблоко” категорически возражала против выступления Лукашенко в российским парламенте. Оно означало бы вмешательство Москвы во внутренние дела республики Беларусь и одобрение политики Лукашенко. Но так как это решение под давлением левого большинства Думы все-таки было принято, "Яблоко" в полном составе покинула зал заседаний в знак протеста. 

“Мы убеждены, - говорилось в заявлении фракции “Яблоко” от 13 ноября 1996 года, — Лукашенко и его окружение, учитывая их возможности, методы, которыми они действуют, не смогут обеспечить реальной интеграции двух стран. К большому сожалению, и в российском руководстве нет сегодня людей, способных к таким ответственным и сложным процессам. В результате сама идея интеграции будет окончательно дискредитирована, превращена в фарс и, в конечном итоге, обмануты надежды людей. Не политиканство, а экономика должна стать основой интеграции стран СНГ”. 

Позицию коммунистов и близких им фракций “Яблоко” расценило не только как предательство их коллег в белорусском парламенте (это, в конце концов, их дело), но и как свидетельство отказа от громогласно провозглашаемых ими принципов ограничения авторитарной власти и повышения роли представительных органов. Через два дня прогноз “Яблока” относительно авторитарности белорусского руководства подтвердился, когда Лукашенко незаконно отстранил от занимаемой должности председателя Центризбиркома республики Беларусь Виктора Гончара. 

В связи с этим инцидентом фракция “Яблоко” 15.11.96 внесла на рассмотрение Госдумы проект обращения к Лукашенко, в котором, в частности, предлагалось проявить уважение к действующей Конституции, “отменить ранее принятые неконституционные решения и вернуться к урегулированию политических проблем путем переговоров между ветвями власти”. Проект принят не был. 

Официальная поддержка Лукашенко со стороны Кремля и Думы, сближение национал-коммунистических сил и Кремля резко усилило позиции Лукашенко, который, прикупив интеграционную карту, “жесткой рукой” повел дело к подавлению одной части белорусского народа - другой. 

В Беларуси была практически разгромлена оппозиция, производились незаконные аресты, обыски, погромы частных предприятий и международных общественных организации, оказалась ограничена работа СМИ, остался неизбранным парламент. Лукашенко образовал парламент из своих сторонников в старом парламенте и назначил верхнюю палату. Целый ряд округов, депутаты от которых отказались входить в новый парламент, не были представлены. 

В знак протеста фракция “Яблоко” приняла решение участвовать в работе всех совместных российско-белорусских комиссий, но не поддерживать официальные политические решения до изменения положения дел с правами человека, политической оппозицией, парламентом в Белоруссии, защитой прав частной собственности и фундаментальных ценностей демократии. 

В результате работы администраций двух президентов были подготовлены проект Устава Союза и Договор о Союзе Беларуси и России, который существенным образом нарушал российскую Конституцию. В результате "всенародного обсуждения" сути этих документов большинство россиян не знало (до 80% граждан по опросам Всероссийского Центра Изучения общественного мнения, ВЦИОМ). 

В заявлении Объединения “Яблоко” по поводу конкретных договоренностей говорилось, что политика Лукашенко является главным тормозом на пути реальной интеграции. “Яблоко” полагало недопустимым возобновление переговоров по практическим шагам интеграции до тех пор, пока Президент Беларуси не освободит всех граждан, арестованных по политическим мотивам, не создаст гарантий деятельности оппозиции, ее доступа к СМИ республики, не восстановит в полном объеме работу российских журналистов на территории Беларуси. Ратификация документов могла бы состояться только после появления там демократически избранного парламента. Политические перспективы и экономическая эффективность такого Союза оценивались как нулевые и дискредитирующие саму идею интеграции. К тому же, как Лукашенко, так и российские реакционеры в своей интеграционной риторике аппелируют не к будущему, а исключительно к безвозвратно ушедшему прошлому. 

В ходе всенародного обсуждения проекта Устава Объединение “Яблоко” внесло подготовленный фракцией проект Договора об Экономическом Союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, который был опубликован федеральными российскими газетами. В основу документа легли идеи сближения хозяйственного законодательства и проведения согласованной политики в области предпринимательства, рынка товаров и услуг, транспорта, энергетики, информации, денежной и банковской системы, финансов, налогов и цен, рынка капитала и ценных бумаг, рынка труда, таможенных правил и тарифов, внешнеэкономических отношений и валютной политики, государственных научно-технических, инвестиционных, экологических, гуманитарных и иных программ. Документ получил положительные заключения юристов и целого ряда политических сил как в России, так и в Беларуси. 

В российском правительстве идея “Яблока” об экономической интеграции при сохранении экономической независимости понимания не нашла. Официальный Минск с ней также не согласился. В письме от 24 апреля, адресованном лидеру “Яблока” главой администрации Лукашенко М.Мясниковичем, он благодарил “Яблоко” за “стремление к продвижению интеграции между Беларусью и Россией”. В то же время глава администрации назвал “абсолютно неприемлемым” один из ключевых пунктов Договора — о распределении голосов при принятии решений в органах управления банковской системой пропорционально взносу в золотой запас и валютный резерв Банковского Союза.  

“В экономике, особенно при решении финансовых проблем принцип “одна страна — один голос” невозможен, - заявил Явлинский прессе. - Ответ Мясниковича можно расценивать либо как недостаточную серьезность в подходе к проблеме интеграции, либо как абсолютно непрофессиональную оценку экономических предложений проекта Договора.” 

Формулировка г-на Мясниковича свела на "нет" все разговоры о серьезных интеграционных намерениях белорусской стороны. Стало ясно, что официальный Минск пытается использовать Россию как инструмент продвижения Лукашенко на российский политический рынок. 

Последовательная линия “Яблока” нашла понимание и поддержку среди граждан Беларуси: 27 апреля в Смоленске состоялся учредительный Съезд Белорусской общественной организации “Объединения Яблоко” (“БелОЯ”). Выступая за самые тесные отношения с Россией, организация ставит своей задачей стать третьей силой между местными националистами и сторонниками Лукашенко, который на сегодняшний день “приватизировал” идею интеграции. 

Прогноз “Яблока” относительно бесперспективности Договора Ельцина-Лукашенко полностью подтвердился. Постоянная же подмена реальных политических событий различного рода демонстративными акциями не может не иметь пагубных последствий как для России, так и для Беларуси. 

Россия – Украина

Исходя из того, что только экономика может быть прочной основой интеграции стран СНГ, “Яблоко” – единственная фракция, выступила против политической линии большинства в Думе по закону “О прекращении раздела Черноморского флота” и Постановлению “Об обращении к парламенту Украины” (13.11.96), по которой Севастополь оставался чисто российским городом. 

Проблемы российского Черноморского флота в Севастополе — это вопросы национальной безопасности как России, так и Украины. “Тем не менее, — подчеркивалось в заявлении фракции, — мы убеждены, что разжигание территориальных споров может осложнить и без того непростые отношения двух государств, привести к прекращению диалога и подтолкнуть нашего соседа к политической ориентации на другие государства и военные союзы. Это шаги, направленные на отталкивание Украины от России”. 

Альтернативу конфронтационной политике Госдумы “Яблоко” видит в полномасштабном экономическом союзе России и Украины. Поэтапное движение вперед на этом направлении приведет к созданию надежного фундамента отношений России и Украины и снимет проблему статуса Севастополя. Так, после столетий войн через экономическую интеграцию стран Западной Европы была решена проблема Эльзаса и Лотарингии.

 

4. Чечня

Главный признак целостности страны — это желание граждан страны в ней жить. Невозможно силой заставить людей считать себя гражданами того или иного государства. Так полагает "Яблоко". 

Главный удар по целостности России нанесла попытка силой удержать народ. Наиболее впечатляющим и трагическим свидетельством бесперспективности подобного укрепления российской государственности стала Чеченская война. Само начало войны было самым серьезным государственным поражением России. А собственно военные действия мало что решали. Кадровая российская армия могла бы действовать более успешно — это лишь затянуло бы войну. 

“Преступная война” — эту оценку “Яблоко” дало 14 декабря 1994 года в день начала “операции по восстановлению конституционного порядка” в Чечне и не меняла вплоть до подписания мирного соглашения в Хасавюрте в августе 1996-го. Тогда была надежда, что война окончилась. Сегодня ясно: непрекращающиеся теракты — это ее продолжение. 

На протяжении всего 1996 года представители “Яблока” открыто призывали не только к безоговорочному прекращению огня, но и к организации совместного патрулирования при одновременном выводе войск, к проведению в Чечне свободных выборов и референдума о политическом статусе республики. Сегодня - эти предложения выглядят естественно и органично. Однако на фоне беспорядочной и крайне изменчивой политики федеральных властей 1994-96 гг. заявить подобную позицию публично до “Яблока” (отчасти — и “Выбора России”) не осмеливалось ни одно политическое движение общероссийского масштаба. Более того, именно после обнародования “Яблоком” его позиции план мирного урегулирования в Чечне стал предметом серьезных размышлений в обществе, и не только на уровне стихийных эмоций граждан и профессиональных оценок специалистов. 

В течение всего периода войны депутаты фракции и ее представители постоянно находились на территории Чечни, принимая участие в гуманитарных акциях, способствуя освобождению пленных. 

"Хасавюртские соглашения" остановили полномасштабную войну. Это был единственный правильный шаг. И тут же стало ясно - это не политика государства, это не линия власти на установление мира. Это едва ли не личная инициатива новоиспеченного секретаря СБ Александра Лебедя. 

2-го октября 96-го при обсуждении хасавюртовских соглашений еще раз стало ясно, что три четверти депутатов Думы выступают в явных или скрытых формах за продолжение войны в Чечне. “Яблоко” поддержало эти соглашения, потому что другого решения проблемы войны в тот момент не было. 

Значительная часть российского общества расценила соглашение с чеченской стороной как унизительные для России. Невозможно, однако, вести позорную войну и заключить такое соглашение о мире, которое звучало бы как победа. Что касается секретаря СБ, то фракция поддержала его шаг вне зависимости от того, было ли решение о мире вынужденным или свободным. 

С декабря 96-го по март 97-го Дума рассматривала варианты амнистии участникам чеченской войны. “Яблоко” выступало за принятие самого широкого законодательного акта об амнистии. Представленный на рассмотрение Государственной Думы проект постановления об амнистии требовал существенных доработок, так как не только не удовлетворял нравственным и политическим требованиям момента, а напротив, был способен внести в ситуацию лишь дополнительную политическую и правовую двусмысленность. 

Вместе с тем, сознавая всю опасность в создании прецедента “отложенной амнистии” (который связан как с непризнанием федеральными властями состояния войны и статуса военнопленных, так и с недостаточным контролем властей Чеченской Республики за ситуацией на своей территории) “Яблоко” поддержало проект постановления исходя из принципа “плохая амнистия лучше, чем никакая.” 

“Яблоко” полагает, что реальный путь к миру с Чечней лежит не только через политические договоренности и декларации высших руководителей, но, в первую очередь, через установление доверия между народами. А это возможно лишь в случае всеобъемлющего и открытого решения всех вопросов, касающихся пленных и пропавших без вести. 

В связи с этим следовало бы оказать Чечне необходимую помощь в получении официального международного признания, что отвечает воле народа Чечни, в ответ на обязательства по предоставлению гарантий со стороны Чеченской Республики по соблюдению основополагающих прав человека. 

Война нанесла ущерб сотням тысяч людей, и все они вправе рассчитывать на компенсацию со стороны российского правительства. Этот вопрос нуждается в тщательной экспертной проработке и должен быть решен посредством специального нормативного акта. Очень важно, чтобы компенсация попала действительно в руки тех, кто пострадал от войны. 

Правительство России должно иметь мужество признать послевоенные политические реалии, на их основе вырабатывать скоординированную и выполнимую программу экономического сотрудничества с Чеченской Республикой, исполнить уже взятые на себя обязательства и навсегда отказаться от силового авантюризма на словах и на деле. 

А целостность России обеспечит политика ответственности властей перед гражданами и законом. 

 

5. Расширение НАТО на восток

Тема расширения НАТО активно и даже агрессивно обсуждалась весь 1997 год политиками как ультра правого, так и левых направлений. Например, лидер коммунистов Зюганов определял североатлантический блок как “угрозу номер один” для России. 

“Яблоко” говорило с самого начала: шум вокруг НАТО во многом нацелен на то, чтобы отвлечь граждан от проблем безработицы, преступности, коррупции, невыплат зарплат и пенсий. В последние годы власть проявляет большую изобретательность в создании политических авралов - поводов для того, чтобы не заниматься серьезными экономическими проблемами. 

Так, 1991 год страна посвятила выборам Президента РСФСР, борьбе Ельцина и Горбачева, августовскому путчу, уничтожению СССР; 92-й — схватке Президента с парламентом, отставке правительства Гайдара; 93-й — референдуму “да-да-нет-да”, разгону парламента, октябрьскому кровопролитию в Москве, выборам в Думу; 95-й — выборам в Думу, 96-й — выборам Президента России. 

В последнее время российские политики часто говорят о расширении НАТО, но без всякой связи с реальной опасностью для страны, и уж точно вне связи с тем, что действительно волнует людей, живущих в России. Однако, в этом пункте интересы коммунистической оппозиции и “партии власти” вновь совпали, и протесты против НАТО получили чуть ли не “внутриполитическое” содержание: нагнетания единства в стране. 

Впервые тема НАТО всерьез зазвучала на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Тогда премьер и руководитель администрации Президента (г-н Чубайс) пытались уговорить западные страны отказаться от идеи расширения НАТО на восток, ссылаясь на угрозу нарастания напряженности внутри России и как следствие, роста влияния левой оппозиции. Геополитический интерес России в их речах как аргумент не присутствовал — так же как и раньше, пугали коммунистами. 

Расширение НАТО несет серьезную военную угрозу для России, хотя приближение любого военного блока к границам страны, которая не состоит в этом блоке, приводит к ее потенциальному ослаблению. Все же, с точки зрения "Яблока" — это не столько результат ошибок североатлантического блока, сколько следствие провалов в экономической, внутренней и внешней политике нынешней российской власти. 

Москва может настаивать на праве реального участия в принятии решений североатлантического блока. Григорий Явлинский в одном из обращений к кремлевским и правительственным чиновникам говорил: "Посмотрите на то, что происходит в стране, послушайте, как вы делаете заявления, противоречащие друг другу и здравому смыслу! Тогда вы поймете, почему вас, (именно вас, а не Россию!) не хотят подпускать к столу, за которым принимаются важные решения." 

В 1996-ом (перед президентскими выборами, когда мир сознательно запугивали приходом к власти коммунистов) жесткого отпора не получилось потому, что выступая против расширения НАТО публично, Чубайс в кулуарах заявлял, что протесты России формальны и направлены на недопущение к власти левой оппозиции. С точки зрения “Яблока”, противодействие существующим в НАТО механизмам военно-политической экспансии нужно осуществлять через эффективную систему внешнеполитических мер, а главное – через развитие российской экономики в соответствии с собственными интересами и здравым смыслом международного сотрудничества в условиях взаимной открытости. 

Нынешнее правительство не может с этим справиться по многим причинам. В том числе потому, что слишком “завязано” с отдельными финансово-бюрократическими структурами запада. И не только кредитами различных международных организаций, которые способствуют продолжению его беспомощной экономической политики, но и политической поддержкой курса ельцинской Москвы, который проводится последние несколько лет. 

Материал подготовлен пресс-службой фракции “Яблоко”