[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Алексей АРБАТОВ
Как помочь человеку с ружьем
"Время МН" , 8 августа 2001 г

Каждый солдат, идущий в бой, должен иметь в кармане книжечку

В осеннюю сессию Государственная дума собирается рассмотреть ряд законопроектов, связанных с Вооруженными силами России.

Мною и другим членом фракции "Яблоко" Сергеем Иваненко был подготовлен законопроект "О статусе участников боевых действий", поддержанный затем рядом членов думского комитета по обороне.

Вся предварительная работа проведена, состоялись поездки в зону боевых действий, где этот документ детально обсуждался непосредственно с теми людьми, которые являются объектом закона, то есть с участниками боевых действий. В настоящий момент законопроект пошел по большой рассылке с тем, чтобы в осеннюю сессию рассмотреть его в первом чтении. Большая рассылка - это комитеты, фракции, субъекты Федерации, правительство.

На первоначальный вариант этого законопроекта поступил официальный негативный отзыв правительства. Законопроект действительно был сырой, мы его в предварительном порядке отослали, чтобы сразу получить от правительства какую-то реакцию. Она, как и ожидалось, была отрицательной, но связана, боюсь, она была не только с многочисленными реально имевшими место недостатками этого первого сырого варианта, но и с основной концепцией, согласно которой обеспечение участников боевых действий и определение статуса участника боевых действий нужно поставить не на базу десятков нормативных актов, большая часть которых вообще засекречена, а на твердую, открытую, ясную законодательную основу с тем, чтобы каждый солдат, идущий в бой, имел маленькую книжечку в кармане и знал, что ему положено в том или ином случае.

Тот вариант, который имеется сейчас, был поддержан Советом Федерации. Но со стороны исполнительной власти вновь приходится ожидать жесткого сопротивления. Я думаю, что борьба предстоит тяжелая, и заранее предсказать легкую победу нельзя.

Министерство обороны, Министерство внутренних дел и все остальные структуры, которые непосредственно этим законом затрагиваются, будут против, подчиняясь решениям правительства и Министерства финансов. Хотя на уровне людей, на уровне войск и Вооруженных сил поддержка этого закона огромна. В армии, мы в этом убедились сами, закона этого ждут.

Почему его ждут? По тем же самым причинам, по которым сопротивляются правительство и Министерство финансов. Потому что этот закон устанавливает четкие правила обеспечения выплат, льгот и привилегий участникам боевых действий: финансовые и социальные вопросы, социальную защиту (обеспечение в случае ранения, увечья и обеспечение семьи в случае гибели) и условия, при которых вступает в действие этот закон.

Это все то, чего ждут люди, которым приходится жить и воевать, иногда и погибать в условиях боевых действий. И то, чего не хотят высокие чины в московских кабинетах, которые посылают людей на смерть. Им гораздо удобнее, чтобы царил произвол. Захотел - выплачиваю "боевые", не захотел - не выплачиваю. Механизма определения того, что начинаются боевые действия, нет. Там может воевать стотысячная армия, а боевые действия как бы и не начинались. Есть деньги - выплачиваем, кончились деньги - перестали выплачивать, объявили, что боевые действия закончились. А люди продолжают точно так же погибать. Конечно, это удобно, так же, как удобно угробить молодых ребят, а потом не нести ни материальной, ни социальной ответственности.

Поэтому я думаю, что сопротивление будет большое. Закон будет проходить тяжело. В нем есть, конечно, целый ряд и объективно трудных положений.

Во-первых, как определить наличие боевых действий? Мы пытались это делать с военной, с оперативно-тактической точки зрения. Это крайне тяжело. Потому что ситуаций великое множество, самых разных. И решено было отдать это на откуп командованию в каждом случае, в каждой конкретной "горячей точке". Чтобы на определенный период времени командование, исходя из местных условий, определяло перечень того, что относится к боевым действиям. И в соответствии с этим перечнем командиры частей и подразделений, которые выполняют боевые задания, направляли рапорты на соответствующие боевые выплаты и определение социальных и служебных льгот.

Определить отсюда, из Москвы, все многообразие боевых действий оказалось просто невозможно. Это и есть объективный момент, в связи с которым могут возникнуть трудности.

Другой объективный момент связан с тем, что сейчас общая тенденция в военной политике - и президента Путина, и председателя правительства Касьянова, и министра обороны Иванова - уходить от социальных льгот и переходить на денежные компенсации этих льгот. Но эта тенденция только намечается, и мы с ней в принципе не согласны.

В этом законе, к которому впоследствии присоединились все члены комитета Государственной думы по обороне и многие члены других комитетов, мы исходим из того, что останутся социальные льготы: льготы по выплате коммунальных услуг, жилья, льготы по медицинскому обеспечению, по проезду. Мы просто не видим возможности все это быстро перевести в денежную форму. Мы считаем, что все льготы, которые обеспечиваются на уровне местных бюджетов, должны так и дальше обеспечиваться, а компенсация регионам должна идти за счет межбюджетных отношений вместо нынешней тенденции - все льготы отменять и просто немножко увеличивать денежное довольствие. Это, как показывает опыт, совершенно себя не оправдывает. Здесь тоже возникнут серьезные споры, причем принципиальные: как же так, общая политика такая, а вы закон свой цепляете как бы за вчерашний день. Но заранее уйти от льгот и начать определять в денежной форме компенсации, когда они еще даже не определены всем военнослужащим, не говоря уж об участниках боевых действий, тоже не представляется возможным.

Мы обсуждали законопроект в Совете Федерации на комиссии по вопросам обороны и безопасности. Было очень много вопросов. На многие из них я ответил, в ряде случаев признал, что этот вопрос еще не решен, надо над ним дальше думать. Но в целом члены Совета Федерации поддержали наш законопроект с учетом того, что нужно дальше над ним работать, в том числе и совместно. На заседания рабочих групп приходили представители от Совета Федерации, мы заранее их приглашали.

Возможно, правда, сопротивление и внутри Думы. Определенные фракции просто возьмут под козырек и сделают так, как им правительство прикажет, невзирая на боевые действия, на гибель людей. У нас есть депутаты, которым на это глубоко наплевать. Но, кроме всего прочего, будут и столкновения интересов. Например, могут возникнуть сложности с Комитетом по делам ветеранов. Потому что Комитет по делам ветеранов очень рьяно борется, и совершенно правильно, за права ветеранов, особенно участников Великой Отечественной войны. А мы приравниваем фактически все льготы, компенсации, привилегии участников Великой Отечественной войны к льготам участников боевых действий, то есть локальных войн. Это вопрос опять-таки тяжелый и принципиально спорный.

Мое мнение таково (надеюсь, что "Яблоко" с ним согласится): для страны и общества, как и для политического руководства, есть большая разница - Великая Отечественная война или локальный конфликт, война в Афганистане, в Чечне и так далее. Здесь нет сомнений. Но мы исходили из того, что наш закон обращен непосредственно к участникам боевых действий, а для участников боевых действий, которых обстреливают в окопах, которые гибнут в сбитых вертолетах и на блокпостах, с человеческой точки зрения все равно, где они: на Курской дуге или под Урус-Мартаном. Они одинаково страдают, и, может быть, в известном смысле последним даже тяжелее, потому что вся страна не живет вместе с ними и не воюет вместе с ними, а живет совсем по-другому. А ведь условия в Грозном во время штурма были для его участников такие же, как под Сталинградом.

Короче, мы пошли по пути приравнивания их льгот и привилегий к правам и привилегиям ветеранов и участников Великой Отечественной войны и понимаем, что могут возникнуть серьезные сложности как с Комитетом по делам ветеранов, так и с ветеранскими организациями вне Думы, которые, может быть, будут упирать на другую сторону вопроса. Дескать, одно дело справедливая Великая Отечественная, совсем другое дело - Афганистан или Чечня. И по-своему они тоже будут правы.

В то же время нас должны поддержать и ОВР, и КПРФ. Надеемся также на поддержку части депутатов фракции СПС. Думается, мы можем набрать очень большое число поддерживающих этот законопроект. Я в принципе не возлагаю на коммунистов больших надежд, это не наши союзники, но мне трудно представить, что коммунисты будут против. Ясно, что "Единство" будет выступать против, что Жириновский будет выступать против под тем или иным предлогом. Но ОВР и "Регионы России", я думаю, все-таки являются потенциальными сторонниками этого закона. Если только их внимание не привлечет какая-то отдельная его статья (скажем, о социальных льготах), бремя которой ложится на местные бюджеты. "Регионы России", представленные депутатами от округов, могут сказать: "Нет, пускай это все компенсирует федеральный бюджет".

Впрочем, мы (я имею в виду "Яблоко") уже начали готовить альтернативный военный бюджет. Мы считаем, что у военной политики нового руководства - и государства, и Минобороны - есть немало позитивных шагов. Но все эти шаги очень небольшие. А вот негативные шаги немалые.

Один из них - это задуманная перестройка структуры Вооруженных сил, которая фактически разваливает наше стратегическое ядерное сдерживание. Плоды этого мы видим в позиции США по вопросам ПРО и Договору по сокращению стратегических вооружений. Зачем американцам вести с нами какие-то переговоры, когда мы сами все сокращаем?

А вторая, может быть, еще более крупная негативная сторона нынешней политики состоит в том, что нет ровным счетом никакого продвижения по вопросу изменения принципа комплектования Вооруженных сил.

При Ельцине непоследовательно, худо-бедно, но все-таки как-то провозглашалась конечная цель перевода ВС на добровольно-контрактный принцип комплектования, даже принимались некоторые указы, которые, правда, не были воплощены в жизнь, но все-таки шевеление было. Сейчас же нынешнее руководство государства и Минобороны просто забыло эту тему. И страна не только не переходит на добровольно-контрактную армию, но, наоборот, мы видим движение в обратном направлении, принимаются меры по расширению призыва, по преследованию тех, кто уклоняется от призыва, несмотря на то, что запланировано сокращение армии, которое, по идее, должно предполагать сокращение призыва.

По законопроекту об альтернативной гражданской службе (АГС), необходимость принятия которого прописана в Конституции, фракция "Яблоко" занимает также очень четкую позицию в пользу самого либерального варианта закона:

во-первых, потому что это соответствует идее демократических свобод гражданского общества и противоречит духу милитаризма, против которого мы всегда выступали и выступаем;

во-вторых, максимально либеральный закон об АГС будет, как бы с другого конца, снизу подталкивать к переходу на контрактно-добровольный принцип комплектования Вооруженных сил.

В подготовке такого законопроекта участвовал член фракции "Яблоко" в Госдуме первого и второго созывов Валерий Борщев.

В то же время мы поддерживаем разумный компромисс, понимая, что лучшее может быть врагом хорошего и идеал на практике недостижим.

При добровольной армии закон об АГС становится чисто символическим, не принципиальным законом. Если люди набираются в армию только добровольно, тогда и альтернативная служба теряет смысл.

Минобороны же внесло очень жесткий законопроект, который превращает АГС в стройбат в лучшем случае, а в худшем случае в штрафбат. Во-первых, сроки вдвое больше, чем сроки службы в армии. Во-вторых, если раньше у нас по разным медицинским, образовательным, семейным и прочим основаниям люди освобождались от службы в Вооруженных силах или получали отсрочку, то теперь заложена идея, что по всем этим основаниям они будут иметь право на АГС. То есть если раньше молодой кандидат наук получал отсрочку от военной службы, то теперь это будет являться основанием для того, чтобы он обратился за правом прохождения АГС и соответственно 48 месяцев работал санитаром где-то в отдаленном госпитале. Вот такие хитрые повороты внесены в новый законопроект.

Минобороновский вариант рассматривался в нашем комитете. Мнения там разделились, но большинство членов комитета, в том числе его председатель Андрей Николаев, поддерживают позицию Минобороны. Они, правда, ее пытаются смягчить, гибко подходят к наиболее одиозным положениям. Но все-таки, как ни перекрашивай, общая направленность остается та же.

В варианте Минобороны, например, АГС проходят помимо места жительства (жить в казармах), в том числе и в Вооруженных силах, только не с оружием в руках, а на вспомогательных работах. Стройбат, например, под это можно подтянуть всегда. К тому же там предусмотрено четыре года службы.

А мы считаем, что продолжительность АГС должна ставиться в зависимость от условий службы. Если человек проходит службу по месту жительства, живет дома, то можно сделать полтора срока. Если он проходит ее далеко от дома (если, например, в родной деревне нет таких общественных работ) и вынужден жить в общежитии, в казармах, тогда продолжительность АГС не должна превышать срока военной службы, то есть двух лет.

Ведь АГС не должна быть наказанием, это сознательная помощь обществу там, где есть огромная потребность в такой помощи. Причем потребность, на мой взгляд, более острая и жгучая, чем потребность в полном укомплектовании некоторых видов Вооруженных сил в наше мирное время.

И, наконец, хочу сказать еще об одной нашей законодательной инициативе. "Яблоко" намерено также предложить поправку в действующий закон "О воинской обязанности и военной службе". Согласно поправке, призывник имеет право официально заявить о намерении проходить вместо двухгодичной службы по призыву службу по контракту в течение трех лет. Таким образом, можно будет плавно переходить на формирование контрактной армии.

"Время МН" , 8 августа 2001 г

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Оригинал статьи

Тема:"Оборонная политика"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика