[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Александр Водолазов
Генеральская альтернатива
В казарму за недоказанностью или в тюрьму за уклонение. Два пути молодого пацифиста в России
"Новое время", 24 февраля 2002 года

 

14 февраля со второго захода правительство одобрило так называемый интегрированный законопроект об альтернативной гражданской службе (АГС). Интеграции подлежали совместный проект Эдуарда Воробьева (Союз правых сил) и Владимира Лысенко («Регионы России»), а также проект Генерального штаба.

Сама необходимость такой работы возникла после того, как в конце января случился скандал: начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин, воспользовавшись болезнью министра обороны Сергея Иванова, внес на заседание правительства собственный вариант закона, а все прочие предложил считать «глупостью».

Согласно его варианту, который «яблочник» Алексей Арбатов назвал «людоедским», «альтернативщик» так или иначе оказывается все в той же армии, да еще с двойным сроком прохождения службы. Говорят, что проект Квашнина вызвал ярость премьера, и он поручил правительству вместе с Генштабом изготовить тот самый «интегрированный», что и было сделано с двух попыток.

Самые смелые центральные газеты на следующий день поспешили назвать законопроект «либеральным». Те, что поосторожнее, – «довольно либеральным». Но одна пошла дальше всех: «Наше общество сделало шаг вперед в направлении цивилизованного общества».

Всех их, судя по всему, сбил с толку тот факт, что теперь во главе «альтернативного» процесса поставлен «гражданский» министр труда, он же либерал Александр Починок. Это, несомненно, должно понравиться Европе, но вряд ли обманет внимательного россиянина, который-то уж знает, по каким весовым категориям проходят у нас генералы и либералы и за кем остается последнее слово.

Генеральско-либеральный компромисс

По словам Александра Починка, компромисс был достигнут по всем важнейшим разделам документа, и он «должен поблагодарить за чрезвычайно конструктивную работу прежде всего Генеральный штаб и Министерство обороны».

Среди «важнейших» компромиссов министр отметил прохождение АГС по месту жительства, возможность «альтернативщику» поступать в учебные заведения, а также срок прохождения службы, который должен быть в два раза больше военной. Законопроект предполагает также создание нового «структурного органа для руководства АГС».

Правительство настолько удовлетворено результатами компромисса, что просит депутатов Государственной думы поддержать документ, более того – выйти с единым законопроектом. По словам Починка, часть депутатов уже согласна, авторов остальных проектов «будем уговаривать».

«Остальные» – это председатель Комитета по обороне Госдумы Андрей Николаев и член фракции «Союз правых сил» Владимир Семенов. Проект первого из них депутат Юлий Рыбаков назвал драконовским. По его словам, предполагается создать нечто вроде вспомогательных трудовых армий при Вооруженных силах, до чего со времен товарища Троцкого никто еще не додумывался. Николаевский вариант предполагает четырехгодичную АГС и вводит прямой и жесткий запрет на прохождение службы по месту жительства.

Законопроект Владимира Семенова наиболее либеральный, потому и не имеет шансов на прохождение в Думе. Сам автор простодушно признает, что его цель – «сократить призыв на военную службу».

Между тем для чувства глубокого удовлетворения, которое на всех телеканалах и в прессе демонстрирует министр труда, нет ровным счетом никаких оснований. Хотя бы потому, что его собственные комментарии и комментарии генералов явно противоречат друг другу, особенно в том, что касается принципа получения права на «альтернативку». Так все-таки он заявительный или доказательный (а это и есть самое главное в законе)?

Вот как мудрено это выглядит у Починка: «Вы знаете, это очень сложный вопрос. Действительно, было бы наивно требовать, чтобы он взял большую красивую справку, скажем, от Адвентистов седьмого дня, что ему нельзя служить в армии. Но в то же время комиссия должна поговорить с призывником, должна убедиться, что это его искреннее убеждение, должна, по меньшей мере, проверить... Она имеет право отказать, но в этом случае молодой человек может подать в суд, апеллировать к суду... А беспристрастнее суда, по-моему, нет у нас органа».

Из сказанного министром можно понять следующее. Починок в силу либерального происхождения стесняется произнести слово «доказательный», потому, повязанный государственной должностью и «компромиссом» с Министерством обороны, сам ведет себя как несмышленый призывник или как заложник под дулом автомата. Что касается его веры в суд, по-прежнему «советский и самый гуманный в мире», то спорить с Починком не хочется.

В отличие от гражданского министра-заложника, замначальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба, генерал-лейтенант Василий Смирнов не скрывает, что принцип именно доказательный, и суть его поясняет по- армейски четко: «Заявление с подробным рассказом о том, почему претендент на АГС хочет этого. Надо будет добавить заявления людей, способных подтвердить приведенные призывником факты, характеристики с места работы, учебы». Ну и дальше про все те же «беседы», суд и т.п.

Пацифист в России больше чем пацифист

Тут, конечно, во всем виновата Европа, по давлением которой и была втиснута в конституцию пункт 3 статьи 59. А коли Европа, то на защиту статьи грудью встали демократы, которые теперь называют себя правыми и либералами. На манер сталинского академика Лысенко они хотят к тоталитарному дубу привить благоухающие цветы правового государства и гражданского общества (ровным счетом ничего не делая с самим дубом).

И тут возникает масса вопросов. Например, такой. Известно, что альтернативная гражданская служба есть в тех странах, где действует принцип обязательной воинской повинности. В большинстве стран Европы он есть, а в США, где армия на контракте, «альтернативки», естественно, вообще нет.

Россия одновременно хочет следовать европейским стандартам и комплектовать армию, как Соединенные Штаты. Что получается? Через два-три года закон об АГС вступит в силу, лет пять уйдет на его отработку, а там как раз наступит 2010 год, когда российская армия должна стать чисто профессиональной. Что на уме у президента и Генштаба: будут они отменять рожденную в муках «альтернативку» или окончательно «зароют» идею профессиональной армии?

Или вот еще вопрос. В Европе пацифист идет на альтернативную службу не потому, что в армии хуже (в тамошней армии и сытнее, и лучше, чем на нашей гражданке), а потому, что его Бог ему не позволяет. Ему не надо (да и невозможно) это доказывать. Так наши либералы вот этого хотят для России? Ради этого вот уже почти десять лет столько скандалов и шума? И все из-за сотни-другой религиозных сектантов? Да пусть тысяча – уверен, ни у правительства, ни у Генштаба не было бы возражений против «альтернативки» для этих чудаков. Но почему же генералитет начинает трясти при одном упоминании о пацифистах (по их – «лжепацифисты»)?

Да все очень просто. Потому что пацифист в какой-нибудь Богом благословенной Голландии и пацифист в России, не вылезшей до сих пор из рабства, – не одно и то же.

Там он в согласии с Богом и государством. Здесь же государство в худшем случае гонит его на преступную войну, заставляет убивать соотечественников, в лучшем – заставляет два года провести в армейском ГУЛАГе.

Пацифист в России – это тот, кто отказывается участвовать в «новогодних штурмах» в честь дня рождения «лучшего министра обороны» и погибать «с улыбкой на устах», кто не желает участвовать в зачистках Самашек, в обстрелах «градами» мирных населенных пунктов, кто не хочет сносить мордобой от полковника Буданова за отказ выполнять преступный приказ, кто, наконец, не хочет быть убитым, покалеченным если не в Чечне, то в собственной казарме. Впрочем, последнее – вряд ли пацифизм, это элементарный инстинкт самосохранения.

Тюрьма или казарма?

Год назад я задал прямой вопрос Юлию Рыбакову, автору одного из первых законопроектов об АГС: «Скажите честно, в ваших инициативах присутствует вот этот мотив – защитить детей от армейского беспредела?». Он так же прямо ответил: «Да, безусловно». И привел красноречивую статистику: «В России примерно 600 человек, претендующих на прохождение АГС. Из них лишь считаные единицы через суд добились права не брать в руки оружие, не служить в армии. Но ровно столько же «уклонистов» сидят за решеткой».

Иными словами, ни военкоматы, ни суды не имели четких ориентиров. Каждый решал, как бог на душу положит. Теперь подспорьем им станет закон об АГС с его главным принципом: «А ты докажи, что твои убеждения не позволяют брать в руки оружие!» Дело даже не в том, что заставляют доказывать, а в том – кому?

Будущий «структурный орган», о котором смутно упомянуто в законопроекте, это еще вилами на воде... А вот то, что в соответствии с законом о воинской обязанности направление на АГС будут осуществлять все те же призывные комиссии, – это факт. Именно они будут «изучать документы» и «проводить беседы». То есть доказывать придется все той же армии, которая заранее уже считает пацифиста предателем и изменником, то есть «лжепацифистом».

Но именно это уже и было в российской практике, о чем свидетельствует трагическая судьба молодого обнинского физика Дмитрия Неверовского, его отказ от военной службы в знак протеста против войны в Чечне и милитаризма, перманентные суды, заключения в СИЗО.

Так что доказательный принцип – это ловушка, в которую заманивают безусых пацанов, чтобы получить от них фактически добровольное признание, результатом которого будет статья или за измену Родине, или за уклонение от прохождения военной службы. Тут уж как прокуроры расстараются...

Какой выбор остается пацифисту?.. В казарму – за недоказанностью или в тюрьму – за уклонение.

Но будь закон принят в его нынешнем виде, общество ожидают и другие сюрпризы. Генералы, что ни говори, действительно с бухгалтерской точностью уравняли тяготы срочной и альтернативной служб. Вместо ликвидации одной свинцовой мерзости создается другая с альтернативой для родителей: за какую платить все те же 5000 дол. (данные Немцова по Москве).

Так что не исключено, что появится новый (альтернативный гражданский) бизнес. Родители будут устраивать сыновей на АГС, а затем оплачивать их четырехлетний «отпуск». То есть сын как бы числится в «альтернативке», а сам в это время живет полнокровной жизнью.

Таким образом, закон предоставит не только лазейку для «косящих», но и создаст дополнительную «кормушку» для новой чиновничьей структуры. Как мы помним, в законопроекте таковая уже предусмотрена. Там, где раньше паслись одни военкомы, смогут нагуливать жирок и гражданские чиновники.

"Новое время", 24 февраля 2002 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Оригинал статьи

Игорь Артемьев считает, что закон об альтернативной службе "поднят лишь для того, чтобы снять проблему введения профессиональной армии" АБН, 28.02.2002

Эта безальтернативная альтернатива Сергей Митрофанов, СМИ.Ру, 14 февраля 2002 года

Раздел "Оборонная политика"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика