[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Зарина Хисамова
Весенний привод
Эксперт, N17 (324) от 29 апреля 2002

Хорошие солдаты стоят дорого, а плохие солдаты - еще дороже. В российском обществе обсуждаются четыре подхода к определению стоимости каждого солдата и армии в целом, и побеждает самый дешевый вариант

Весна для военных всегда означала активизацию боевых действий. Сегодня российская армия ведет сразу несколько весенних кампаний, и борьба с моджахедами на Кавказе - далеко не самая главная.

В коридорах власти и на страницах прессы продолжаются ожесточенные бои по поводу альтернативной гражданской службы, сроков солдатской службы и отмены студенческих отсрочек от призыва. Разворачивается и самая тяжелая из весенних кампаний - собственно весенний призыв. Военкоматы вместе с милицией гоняются за уклоняющимися от выполнения священного долга юношами. Параллельно то там, то сям проводятся операции по отлову дезертиров - то есть тех, кого военкоматы сумели-таки заставить надеть военную форму и взять в руки автомат. Теперь этим юношам есть чем отстреливаться от властей.

Конфуций сказал: "Из хорошего железа не делают гвоздей, из хороших людей не делают солдат". Действительно, долгое время главным было загнать людей на поле боя. Полчища Чингисхана вообще на три четверти состояли из представителей покоренных народов, и очень хорошо все получалось. Сегодняшняя армия не может позволить себе иметь плохих солдат - им нельзя доверить автомат или пушку, их опасно пускать в ракетный бункер, в подводную лодку или на самолет. Российская армия позволяет - каждый девятый(!) боец из осеннего призыва прошлого года имел судимость, почти половина новобранцев на момент призыва нигде не училась и не работала, каждый пятый не имел среднего образования. Данные о наркомании, алкоголизме и состоянии здоровья воинов приводятся очень разные, от печальных до чудовищных.

"А где взять хороших солдат?" - задают вопрос генералы и приводят цифры: 85% юношей пользуются отсрочкой в связи с учебой. В этом году список имеющих право на отсрочку пополнился еще священнослужителями, выпускниками школ нынешнего года и учащимися ПТУ моложе двадцати лет. Кроме того, три с половиной дивизии можно составить из сорока тысяч уклонистов.

Однако вот совпадение: ровно сорок же тысяч жалоб поступило в прошлом году в комитеты солдатских матерей - от мальчиков, которых в армии обижают. Само появление таких комитетов свидетельствует о катастрофическом разрыве внутри армии - между солдатами и офицерами. Солдатская масса живет сама по себе, по законам самоуправления: старшие как могут руководят младшими, а устав тут вообще ни при чем. Офицеры давно уже делегировали свои воспитательные функции "дедам" и удалились из казарм. Жаловаться некому, только маме.

Генералы, впрочем, не видят в этом большой проблемы. "Неуставные отношения есть и в МГУ, и в ПТУ. Есть они и в армии, так как падает общеобразовательный уровень солдат и сержантов", - говорит замначальника Генштаба, начальник Главного мобилизационно-организационного управления генерал-полковник Владислав Путилин. И добавляет: "Чтобы за шесть месяцев сломать психологию мирного человека, научить его искусству убивать, нужны достаточно жесткие методы. Я не идеализирую нашу армию, но и в американской, и в английской армии сержанты и фельдфебели пользуются достаточно жесткими методами". Он только не сказал, что там и сержанты, и фельдфебели - профессионалы, и им не по девятнадцать лет.

Надо признать, правда, что "дедовщина" действительно не главный вопрос. Даже если в казармах будет наведен порядок и солдат будут меньше бить и больше кормить, проблему комплектования и - шире - реформирования армии это не решит. Регулярная армия в нынешних условиях и при нынешнем уровне техники и вооружений может быть только профессиональной и только добровольной - с этим сейчас уже никто не спорит. Должен быть и мобилизационный резерв на случай большой войны, а потому всякий здоровый мужчина должен быть обучен и готов защитить родину.

Численность, укомплектованность и боеспособность российской армии является военной тайной, и мы можем оперировать в основном оценочными данными, однако необходимость срочных мер по усилению армии очевидна. В годовом послании президента России Владимира Путина парламенту военная реформа и переход к профессиональной армии названы в числе "безусловных приоритетов".

Вариант Генштаба

Сейчас в российском обществе обсуждаются четыре варианта решения проблемы укомплектования армии. По понятным причинам наибольшие шансы на реализацию имеет план, предложенный Генштабом. Впрочем, плана как такового пока нет. Есть решение Совета безопасности (ноябрь 2001 года) о сокращении Вооруженных сил на 600 тыс. человек к 2005 году. К этому времени в армии останется 1 млн человек, из них 542 тыс. - рядовых и сержантов. Подробный же план реформирования армии Минобороны обязалось представить президенту только к 2004 году.


Российская армия веками стояла на бесплатном и бесправном солдате - это ее краеугольный камень. Если его вынуть, если российский солдат вдруг начнет требовать выполнения контракта и соблюдения прав, то все немедленно рухнет

В общих чертах позиция министерства и Генштаба ясна. Во-первых, постараться удержать двухлетний срок службы (в крайнем случае сократить его до полутора лет). Во-вторых, сделать как можно менее привлекательной альтернативную гражданскую службу. Здесь генералов полностью поддерживают депутаты Госдумы, которые приняли в первом чтении соответствующий законопроект:согласно этому документу, альтернативная служба будет продолжаться целых четыре года. В-третьих, военные настаивают на отмене большинства отсрочек от призыва, связанных с учебой. Они предлагают оставить эту льготу только для тех студентов, чей вуз попадет в некий еще не составленный список - так называемый госзаказ на образование. Количество военнослужащих рядового и младшего командного состава, проходящих службу по контракту, должно оставаться на прежнем уровне - 150 тыс. человек, и, стало быть, общее сокращение численности ВС произойдет за счет солдат-срочников.

И все должно идти без спешки. По словам генерал-полковника Владислава Путилина, реформирование будет проходить в три этапа. Первый - подготовительный, до 2004 года. Второй - исполнительный, "определен во временных рамках до 2008-2010 года", а "у завершающего этапа рамки не определены".

И это практически все, что сказано нашими военачальниками о реформе призыва. Вывод простой: пока это никакая не реформа, а в лучшем случае прогноз. И он может сбыться - до заявленного миллиона армию сократит наступающий демографический кризис и массовое бегство от армии.

Прежде же чем переходить (или не переходить) к собственно реформе, генералы предлагают провести эксперименты. Например, сейчас Псковская 76-я воздушная дивизия на 15% состоит из контрактников, а к середине 2003 года ее планируют полностью перевести на добровольное комплектование. "Этот эксперимент покажет, каким образом стоит переводить все ВС на контракт, и сколько это будет стоить", - говорят военные. На псковский эксперимент они запросили 2 млрд рублей, причем значительная часть этих денег будет истрачена на строительство жилья для контрактников. По расчетам же Генштаба, перевод одной дивизии на контракт будет стоить 500 млн рублей. На содержание одного солдата-срочника тратится сейчас 16 тыс. 800 рублей в год, а контрактник обходится в 46 тыс. 400 рублей.

Военные говорят: все это очень дорого, страна не потянет. Действительно, страна у нас бедная. И все же попробуем посчитать. Разница в содержании контрактника и срочника - менее 30 тыс. рублей в год. Таким образом, если мы сейчас заменим 400 тыс. срочников на контрактников (приблизительно столько надо для выполнения плана изменения численности армии до 2005 года), расходы на содержание армии возрастут на 12 млрд рублей в год. Добавим сюда разовые расходы на перевод, допустим, ста дивизий на контрактную основу и получим еще 50 млрд рублей. В сумме выходит 62 млрд рублей (2 млрд долларов, чтобы было яснее) - это менее четверти нынешнего военного бюджета страны (282,4 млрд рублей) и около трети той его части, которая тратится непосредственно на содержание войск. Заметим, что все эти расходы растянуты на несколько лет.

Вариант "Яблока"

В дискуссиях о военной реформе случаются странные метаморфозы. Например, главный "голубь" страны, гуманист и правозащитник Григорий Явлинский, ведет себя, как полноценный "ястреб". Он предлагает резкий (с 2,6% до 3,5% от ВВП) рост военных расходов - правда, при одновременном уменьшении численности армии до 800 тыс. человек. Это, по мнению "яблочников", позволило бы немедленно отменить призывы и полностью перейти на добровольно-контрактный принцип организации армии. И с первого же дня реформы все - от солдат до старших офицеров - получат удвоенное жалованье при сохранении всех льгот. Увеличенный таким образом военный бюджет позволил бы резко изменить и соотношение статей в нем: если сейчас на содержание армии направляется 70% расходов, а на техническое оснащение - только 30%, то по проекту "Яблока" соотношение будет пятьдесят на пятьдесят.

"Яблоко" считает, что государство должно предоставлять военнослужащим возможность приобрести жилье за счет средств, накопленных за время контрактной службы. Пожалуй, наиболее интересным пунктом этой программы является предложение использовать в качестве ресурса для пополнения контрактной армии русскоязычное население СНГ. Через службу в армии желающие смогут получить российское гражданство.

Вариант СПС-ИЭПП

По заказу Союза правых сил программу реформирования армии подготовил и Институт экономики переходного периода (ИЭПП). Его эксперты просчитали затраты, необходимые для реализации планов Министерства обороны и "Яблока", и пришли к выводу, что первый вариант, относительно дешевый, не решает проблему перехода к профессиональной армии в обозримой перспективе. Второй, довольно дорогой, не предусматривает поддержание на необходимом уровне мобилизационного резерва.


Внутри российской армии образовался катастрофический разрыв - между солдатами и офицерами. Солдатская масса живет сама по себе, по законам самоуправления: старшие как могут руководят младшими, а устав тут вообще ни при чем. Офицеры давно уже делегировали свои воспитательные функции "дедам" и удалились из казарм

План ИЭПП предусматривает смешанную систему комплектования. Осенью 2002 года юноши в последний раз призываются на два года. Следующий призыв, весенний, не проводится вообще. А начиная с осени 2003 года новобранцы проходят шестимесячный курс военной подготовки в специальных учебных центрах. После этого с желающими продолжить службу в армии будет заключаться трехлетний контракт. Потом контракт возобновляется или не возобновляется - в зависимости от желания солдат и командиров.

По мнению авторов проекта, такая система позволит решить сразу несколько очень серьезных проблем. Во-первых, из-за столь существенного сокращения срока службы сразу резко уменьшится количество уклонистов, тем более что ее можно будет разбить на два трехмесячных отрезка. Во-вторых, не будет "дедовщины", так как юноши будут вместе приходить и уходить, не будет разделения на старших и младших. В-третьих, юношей не пошлют вопреки их воле в какую-нибудь "горячую точку".

Профессор Виталий Цымбал, руководитель лаборатории военной экономики ИЭПП, в беседе с корреспондентом "Эксперта" сказал, что основой для расчетов стали заявленные Совбезом темпы сокращения ВС: к 2005 году в стране должно остаться 542 тыс. рядовых и сержантов. По его мнению, число призывников-срочников нужно довести до 142 тыс., а количество контрактников увеличить с нынешних 150 до 400 тыс. человек.

ВЦИОМ по заказу ИЭПП провел всероссийский опрос. Мужчины от 18 до 28 лет отвечали на вопрос, за какую плату они готовы служить в армии. Оказалось, что за 3 тыс. рублей в месяц контракт согласились бы подписать 400 тыс. человек, а за 4 тыс. рублей - 900 тыс.

Таким образом, если установить планку зарплаты на уровне 3,5 тыс. рублей (она уже сейчас выше), то желающих будет даже больше, чем нужно. Повысив зарплату до четырех тысяч, мы получим конкурс, где два человека будут претендовать на одно место. Кроме того, во время прохождения срочной службы за молодыми людьми будут приглядывать рекрутеры, которые потом решат, с кем из них заключать контракт.

В ИЭПП сравнили стоимость проведения реформ по двум схемам. Первая - схема Минобороны, при которой до 2006 года изменение системы комплектования только готовится, численность личного состава убывает в соответствии с ранее установленными планами ее сокращения, а расходы на содержание военнослужащих определяются ранее принятыми. Вторая - программа, при которой реальные преобразования - переход на смешанную систему комплектования - начинаются уже в 2003 году. Оказалось, что второй вариант за пять лет проведения реформ требует на 37 млрд рублей больше.

К плюсам плана ИЭПП Виталий Цымбал относит то, что для такой реформы не нужно будет вносить изменения в Конституцию, так как обязательный военный призыв останется. Кроме того, в проекте СПС прописаны такие приятные вещи, как начисление дополнительного балла при поступлении в вуз после каждых трех лет добросовестной службы, возможность открывать накопительный счет, средства с которого можно будет потратить на покупку "товаров длительного пользования отечественного производства".

Однако сколько на это уйдет денег, в ИЭПП пока не подсчитали, да и в вопросе предоставления жилья есть неясности: в программе написано, что жилье контрактнику предоставляется после десяти лет службы, а вот расходы на эту статью пока не предусмотрены. Видимо, предполагается, что за такой длительный срок этот вопрос сам как-нибудь рассосется.

Вариант Гареева

У президента Академии военных наук генерала армии Махмуда Гареева своя концепция. Это своего рода гибрид идей Генштаба и СПС. Гареев предлагает перейти на контрактную основу за пять-шесть лет. По его мнению, сначала нужно выделить основную, регулярную, часть ВС, предназначенную для немедленного выполнения боевых задач. Именно эту часть, по плану генерала, нужно в течение пяти-шести лет поэтапно полностью перевести на контрактную систему. Одновременно он предлагает сохранить систему призыва.

Гареев считает, что призыв надо не только сохранить, но и расширить, то есть отменить необоснованные, с его точки зрения, отсрочки от призыва в армию. Но время срочной службы необходимо сократить с двух лет сначала до полутора-одного года, а впоследствии до шести-восьми месяцев. Военнослужащие, призванные для прохождения срочной службы, должны войти в так называемую переменную часть ВС, состоящую из сети учебных центров, где будут проходить военную подготовку призывники. При соответствующем материальном стимулировании после окончания срока обучения в учебном центре примерно половина из них может пойти на контрактную службу. Другая часть, приобретя военную специальность, уволится в запас и пополнит мобилизационный резерв. Недостающих контрактников необходимо набирать посредством вербовки лиц, ранее прошедших военную службу.

Президент Академии военных наук не согласен с Генштабом, который предлагает обойтись лишь 40-50% сержантов, проходящих службу по контракту. Эта категория, считает Гареев, должна целиком состоять из профессионалов, которых будут готовить в специальных одногодичных школах. Реализация этого проекта, по мнению его автора, будет возможна только при "адекватном финансировании военного бюджета" - это не менее 3,5% от ВВП. В этой цифре, стало быть, Гареев сходится с "Яблоком".

Ни мира, ни войны

Авторы всех четырех проектов напряженно ждали, что скажет президент в своем годовом послании 18 апреля. Путин, как часто бывает, сказал то, что не удовлетворило никого, но всем дало надежду. С одной стороны, он упомянул об эксперименте - то есть вроде бы согласился с позицией Генштаба. Однако, по его словам, этот эксперимент "должен практически отработать весь механизм перевода комплектования армии и флота на добровольный принцип". Значит, речь идет только о механизме, а сам переход на контракт - дело решенное, и тут уж генералам не уйти от реформы. Так же как и переход на "существенно сокращенные сроки службы по призыву".

До недавнего времени казалось, что перевес на стороне проекта СПС-ИЭПП. С этой концепцией соглашались и в администрации президента, и в правительстве, и даже в Министерстве обороны.


Ни реформы, ни нормальной жизни Вооруженных сил России в ближайшие три года не предвидится. Предвидятся разнообразные эксперименты

- На первых этапах мы имели полную поддержку главы президентской администрации Александра Волошина и премьер-министра Михаила Касьянова, - заявил в беседе с корреспондентом "Эксперта" лидер СПС Борис Немцов. - Без них мы бы не смогли продвинуться так далеко.

Спорили только о сроках. Руководители СПС и ИЭПП заявляли, что реформу нужно начинать уже в 2003 году, а Генштаб предлагал начать года на три-четыре попозже и вести ее лет десять. Затем, посчитав возможный рост расходов, подали назад премьер Михаил Касьянов и вице-премьер Алексей Кудрин. На совещании с участием президента в конце марта они заявили, что в бюджете на 2003 год денег на это не будет. Военные вновь стали заявлять (и, кажется, убедили Владимира Путина), что ежегодное полное обновление рядового состава снизит обороноспособность страны. Наконец, министр обороны Сергей Иванов сказал, что вся идея с переходом на смешанную контрактно-призывную армию - чушь.

Тут почему-то вспоминается знаменитая фраза первого большевистского министра обороны Льва Троцкого, сказанная им в 1918 году: "Ни мира, ни войны, а армию распустить". То есть ни реформы, ни нормальной жизни Вооруженных сил России в ближайшие три года не предвидится. Будут экспериментировать, на это денег не жалко. При этом всем прекрасно известно, что эксперименты в одной отдельно взятой дивизии ничего не докажут, так же как ничего не доказали многочисленные хозяйственные эксперименты в отдельных областях и республиках.

Генералов можно понять: они не хотят и не могут хотеть реформы. И дело тут не в деньгах - страна уже сейчас вполне может позволить себе эту не столь уж дорогую реорганизацию. Дело и не в необходимости строить новые учебные центры (существующие могут вместить около 60 тыс. человек, а нужно на 140-150 тыс.) и переоборудовать действующие, и не в том, что надо возводить жилье, улучшать бытовые условия и так далее. Дело даже не в рабсиле для строительства генеральских загородных домов, хотя это очень существенно. Все гораздо серьезнее. Российская армия веками стояла на бесплатном и бесправном солдате - это ее краеугольный камень. Если его вынуть, если российский солдат вдруг начнет требовать выполнения контракта и соблюдения прав, станет подавать жалобы не в комитет солдатских матерей, а в суд, то все немедленно рухнет, и армию точно можно будет распустить.

А стало быть, Путина тоже можно понять: если генералы против, то кто будет проводить реформу? Впрочем, всюду так: судебной реформе препятствуют судьи, административной реформе - чиновники, банковской реформе - банкиры и так далее до самого конца списка.

Однако вспомним все тот же 1918 год, когда на месте распущенной царской армии немедленно поднялась совершенно по-другому организованная Красная Армия, которая всех победила. Это и было радикальной реформой Вооруженных сил. Просто у этих неприятных большевиков Ленина с Троцким было очень много политической воли и была сильная партия.

Сегодня немец не стоит под Петроградом, и армию распускать необязательно. Есть еще время сделать все постепенно. Однако слова "политическая воля и политическая поддержка" остаются ключевыми. Без этого ни одна реформа не пойдет.

Эксперт, N17 (324) от 29 апреля 2002

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

"Эксперт"

Раздел "Оборонная политика"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика