[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Елена Костюк, Инга Преловская
Мы сами слишком пассивны
Интервью Александра Шишлова
"Время МН", 23 октября 2002 года

Одним из наиболее рьяных сторонников вступления России в Болонское движение является глава комитета по образованию и науке Государственной думы АЛЕКСАНДР ШИШЛОВ.

— Александр Владимирович, Россию проигнорировали, когда вся Европа подписывала документы о Болонском процессе. Теперь мы из кожи вон лезем, чтобы в него включиться. А может, зря так стараемся? Вот министр Филиппов говорит, что Россия де-юре — полноправный (так как подписала Лиссабонскую конвенцию) член европейского образовательного пространства.

— Лиссабонская конвенция носит рамочный характер, является, по сути дела, декларацией о намерениях. А вот механизмы ее реализации в значительной степени отрабатываются в Болонском процессе. Например, единая форма приложения к диплому, которая позволяет сравнивать, казалось бы, несравнимое — уникальные системы образования, складывавшиеся веками в каждой стране.


— То есть нам без Болонского процесса нельзя никак?

— Мы, конечно, можем искать свой, особый путь. Но если вся Европа движется в одном направлении, а мы будем стоять в стороне, то так в стороне и останемся. А если хотим, чтобы особенности нашей системы высшего образования были учтены при построении общеевропейской, если хотим защитить свои интересы, то должны в этом по крайней мере участвовать. Я бы выделил три основных принципа, на которых строится Болонский процесс: двухцикловое высшее образование (бакалавриат + магистратура), единая система учета трудоемкости учебных курсов (так называемая система "кредитов"), общий подход к контролю качества образования.

Болонский процесс создает базу для того, чтобы многократно увеличить мобильность студентов и преподавателей, для того, чтобы и те, и другие имели возможность хоть каждый семестр менять университет и страну. Может быть, для России, в которой финансовые возможности студентов и преподавателей ограниченны, сейчас эта возможность кажется бесполезной и даже экзотической. Но если мы живем не только сегодняшним днем, а еще и думаем о будущем, то просто обязаны создавать россиянам условия, при которых они смогут определенное время учиться и работать за рубежом, возвращаться в Россию с новыми знаниями и опытом.

Россия, несмотря на все разговоры о сдаче былых позиций, сохранила высокий уровень образования и может зарабатывать на нем приличные деньги. Но для того, чтобы привлекать студентов из других стран, нужно иметь систему образования, вписывающуюся в общеевропейскую. Зачем иностранцам платить за диплом, который признается только в России?

Кстати, в вопросе зарабатывания на иностранных студентах есть еще один аспект. Болонский процесс, в числе прочего, имеет целью повышение конкурентоспособности европейского образования на мировом рынке образовательных услуг, чрезвычайно бурно развивающемся и высокодоходном. Увы, многовековая европейская университетская традиция последние десятилетия проигрывает молодому американскому образовательному продукту, который продвигается на рынке за счет очень агрессивной маркетинговой политики. В результате сейчас США на первом месте по числу иностранных студентов. Больших успехов на этом поприще добилась и Австралия. Если же благодаря болонским преобразованиям поднимется престиж европейского образования, то выиграет и российский рынок образовательных услуг.

И наконец, если отвечать на вопрос "Зачем нам нужен Болонский процесс?" в стратегическом плане, то участие России в интеграции в сфере образования является составной частью политики интеграции в Европу, в европейские структуры.


— Зачем нам Болонский процесс, теперь понятно. Впрочем, как и понятно, почему нас не жаждут в этот процесс включать.

— Естественно, рынок есть рынок. Запросто, без возражений (или я бы лучше сказал так: без своих соображений) пускать на рынок труда, образовательных услуг чужаков никто не будет.

Но все-таки главная причина того, что мы до сих пор вне Болонского процесса — наша собственная пассивность. В сфере образования у России столько проблем, что вопрос об интеграции в Европу оказался на заднем плане. Так что сейчас надо активно работать для того, чтобы изменить эту ситуацию. Ведь из крупных европейских государств, оставшихся на обочине образовательной интеграции, остались лишь Россия, Белоруссия и Украина.


— Работаете?

— В июне я встречался с представителями Совета Европы, которые курируют вопросы образования, мы обсуждали, как ускорить включение России в процесс европейской интеграционной политики в сфере образования. Продолжить дискуссию решили на конференции, которая пройдет 2-3 декабря в Санкт-Петербурге. Ее организаторы — Минобразования, думский комитет по образованию, Совет Европы, Санкт-Петербургский университет. На конференцию, она будет называться "Интеграция российской высшей школы в общеевропейскую систему высшего образования: проблемы и перспективы", приглашены представители ведущих российских вузов, университетов Восточной Европы, ЮНЕСКО, Евросоюза. Цель конференции — это не только диалог с Европой. Отчасти она будет носить просветительский характер. Дело в том, что далеко не все наши ректоры, профессора, студенты знакомы с европейским интеграционным процессом и представляют, каковы преимущества участия в нем, с какими проблемами России придется столкнуться при вхождения в него. Далеко не все считают, что тут нам с Европой по пути. Есть немало таких, кто придерживается позиции: не надо трогать, портить неплохую, признанную всем миром систему, а навязываемый европейцами бакалавриат — вообще от лукавого.

Кроме того, на питерской конференции предстоит обсудить, какие предложения мы можем высказывать на встрече стран — участников Болонского процесса в середине следующего года в Берлине.


— Вступление России в международные организации (самый яркий тому пример — ВТО) грозит нам серьезными потерями. Какие минусы принесет членство в Болонском движении?

— Не могу с вами согласиться. Потери от вступления в ВТО грозят тем, кто не хочет идти в ногу со временем. А от интеграции в образовательной сфере в первую очередь выиграют студенты и преподаватели ведущих российских вузов, которые определяют высокий уровень российского образования, а в конечном счете — выиграет все общество. Потому что от уровня образования зависит будущее нашей страны.

"Время МН", 23 октября 2002 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Оригинал статьи

Александр Шишлов

Вопросы образования Ксения Ларина "Эхо Москвы", 20 октября 2002 года

"Большая четверка" отказалась поддержать образование и науку - пресс-релиз 10 октября 2002 г .

Раздел "Политика в области образования"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика