[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Закон о СРП
Интервью Алексея Мельникова газете "Коммерсант" 15 февраля 2003 года

Закон "О соглашениях о разделе продукции" ("О СРП") вступил в силу еще в 1996 году, Однако, ни одно новое соглашение с момента выхода закона так и не было заключено. В чем причина? Не связано ли это в том числе с тем, что итоговая редакция закона, возникшая не без активного участия Вашего бывшего коллеги Юрия Болдырева сделала закон фактически неработоспособным?

Не связано. В конце 1995 года основные положения закона "О СРП" удалось отстоять. Противникам СРП удалось только одно - забюрократизировать процесс. Отсюда и результат - годы ушли на утверждение в Госдуме месторождений, право пользования которыми может предоставляться на условиях СРП. Кроме того, только через 3 года после принятия закона "О СРП" удалось привести в соответствие с ним российское законодательство. И, наконец, Правительство крайне медленно ведёт переговоры по проектам СРП. Но всё-таки, мы хотя бы решили проблемы тех соглашений, которые были заключены до вступления в силу закона "О СРП" ("Сахалин-1", "Сахалин-2", Харьягинский). По ним в Россию уже вложено около 2,5 млрд. долларов. Было бы меньше бюрократии, инвестиции составляли бы 7-10 млрд. в год (на протяжении 10 лет). Последние данные по проектам "Сахалин-1", "Сахалин-2" это подтверждает. Запланированные объёмы инвестиций на 2003 год - 3 млрд. долларов. Больше, чем инвестиционная программа любой российской нефтяной компании.

Насколько выгоден при существующих сегодня рекордно высоких ценах на нефть режим СРП для государства/для инвестора?

Очень выгоден. Контракты СРП так устроены, что рост рентабельности проекта приводит к изменению пропорции раздела продукции в пользу государства. Если бы сейчас перевести на СРП высокодоходные месторождения, государство получало бы намного больше доходов, чем сейчас - при лицензионной системе в условиях единой фиксированной ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). И для инвестора такой режим выгоден - он заранее просчитал различные варианты экономики проекта, в том числе и в условиях высокой рентабельности, и зафиксировал их в соглашении.

Каков Ваш прогноз относительно цен на нефть в случае начала войны в Ираке? И что будет происходить с ценами, если война затянется на месяцы?

Отвечу на вопрос с точки зрения сторонника применения СРП в России. Предположим, цены на нефть упадут. В этом случае СРП будут продолжать работать - встроенный регулятор в виде зависимости раздела продукции от показателя рентабельности сместит пропорции раздела в пользу инвестора. Но совсем иначе будет вести себя действующая сегодня в стране система налогообложения нефтедобычи. Падение доходов государства будет гораздо большим, доходы нефтяных компаний много меньшими. СРП гибче, чем существующая система. Судя по опыту прошлых лет, при падении цен интерес к СРП возрастёт и у государства, и у инвесторов.

Заключенная недавно сделка между ВР и ТНК наглядно продемонстрировала готовность иностранных инвесторов вкладывать в Россию и вне режима СРП. Как по Вашему мнению это событие отразится на будущем СРП?

ВР заключила сделку именно с ТНК, компанией, активно отстаивающей применение СРП в России. В этом смысле сделка BP-ТНК наглядно продемонстрировала как раз обратное тому, что Вы говорите. Это впечатляющий пример поддержки СРП в России, верный показатель того, что компании, добивающиеся скорейшего применения СРП, идут правильным путём. ВР купила часть активов ТНК. Самое ценное, что есть у нефтяной компании - права на добычу нефти. И механизм СРП как в правовом, так и в экономическом смысле - лучший способ обеспечить реализацию этих прав.

В последнее время режим СРП активно критикуется главой НК "ЮКОС" Михаилом Ходорковским. Один из тезисов - режим СРП ставит компании в неравные условия, что в свою очередь приводит к возникновению коррупции. Как Вы прокомментируете это утверждение?

В неравные условиях компании поставлены сейчас, когда и с высокорентабельных, и с низкорентабельных месторождений приходится платить НДПИ по единой ставке. Государство, как собственник недр, теряет ренту, ряд нефтяных компаний кладёт её себе в карман. С другой стороны, мы, как государство, заинтересованы в том, чтобы запасы разрабатывались до конца, а не бросались под тем предлогом, что разрабатывать их нерентабельно. Эти две проблемы можно решить с помощью дифференцированного подхода. Именно такой подход и даёт применение СРП.

Несомненно, что СРП гораздо менее коррупционный режим, чем действующая система недропользования. Посмотрите, что происходит сейчас? Пообещала компания, выиграв конкурс и получив лицензию, разрабатывать месторождение. В лицензионном соглашении прописаны её обязательства. И что с ней сделаешь, если она их не выполняет? Надо лицензию забирать. Так кто же её отдаст, если уменьшение запасов больно ударит по капитализации. Отсюда колоссальная коррупция - десятки миллионов долларов на коррупцию. Если строго подходить, то у большинства компаний лицензии давно забрать нужно было.

А при СРП как? Каждый год управляющий комитет, состоящий наполовину из представителей государства утверждает программу и смету работ и отчёт за прошлый год - затраты контролируются. Поэтому ситуация невыполнения инвестором своих обязательств по СРП практически исключена. Почвы для коррупции нет. Вы ещё учтите, что при СРП после завершения соглашения всё работающее оборудование может перейти в собственность государства, а это иной раз имущество на десятки и даже сотни миллионов долларов. А при лицензионной системе что государство получит? Ничего, кроме недобора налогов и полуразработанных недр. Мы наоборот хотим помочь "ЮКОСу" и другим компаниям избавиться от колоссальной коррупции и построить, наконец, равноправные отношения с государством. СРП и есть искомый "золотой ключик".

Приведу несколько цифр. В среднем по нефтяной отрасли на тонну нефти платится 59$ налогов, а по Харьягинскому месторождению, например, выплаты в среднем за весь срок реализации проекта составят 89$. По "Сахалину-1" этот показатель ещё выше. Это результат коррупции? Если судить по цифрам, то, скорее, нужно искать коррупцию при действующей системе. У нас есть отдельные нефтяные компании, которые платят налогов примерно в полтора раза меньше, чем 59$ на тонну. И, наконец, льготы по налогу на прибыль при СРП не применяются, у нас же в 2002 году судя по официальным данным МНС некоторыми нефтяными компаниями из бюджета было уведено около 1 млрд. долларов через региональную льготу по налогу на прибыль.

Последние поправки в главу Налогового кодекса, регулирующую налогообложение Соглашений о разделе продукции, в очередной раз ухудшили положение инвестора. Не считаете ли Вы, что новая редакция главы делает режим СРП неприемлемым даже для тех инвесторов, которые сегодня еще готовы работать в рамках этого режима?

Что Вы! Ни в коей мере обсуждаемые сейчас поправки положение инвестора не ухудшают. Собственно налоговая модель практически никаких изменений не претерпела, а если и претерпела, то лишь в части отражения сегодняшней переговорной практики государства (например, запись о величине кост-стопа). Более того, вместе с Налоговой главой будет принят ряд поправок, имеющих колоссальное значение для ускорения развития СРП в России. Например, поправки, касающиеся снятия последних коллизионных норм в российском законодательстве относительно строительства газопровода в рамках проекта "Сахалин-2". С Правительством согласованы объёмы инвестиций в 8,5 млрд. долларов в течение 2004-2014 года в строительство газодобывающих платформ, газопровода через Сахалин и завода по сжижению газа. Ряд депутатов настаивал на том, чтобы срок переговоров по проектам СРП был ограничен 2-мя годами. Это здорово - теперь отступать некуда и мы вместе с Правительством тщательно отработаем за 2 года все СРП и заключим выгодные для России соглашения.

На прошедшей в пятницу коллегии Минэнерго премьер-министр Михаил Касьянов сделал ряд сенсационных заявлений по поводу применения в России режима СРП. В частности он заявил, что на условиях СРП должны разрабатываться только месторождения с трудными условиями нефтедобычи, а остальные, в том числе уже включенные в перечень должны разрабатываться в условиях действующей налоговой системы. Значит ли это, что на режиме СРП в России пора поставить крест?

Никакой сенсации нет, не спешите хоронить СРП. Утверждаемый федеральным законом перечень месторождений, право пользования которыми предоставляется на условиях СРП и месторождения с трудными условиями нефтедобычи это одни и те же месторождения. В законе "О СРП" установлены соответствующие критерии и каждый объект вносился в перечень федеральным законом, после тщательного рассмотрения в Госдуме.

В заключение хотел бы отметить - как бы не стремились отдельные лица, исходящие из личных корыстных интересов, ухудшить законодательство об СРП, мы сделаем всё возможное для того, чтобы не допустить этого. И я уверен, что в конечном итоге победа будет за нами - за российским государством и за теми нефтяными компаниями, которые хотят честных партнёрских отношений с государством.

Интервью Алексея Мельникова газете "Коммерсант" 15 февраля 2003 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Алексей Мельников

СРП: новый этап старой борьбы Противники раздела продукции пошли в наступление Михаил Субботин "Мировая энергитическая политика", № 2 17 февраля 2003 года

Раздел "Законодательство по СРП"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика