[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Ведущий: Матвей Ганапольский
В эфире радиостанции "Эхо Москвы" Александр Шишлов – председатель комитета по науке и образованию Государственной Думы РФ.
"Эхо Москвы", 26 июня 2003 года
Матвей Ганапольский: Вы слушаете радио "Эхо Москвы". У нас такая ситуация, что только вот люди вошли сюда. Ребята, подсаживайтесь, пожалуйста. Я заканчиваю писать вопрос "Рикошета", который будет в 30 минут, и сейчас с большим удовольствием представлю, во всяком случае, одного человека, которого я знаю. Сейчас 15:08, Александр Шишлов, председатель комитета по науке и образованию Государственной Думы. Здравствуйте, Александр.

Александр Шишлов: Добрый день.

Матвей Ганапольский: И, ребята, пожалуйста, представьтесь сами, потому что я вас не знаю. Пожалуйста.

Татьяна: Перепетина Татьяна, переводческий факультет, третий курс.

Матвей Ганапольский: Лингвистического. Вы все с Лингвистического? А вы?

Наталья: С Лингвистического университета, переводческий факультет, третий курс, Таганова Наталья.

Матвей Ганапольский: Значит, у нас Наталья, у нас Татьяна. И вы?

Николай: Богомолов Николай…

Матвей Ганапольский: Не волнуйтесь, успокойтесь, какая проблема… Сидим в эфире, ну и что.

Александр Шишлов: По лестнице бежали на четвертый этаж.

Матвей Ганапольский: Как вас зовут?

Николай: Богомолов Николай, член инициативной группы, созданной во время конфликта, близкий родственник студентки, муж студентки. Сам тоже студент.

Матвей Ганапольский: Я хочу сказать радиослушателям, это он так говорит, потому что он волнуется, на самом деле он абсолютно в нормальном состоянии. Значит, я хочу вам сообщить новость. Она у вас? Давайте я прочитаю. Вы это слышали в наших новостях, я не знаю, ребята слышали или нет. Подписан приказ по университету, по вашему, Лингвистическому, где приостанавливается действие решения ученого совета о частично компенсационной основе дополнительных образовательных услуг по углубленному изучению иностранных языков сверх объемов, предусмотренных в университете на учебных факультетах и отделениях нелингвистического профиля, в частности касающихся вторых и последующих языков. Объявлены административные взыскания 6 руководящим сотрудникам университета за плохую организацию информационно-разъяснительной работы. И еще здесь момент… с этим моментом я разберусь чуть позже. Первый вопрос, Александр, как вы оцениваете всю эту ситуацию? Сначала ваша общая оценка.

Александр Шишлов: Это хорошая новость, прежде всего. Я полагаю, что это частичная победа и студентов, и тех, кто встал на их защиту, и, вообще говоря, победа здравого смысла. Потому что то, как поступили со студентами, когда они поступали в университет, всем было известно, что они будут учиться таким образом, что будут изучать два иностранных языка, и так они учились два года.

Матвей Ганапольский: Т.е. так с ними, так с вами договорились, когда вы поступали, да? Потому что многие радиослушатели не понимают разницы. Т.е. с вами договорились, что вы будете учиться именно по этой модели.

Наталья: Да, когда мы поступали, перед нами выступали представители деканата и нам говорилось, и нашим родителям, что у нас будет два иностранных языка, мы будем специалистами со знанием двух иностранных языков.

Матвей Ганапольский: Которые вам будут даваться на бесплатной…

Наталья: На очень высоком уровне и, соответственно, бесплатно.

Николай: У меня тут книжечка лежит, "Справочник для поступающих в вузы", издание 2001 года, тут написано, что это не абы какая книжечка, а "приведенная информация получена из ректоратов и приемных комиссий вузов, факультетов довузовской подготовки, Министерства образования РФ".

Александр Шишлов: Я захватил еще одну книжечку…

Матвей Ганапольский: Знаете, давайте мы что сделаем, пока вы найдете, пусть Александр скажет, во-первых, что он думает по этому поводу. Пожалуйста, продолжайте, Александр.

Александр Шишлов: Я еще одну книжку имею – "В помощь абитуриенту МГЛУ", 2002 год, где практически по всем специальностям, по всем факультетам то же самое говорится, что два иностранных языка, такая же информация на официальном сайте размещена. Т.е. студенты учились с полной уверенностью, что они будут знать, хорошо знать два иностранных языка. Они же не случайно поступали в Лингвистический университет, это университет с богатыми традициями и с известно высоким уровнем преподавания иностранных языков. И вот когда сегодня в конце сессии, в июне, студентов поставили перед выбором – либо платить за продолжение такого образования, либо получать усеченное образование с одним иностранным языком, то, естественно, они возмутились, и я считаю, абсолютно законно. Я считаю, что то, что произошло, это просто иначе как издевательством над студентами, трудно назвать. Вообще речь идет, по сути дела, о попытке административного вымогательства. Студентов брали на одних условиях, после ведения обучения пытались эти условия изменить, ну, захотели заработать, видимо.

Матвей Ганапольский: Вот видите, в самом приказе, который я прочитал, там интересная вещь: "плохая организация информационно-разъяснительной работы".

Александр Шишлов: Понятно. Недостаточно понятно объяснили, что хорошо бы заплатить еще. Но, кстати, там есть первый пункт в этом приказе, где университет, к чести своей, признает совершенную ошибку. И сегодня я встречался с журналистами, как раз говорил о том, что, на мой взгляд, единственно правильным решением сегодня, быстрым решением было бы, если бы университет самостоятельно отменил это решение ученого совета пресловутое. Я очень рад, что так оно и произошло.

Матвей Ганапольский: У меня вопрос к нашим гостям, к Татьяне и Наташе. Вы считаете это своей победой?

Татьяна: Это на пути к нашей победе, потому что это только первый шаг.

Матвей Ганапольский: Почему на пути?

Татьяна: Во-первых, решение не отменено, решение приостановлено. Сейчас создана комиссия, как нам объявили, что в рабочую группу входят студенты. К сожалению, мы пока такой информации не имеем, нам объявили сейчас на том митинге, с которого мы едем... Вы знаете, что интересно – указ ректора от 21 апреля, понимаете. А объявили нам о решении, что мы должны платить за языки, 9 и 10 июня, т.е. нам объявили в конце учебного года. В принципе, нас поставили в такие условия, когда мы сдаем сессию, мы разобщены, и так мы не можем похвастаться тем, что студенты иняза очень сообща работают вместе. Сейчас было принято решение создать профсоюз, просто чтобы наши права лоббировались не только в ректоратах, но и на более высоких уровнях.

Наталья: Нам же не было предоставлено до этого приказа ректора, нам говорилось… когда нас собрал декан, нас было где-то человек 30, и он сказал, что это по решению ученого совета, т.е. фамилия ректора там даже не фигурировала.

Матвей Ганапольский: Ну, ученый совет – это более респектабельно. Понимаете, ученые мужи собрались и решили взимать с вас больше денег.

Татьяна: Никаких документов мы не видели, т.е. не было предоставлено ни устава вуза, ни приказа ректора, ни каких-либо других документов, ни Госстандарта, этими понятиями, в общем-то, оперирует наш ректорат, что по Госстандарту мы не имеем права получать то количество языков, которое мы получали до этого. Принимали на одних условиях и в середине обучения, мы третий курс, вот мы его закончили, уже сейчас четвертым считаемся, совершенно другие условия, условия меняются. Мы поступали на бюджетную основу, выдержать конкурс в 10 человек на место не так-то легко.

Матвей Ганапольский: У меня вопрос. Вы сказали, что вас не удовлетворяет в этой ситуации, что это решение приостановлено. Вы хотите добиться полной его отмены?

Татьяна: Конечно. Приостановлено – это не значит, что его отменили. Может быть, через полгода, через два месяца, мы придем первого сентября в университет и нам скажут – ребята, все по-старому. Т.е. нужно, чтобы решение было отменено.

Матвей Ганапольский: Александр.

Александр Шишлов: Думаю, что так оно и будет и этого надо добиваться. Если в будущем студенты будут поступать на других условиях, будут знать, на что идут, тогда другое дело, но сегодня ребята учатся с определенной перспективой, с определенными планами, и мириться с тем, что их обманули, невозможно. Разумеется, это решение должно быть отменено, и все студенты, которые учились на таких условиях, изучали два иностранных языка, так и должны продолжать обучение.

Матвей Ганапольский: А у меня тогда к вам вопрос. Мне все-таки интересно, а почему оно приостановлено, на ваш взгляд? Это как бы соблюсти хорошую мину…

Александр Шишлов: Видимо, да, хочется сохранить лицо, что похвально. Шаг за шагом, я думаю, придем к правильному решению. Кстати говоря, министерство сейчас ведет проверку всех документов в той части, которая касается и программ учебных, и стандартов, и расписания. Может, мы еще много интересного узнаем после этой проверки.

Матвей Ганапольский: Кстати, вы, наверное, слышали передачу, которую вел Алексей Венедиктов и по телефону был министр образования Филиппов. Он две интересные вещи сказал. Он, во-первых, сказал, что, по сути, к нему никто не обращался по этому поводу, и он не видел ни одного заявления от студентов.

Татьяна: Он сегодня получит письмо, которое было подписано на митинге, которое было составлено буквально на днях.

Матвей Ганапольский: А что так поздно?

Татьяна: Вы знаете, сессия.

Наталья: Нет, нельзя сказать, что никто не обращался. Звонили родители, звонили студенты в Министерство образования, но, например, по словам одного студента, он сказал – да, я позвонил, мне пообещали встречу, я перезвонил еще раз, мне сказали, что ректор Халеева написала объяснительную записку и вы можете уже не приезжать. Т.е. попытки связаться с Министерством образования, конечно, были.

Матвей Ганапольский: Будет для вас богатый опыт, что бумага, она остается бумагой. И еще сданная знаете как? Не отправленная по почте, где она затеряется, а сданная в приемную министерства. Правильно, я прав?

Александр Шишлов: Мы немножко опередили здесь студентов. После того как получили обращение в наш адрес, мы от комитета отправили официальную бумагу, поэтому я говорю, что сейчас в министерстве идет проверка, я надеюсь, что в самые ближайшие дни уже будет предметный разговор о том, что же там на самом деле происходит. Кстати говоря, ведь вот те аргументы, что там осваиваются бюджетные деньги таким способом и что вот вначале за бюджетные деньги преподавался такой объем часов, а теперь этих бюджетных денег почему-то перестало хватать, это вызывает тоже у меня вопросы. И я собираюсь обратиться в Счетную палату для того, чтобы Счетная палата провела проверку, как используются бюджетные деньги в этом конкретном учебном заведении.

Матвей Ганапольский: Да, потому что министр в нашем прямом эфире, вы, наверное, это знаете, он сказал, что фонд заработной платы был несколько увеличен по сравнению с обычным. Давайте теперь мы тогда перейдем к другой теме. Александр, я хотел спросить, вот исходя из этого, появились ли какие-то новые, непривычные, необычные проблемы в платном образовании у нас.

Александр Шишлов: И да и нет. По закону о высшем образовании, по законодательству о высшем образовании высшее учебное заведение может оказывать платные образовательные услуги, например, дополнительное образование, собственно платное образование – это тоже вид платных образовательных услуг. Но вопрос в том, что происходит со студентом, когда он поступил в университет? С моей точки зрения, неважно каким образом студент поступил в университет, в институт, – на бюджетной основе, на платной основе или по целевому приему. После того как он стал студентом, стал частью институтского, университетского сообщества, он имеет такие же права, как студент, поступивший на платное отделение, на бесплатное отделение, он по законодательству может осваивать любые образовательные программы, которые в этом учебном заведении преподаются, правда, в соответствии с Уставом университета. Вот мы, кстати, до сих пор не видели, и я до сих пор еще не видел Устава Лингвистического университета, хотя мы направили запрос в университет. И это ведь правильно. Смысл университетского образования в том, чтобы не делать только узких специалистов. Если я, например, учусь на механико-математическом факультете и хочу прослушать курс истории или филологического содержания курс, я имею полное право ходить на эти лекции, вообще говоря, и экзамены сдавать. Мне кажется, что вот такие права студентов нужно защищать. Если применять нормы, которые позволяют вводить платные образовательные услуги, забывая вообще о целях высшего образования, о целях создания вузов, о смысле этой деятельности благородной, то тогда все превращается в грубый бизнес и доходит до вымогательства. Ведь у нас есть примеры, к нам ведь обращаются студенты и преподаватели и рассказывают о таких случаях, когда в некоторых вузах, например, студент вынужден платить за пересдачу экзаменов или за дополнительные консультации. И это тоже представляется как дополнительные платные услуги. И вот поскольку мы видим, что бывает такая трактовка закона, видимо, нам придется вносить изменения в законодательство. Мы в прошлую субботу проводили внеочередное заседание комитета, где обсуждали вот эту ситуацию, в более широком контексте вопросы платного образования, решили, что будем осенью, сразу после каникул, рассматривать вообще вопрос о практике предоставления платных образовательных услуг в вузах и готовить поправки в законодательство двух видов. Во-первых, мы хотим защитить права студентов в таких ситуациях, как возникли здесь, в Лингвистическом университете. И во-вторых, видимо, нужно усилить и возможности контроля и влияния со стороны Министерства образования, если возникают такие конфликтные ситуации.

Матвей Ганапольский: У меня вопрос к студентам и к вам, Николай. Я обязан вас об этом спросить, однако просил бы, чтобы вы дали мне ответ реальный, то, что на самом деле, а не просто слухи и домыслы. Здесь очень много говорилось, что на студентов оказывается и оказывалось администрацией Лингвистического университета некое давление, чтоб не ходили, чтоб не говорили. Это было на самом деле или это больше разговоры?

Татьяна: Конкретно нас это не коснулось, но те люди, которые сегодня сюда не пришли или не пришли на митинги, в общем-то, да. Т.е. какие-то вещи были сказаны, что не стоит так делать, что студенты заблуждаются, но конкретных репрессий, как вот говорилось о том, что кого-то валили на экзаменах... мы очень спокойно закончили сессию.

Матвей Ганапольский: Я хочу сказать радиослушателям и хочу сказать гостям всем и Александру Шишлову, что, в общем-то, эта история еще серьезна такой частью, что, простите меня, как в американских фильмах, студентам… У вас же сессия?

Татьяна: Да.

Матвей Ганапольский: Вот как в такой обстановке можно сдавать сессию?

Александр Шишлов: Да уж, выбрали момент. Но знаете, чему нас эта история учит? Тому, что мы можем защитить права свои собственные, и студенты могут защитить свои права. И вот когда эта история стала достоянием гласности, спасибо журналистам и "Эхо Москвы" спасибо за то, что привлекли внимание, вот это и есть лучшая защита студентов от репрессий.

Матвей Ганапольский: Вот видите, все-таки, оказывается, такая самоорганизация, мы все время говорим, что у нас профсоюзов нет, ну их действительно почти не видно, что студенты не организуются в какие-то общественные организации по своей защите... А вот видите, подняли голос, значит, как-то вот вся эта вертикаль, ну я не могу сказать власти, а вертикаль здравого смысла, она как-то сработала. Правда, вы абсолютно правы, права и Наташа, и Татьяна, что в какой-то части своей, потому что временно приостановлено. Но это, знаете, как временно приостановлено? Пока вы не успокоитесь. А вот если вы не успокоитесь, так будет отменено. Николай, вы еще что-то хотели добавить или, в принципе, вы удовлетворены состоянием вашей жены?

Николай: В принципе, я, конечно, считаю, что битва выиграна, но не война. Я вполне допускаю, что лица, которые были показаны по телевизору, фигурировали в прессе, к ним могут быть какие-то применены прямые или косвенные санкции. Вы, я думаю, прекрасно понимаете, что можно "валить" на экзаменах, можно посещаемость особо отслеживать, придираться к мелочам. И на основании этого студент вполне на законных основаниях может быть исключен из вуза.

Александр Шишлов: Бдительность терять не будем, будем держать ситуацию под контролем.

Николай: Честно говоря, да, я боюсь, я боюсь за свою жену.

Александр Шишлов: – Вы, наверное, знаете, что в пятницу, после того как у нас состоялась встреча, там была попытка, не знаю, подписали или нет, по-моему, подписали открытое письмо со стороны преподавательского сообщества…

Татьяна: Да, было подписано письмо.

Александр Шишлов: Говорилось, что все это вообще политическая инициатива, какие-то предвыборные спекуляции, что-то еще такое, что студенты тут вообще ни при чем.

Матвей Ганапольский: Я хочу вас попросить послушать замечательный… Вам сколько лет?

Татьяна: 21 год.

Матвей Ганапольский: Вы же ничего не знаете и в брежневские-то времена… Но послушайте стиль. "Искусственно раздуваемый некоторыми СМИ "конфликт" (в кавычках – М.Г.) между руководством МГЛУ и группой студентов, недовольных законным решением (т.е. закон, по всей видимости, в том, чтобы менять коней на переправе – М.Г.) ученого совета о взимании платы за оказание дополнительных образовательных на компенсационной основе, тотальное блокирование со стороны СМИ информации об истинной позиции (т.е. истинная позиция была, чтоб вам еще и денег дать – М.Г.), грубое ее искажение поразительно совпадают с началом работы приемных комиссий вузов по набору новых студентов". Это наезд на Шишлова, это письмо против Шишлова. Но смысл… "За всем этим просматривается попытка определенных сил скомпрометировать…" Вот дальше не хочу читать, понимаете. Я не читаю вам начало, а читаю вот этот кусочек…

Александр Шишлов: Каким-то советским доносом повеяло.

Матвей Ганапольский: Да.

Николай: Космические корабли бороздят просторы Большого театра…

Матвей Ганапольский: А трюк-то самый простой. Взяли на одних условиях, условия изменили в процессе образования. Круто.

Наталья: Ну и предвыборная кампания… Всем же известно, вот вышла статья в "Известиях" о том, что наш ректор Халеева является членом партии "Единая Россия" и там даже вплоть до того написано в "Известиях", что она заставляет некоторых преподавателей вступать в эту партию. Я, конечно, не знаю, насколько это достоверная информация, но после этого писать, что мы не имеем права обратиться к депутату, который является членом какой-то другой партии, это просто смешно, мне кажется.

Николай: Насчет тех же "Известий". Перед этим появилась любопытная статья, опубликованная на правах рекламы в газете "Известия", с такими же великодержавными интересами, с подобными фразами, с изложением официальной позиции ректора, статья на правах рекламы. У меня лежат расценки на рекламу газеты "Известия", статья подобного размера стоит, начиная от 6 тысяч долларов. Т.е. ректор обосновывает введение платы острым финансовым кризисом в институте и вместе с тем позволяет себе расходовать такие деньги на статью, в общем-то, бессодержательную.

Матвей Ганапольский: А мы сейчас спросим Александра. Александр, скажите, а предусмотрено в смете Лингвистического университета статья вот на такие рекламные расходы в газете "Известия"?

Александр Шишлов: А вот будет проверка Счетной палаты, тогда мы и посмотрим, но я сильно сомневаюсь, что такие расходы предусмотрены.

Матвей Ганапольский: Мы бы тоже хотели подобную статью. Да, вот видите, вот это, ребята, то, что называется жизнь, когда делаются подобные письма… При этом я хочу сказать, что, понятно, что университет хочет жить лучше. Никто не говорит, что ректор Халеева, что ученый совет, который это дело придумал или якобы придумал, положит эти деньги в карман. По всей видимости, нужно там чего-то белить, красить, какие-то парты, неважно, что нужно, учебная литература, новые компьютеры. Все это понятно, вопрос не в том что, вопрос – как.

Александр Шишлов: Конечно. Основа лежит в том, что мало денег государство дает на бюджетное высшее образование. Здесь один из уроков в том, что надо увеличивать финансирование, надо увеличивать внимание государства к образованию. Но несмотря на то, что денег мало, нельзя терять лицо в погоне за заработком, нельзя забывать о том, что такое университет, как много значит это слово, как много значит в России слово "образование".

Матвей Ганапольский: Еще не могу отказать себе в удовольствии. Знаете, кому этот наезд на Шишлова адресован? Первая фраза, как вы думаете, кому?

Татьяна: Президенту.

Матвей Ганапольский: Президенту РФ, председателю Госдумы РФ, председателю СФ. Ну постеснялись бы. Представляете, сидит Путин, сидит Селезнев, кого еще, давайте Грызлова туда, чтоб сразу занимался этим… И редакциям российских СМИ. Мы, как российское СМИ, с удовольствием ознакомились, хочу сказать, вот с этой историей. Какие у вас добавления?

Николай: По поводу того, что ректор заявила, что введение платы обусловлено заботой о преподавателях… Ведь можно представить себе ситуацию, что у такого же преподавателя другого вуза учится ребенок в этом институте, зарплата у преподавателя сейчас не позволяет тратить такие деньги на его обучение.

Матвей Ганапольский: Чтобы закончить вот эту часть нашей дискуссии, подвести какие-то итоги, я замечу сразу… Простите, как имя отчество Халеевой?

Наталья: Ирина Ивановна.

Матвей Ганапольский: Уважаемая Ирина Ивановна Халеева, я, безусловно, знаю, что вы либо слушаете нашу передачу, либо вы прочитаете ее потом на нашем сайте, безусловно, мы готовы предоставить вам и членам вашего ученого совета эфир на нашей радиостанции. Более того, можем совершенно спокойно устроить дискуссию вашу и с Шишловым.

Александр Шишлов: Да, это будет замечательно.

Матвей Ганапольский: И с любыми представителями. Почему? Потому что у вас есть ваша точка зрения. Мы к ней относимся уважительно, но считаем ее неправильной. Вот важно. Чтобы потом не было письмо к президенту РФ о закрытии радиостанции "Эхо Москвы", которая грубо попирает и так далее. Вы верно мыслите, в правильном направлении, всем нужно больше денег. Но вот как это делать? Наверное, согласно российскому законодательству. А там, где есть "темные зоны" этого законодательства, то вот тут нужно разбираться с профильными министерствами. Уважаемые радиослушатели, все остаются здесь сейчас в студии, сейчас будут новости, после чего будет интерактивный "Рикошет" по вашему поводу, я имею в виду по поводу этой ситуации, и мы обсудим результаты этого интерактивного "Рикошета", а сейчас новости на "Эхе".

Ваше мнение очень важно для нас. Слушайте вопрос: "Должны ли государственные вузы осуществлять для студентов-бюджетников (подчеркиваю – бюджетников) только бесплатное образование или могут по их желанию вводить дополнительные платные услуги?" Если вы считаете, что только бесплатное образование, тогда наш телефон 995-81-21. Если вы считаете, что могут быть платные услуги, тогда телефон 995-81-22. Должны ли гос. вузы осуществлять для студентов-бюджетников только бесплатное образование или могут (подчеркиваю – не по желанию бюджетников, потому что купить образование они могут сами себе) по желанию вуза вводить дополнительные платные услуги? Я, естественно, понимаю, что сейчас все ринутся голосовать за пункт, что только все бесплатно. Ну ради Бога, а почему нельзя ввести платную услугу?

Николай: Извините, пожалуйста, мне кажется, что вопрос поставлен несколько не применимо к нашей сегодняшней ситуации.

Матвей Ганапольский: А он не к вашей ситуации, он вообще, вот вообще, просто, есть гос. вуз, я бюджетник, я учусь, вдруг ко мне подходят и говорят – с нового года будет дополнительная платная услуга, вы можете от нее отказаться, вот мы вам предлагаем. Понимаете, да, в чем разница? Не силой платите, а мы вам предлагаем, вы можете отказаться.

Александр Шишлов: – Но подумайте, прежде чем отказываться.

Матвей Ганапольский: Ну ладно, ну зачем.

Алексей Венедиктов: Секундочку, Матвей.

Матвей Ганапольский: Вот Венедиктов вбежал.

Алексей Венедиктов: Извини, пожалуйста, я уже вбежал как…

Матвей Ганапольский: Ты неожиданно появился.

Алексей Венедиктов: Я уже вбежал как член президиума российского общества содействия развитию образования… Извини, пожалуйста. А у них тоже все было добровольно, правильно, да?

Наталья: Да.

Татьяна: Да.

Алексей Венедиктов: Добровольно, просто вот раньше было два языка…

Матвей Ганапольский: Нет, у них убирается один язык.

Александр Шишлов: – Им обещали…

Алексей Венедиктов: Мало ли кто им обещал, этот декан уже на пенсии.

Матвей Ганапольский: Нет, поясняю разницу в вопросе. У них убирается один язык и говорится: хотите его дальше, нет, хотите дальше – платите за него. Правильно? А здесь вопрос такой. Вот у вас, например, два языка, вы хотите третий, государственный вуз и вы бюджетник…

Наталья: Но я так его и учу, я вынуждена платить за свой третий язык, и я реально его учу два года, я учу его по программе второго языка, поэтому я за него плачу.

Матвей Ганапольский: Правильно, но мы спрашиваем – можно ли студенту-бюджетнику это предлагать? Понимаете? Потому что тогда размываются критерии. Мы не ваш случай берем, потому что ваш случай априори беззаконный. Итак, должны ли гос. вузы осуществлять только бесплатное образование, о котором договорились для студентов-бюджетников, или могут им предлагать дополнительные платные услуги? Если только бесплатное образование, чтоб не растить коррупцию, 995-81-21. Выразите свое мнение, уважаемые радиослушатели, чтоб господин Шишлов взял эту бумагу, а то тут на него доносы пишут. А он тогда покажет бумажечку с вашим голосованием. И о детях своих подумайте. Может быть, не у всех есть деньги дать платное образование своим детям, так они на бесплатное пойдут, а к ним будут подходить и говорить: вот хотите еще, вот у нас еще, вот у нас еще, только уже за деньги. Но это же студент-бюджетник. А по сути, с другой стороны, думаешь, а какая проблема? Ну хочет вуз вам дать что-то дополнительно, почему… Значит, могут быть платные. Тогда наберите 995-81-22. Вот у меня вопрос к Николаю. Как вы считаете, за что бы вы проголосовали?

Николай: Я бы проголосовал за то, что вузы имеют право давать, нанимать сторонних преподавателей.

Матвей Ганапольский: Гос. вузы, да?

Николай: Гос. вузы. Сейчас, насколько мне известно, это широко практикуется. Но в данной ситуации же сложилось так, что…

Матвей Ганапольский: Нет, данная ситуация – это совсем другое. Уважаемая ректор Лингвистического университета не сможет это голосование использовать в своих целях, потому что оно совсем про другую историю. А вы как считаете?

Наталья: Конечно, было бы приятно, чтобы таких вещей не происходило, но я все-таки понимаю зарплату преподавателей и вот я лично довольна качеством, как мне преподавался до сих пор третий язык, я понимаю, что преподаватели, да, получают дополнительные деньги и что, наверное, это неплохо, если они правда их получают.

Матвей Ганапольский: А вы как считаете?

Татьяна: Я бы проголосовала против, потому что государственное образование в гос. вузе должно предоставлять студентам все то, что они должны получить на бесплатной основе. Единственное что, это вопрос, наверное, уже в другой области лежит, это вопрос политики, почему наш преподавательский состав получает такие мизерные зарплаты, почему государство не заботится и не защищает права преподавателей, безусловно, с высоким уровнем, просто профессионалов, которые работают, даже в нашем университете это все переводчики, которые вынуждены на дополнительные занятия, чтобы получать большую зарплату. Т.е. это проблема не студентов и даже не их родителей, это, наверное, проблема государства.

Матвей Ганапольский: Ну, на этот страшный вопрос привык отвечать Александр Шишлов, он сейчас на него ответит. Я еще раз повторю вопрос. Уважаемые радиослушатели, выскажете свое мнение, результаты голосования Александр Шишлов возьмет с собой. Итак, должны ли гос. вузы осуществлять только бесплатно образование для студентов-бюджетников или могу вводить платные дополнительные услуги как предложения? Если только бесплатные и не лезть, чтоб не было никаких злоупотреблений, каких-то черных дел, 995-81-21. Если могут все-таки предлагать… Но тогда, знаете, размывается критерий, все перетекает, я знаю такие вузы, где вот так мягко все перетекает. Как шагреневая кожа, обязательное сокращается, а коммерческое расширяется. Значит, если могут, то тогда 995-81-22. Осталось буквально 30 секунд голосования. Александр, так что будем делать с зарплатами.

Александр Шишлов: Так правильно, на самом-то деле вопрос к политикам. Я сегодня, ей Богу, я это сегодня узнал, что уважаемая Ирина Ивановна Халеева, оказывается, член партии "Единая Россия". Так вот это как раз вопрос к ее партии. Потому что когда мы в Госдуме обсуждаем вопрос об образовании, предоставлении налоговых льгот, скажем, вузам, увеличение бюджетного финансирования, то почему-то вот эта фракция, которая представляет партию "Единая Россия", вот эти фракции, они не голосуют за это.

Матвей Ганапольский: Я вот, извините, не могу отказать себе в удовольствии, вот в этом доносе, который написан на вас, написано: "У всех членов ученого совета сложилось стойкое впечатление, что высказывания председателя думского комитета носили явный оттенок предвыборной агитации в пользу партии "Яблоко", что, на наш взгляд, являлось недопустимым в этой ситуации". На что мы можем сказать, что действия уважаемого ректора, члена партии… какой?

Татьяна: "Единая Россия".

Матвей Ганапольский: "Единая Россия", по всей видимости, отражает точку зрения партии "Единая Россия" на то замечательное светлое будущее, которое эта партия нам готовит. Потому что не может уважаемый член этой партии принимать такие судьбоносные решения, ну немножко не посоветовавшись. Мне кажется так. Поэтому когда будете голосовать, господа радиослушатели, подумайте, за кого голосовать. Я не говорю за кого, но действия говорят сами за себя. Что скрывать-то, что она в "Единой России"? Ну в "Единой", так в "России".

Николай: Я хотел бы еще по поводу этого собрания сказать. Насколько я понял, собрание, на котором принят этот документ, я сегодня специально поинтересовался, что же это такой за совет, интересно, и выяснил, что совет этих, как они там, лингвистических вузов, лингвистических специальностей базируется, базовым вузом считается МГЛУ, а председателем совета считается Ирина Халеева. То бишь в некоторой зависимости лица, подписавшие этот документ, от нее находятся.

Матвей Ганапольский: Ну, вы знаете, это, что называется, флаг им в руки, тут, по-моему, как говорят, суда не было… в общем, все понятно. Друзья, радиослушатели не глупые, они все понимают. Спасибо вам большое за эту беседу. Я напоминаю, результаты голосования. Итак, на наш вопрос "Нужно ли предоставлять студентам-бюджетникам в государственных вузах только бесплатное образование и ничего больше" проголосовало 71%. То, что могут быть платные услуги, 29%. Вполне прогнозируемый результат, проголосовало всего 2184 человека. А, у нас еще есть немного времени, мы только дадим "джингл", попрощаемся с нашими регионами. Еще у нас есть чуть-чуть времени поговорить, буквально несколько минут. Вопрос к Александру. Извините, ребята, тогда уже мы с ним поговорим. Какой мы вывод делаем со всей этой ситуации? Во-первых, недоработка законов, правильно? Ну и дальше сами продолжите.

Александр Шишлов: Насчет недоработки, понимаете, есть же еще такое обстоятельство. Каждый применяет законы в меру своего понимания, в меру своей зрелости и своего понимания ответственности того поста, на котором ты работаешь. Почему-то таких проблем не возникает в Петербуржском университете, вот ни разу не слышал, не возникает таких проблем в очень многих уважаемых вузах. Но все находятся в одинаково сложных условиях, всем не хватает бюджетного финансирования, поэтому вот сама постановка вопроса о том, что можно дополнительные платные образовательные услуги давать, может быть, не собственным студентам, может быть, кому-то вовне, она вполне правомерна. В вузах, кстати говоря, очень много денег, если в среднем, то примерно столько же, сколько получают из бюджета, столько же зарабатывают вне бюджетных денег, за счет научно-исследовательских работ, за счет платного образования, за счет дополнительных услуг. В принципе, можно и нужно привлекать дополнительные средства. Но когда поступил в университет, и ему начинают навязывать, фактически навязывать платные образовательные услуги, вот это абсолютно недопустимо. И если нынешний закон позволяет это, если он так трактуется в не которых местах, если нынешнее положение о порядке предоставления платных образовательных услуг, которое на правительственном уровне утверждено, позволяет это делать, значит нужно менять это положение, нужно, видимо, ограничивать возможности предоставления платных образовательных услуг. Потому что если этого не делать, то завтра у нас начнут повсеместно брать деньги за пересдачу экзаменов, за дополнительные консультации, за дополнительные лекции, за дополнительные учебные пособия и придумать можно очень много. Если кто-то из преподавателей не понимает, что тем самым роняет престиж и университета, и российского высшего образования, значит придется реагировать на это нормативными актами. Мы осенью будем, я надеюсь, будем принимать соответствующие поправки в закон и на правительственном уровне вместе с министерством будем готовить соответствующие изменения. Мы должны защитить права студентов, и мы можем это сделать, и мы видим, хотя бы вот по этому случаю с Лингвистическим университетом, что права студентов защитить можно.

Татьяна: Я бы хотела задать вопрос, коль уж мы в прямом эфире, каким образом будут защищены права студентов, каким образом сами студенты могут решать, могут постоять за себя, могут влиять на это решение?

Александр Шишлов: Вы знаете, вы не обижайтесь, но мне кажется, что если бы у вас раньше был создан студенческий профсоюз или совет, вы бы имели какую-то структуру, имели своих представителей, с кем вынуждена была бы считаться вузовская администрация, университетская администрация, может быть, до нынешней ситуации и не дошло. Но теперь вы уже зрелые ребята, вы уже знаете, что, когда вы объединены, когда у вас есть поддержка, вы представляете реальную силу. Я надеюсь, теперь все будет в порядке.

Матвей Ганапольский: У них по российской традиции получился бунт, но осмысленный, но беспощадный, потому, как видите… правда, приостановили, будем надеяться, что администрация Лингвистического университета пересмотрит свое решение. Еще раз повторяю, что мы с удовольствием предоставим им слово, чтобы они высказали свою точку зрения, а лучше если даже это будем дискуссия, где поговорим гораздо шире, поговорим не только об этом печальном факте, но и поговорим о проблемах бесплатного и платного образования, тем более что эти дискуссии у нас очень часты здесь, на "Эхе". Еще хочу сказать, вот, видите, говорят, у нас демократия не действует, оказывается, действует. Когда вы взяли на себя инициативу и подняли голос, то это было поддержано и, как видите, пробежало по всей вертикали, которую так тщательно строит наш президент Владимир Владимирович Путин. Вот на сем мы и закончим. Спасибо большое. Я напоминаю, Александр Шишлов председатель комитета по науке и образованию Государственной Думы РФ и еще были студенты Наташа, Татьяна и Николай, он муж одной из студенток.
"Эхо Москвы", 26 июня 2003 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

"Эхо Москвы"

Александр Шишлов

Раздел "Политика в области образования"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика