[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Петр Цветов и Александр Черняк
Дело не в злом умысле, а в непонимании
"Российская Федерация - Сегодня", 11 августа 2003 года

Прошедшее в Санкт-Петербурге Чрезвычайное собрание представителей научных организаций России отразило крайнюю озабоченность общественности плачевным состоянием той сферы, которой некогда гордилась наша страна. Выступившие на собрании академик, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов, председатель Санкт-Петербургского совета ректоров Виктор Романов, заведующий лабораторией Института элементоорганических соединений имени А. Н. Несмеянова, член президиума Совета профсоюзов работников РАН Гранит Семин и другие говорили о том, что, не уделяя внимания развитию науки, наше государство обречено на деградацию.

Комитет Государственной Думы по образованию и науке на собрании представлял его председатель Александр Шишлов, которого редакция журнала попросила ответить на ряд вопросов.

- Александр Владимирович, многие годы мы гордились достижениями отечественных ученых. Сегодня российская наука дает все меньше оснований для оптимизма. Не создается ли у вас впечатления, что кто-то намеренно ее душит?

- Я не сторонник теории заговора и поэтому не думаю, что надо искать каких-то злоумышленников - душителей науки. Научные достижения у нас есть и сегодня, и мы ими можем гордиться, хотя ситуация в этой сфере действительно внушает тревогу. Но причина здесь не в злодеях, которые хотят задушить науку, а в том, что на науке власть пытается экономить.

Одна из главных претензий к нынешнему правительству состоит в том, что оно не имеет стратегического плана, как развивать страну, не представляет, что действительно является приоритетом для нации. В своей финансовой, бюджетной политике правительство в значительной степени руководствуется бухгалтерской логикой, которая сводится к желанию экономить.

С моей точки зрения, и образование, и наука - важнейшие приоритеты в развитии страны. И благосостояние граждан станет определяться тем, как будут у нас развиваться эти две сферы. Наше будущее в большей степени зависит не от сырьевого ресурса, а от интеллектуального, потому что XXI век - это век экономики знаний, а не экономики нефти и газа. Но сегодня наше правительство, пользуясь временно благоприятной конъюнктурой на мировом сырьевом рынке, по сути, паразитирует на этом, не используя эти временные преимущества для инвестиций в будущее страны.

Год за годом мы получаем от правительства бюджеты, которые имеют "инерционный характер", составляются по принципу "от достигнутого", а не на основе стратегических целей и приоритетов и не решают ни одной крупной социально-экономической проблемы. При этом на первом месте для правительства иметь бездефицитный бюджет и выплачивать даже досрочно внешние долги, пытаясь уменьшить бюджетные расходы на решение важнейших социальных проблем. Примером такого недальновидного "бухгалтерского" подхода могут служить некоторые предложения правительственной Комиссии по оптимизации бюджетных расходов. Я не подвергаю сомнению необходимость существования такой комиссии - у нас многие бюджетные средства используются не самым эффективным способом, но многие предложения этой комиссии вызывают беспокойство.

Озабоченность нашего Комитета вызывает и то, что правительство не планирует увеличения зарплаты работникам бюджетных научных учреждений в 2004 году, что не отвечает интересам развития науки.

- Три года назад Президент В. Путин высказал идею создания Совета по науке и высоким технологиям, который будет корректировать государственную политику в области экономики инновационного типа. Удовлетворяет ли вас то, что сделано на этом направлении?

- Не в полной мере. Этот Совет был создан как консультативный орган для того, чтобы информировать главу государства о положении в сфере науки и давать рекомендации. Но ведь управленческие решения зависят от правительства, Минпромнауки. А здесь еще есть, мягко говоря, резервы, разве можно согласиться с тем, как реализуются в практической деятельности правительства декларации о важности науки, необходимости ее развития? Прошло уже полтора года с того времени, как состоялось важное совместное заседание Совета по науке при Президенте, Президиума Государственного совета и Совета безопасности, на котором были обсуждены вопросы научной и инновационной политики на ближайшие годы, но те решения, которые были приняты, далеко не в полной мере подкрепляются бюджетными шагами, и это вызывает озабоченность. Опять-таки здесь в основе лежит не чей-то злой умысел, а недопонимание роли науки в развитии государства.

- Что делается вашим Комитетом, для того чтобы те, от кого зависит развитие науки, осознали это и не дали ей скатиться на обочину прогресса?

- Наша главная задача - работа над законами и в той мере, в какой это возможно (учитывая управляемость нынешней Думы), - над федеральным бюджетом. Законы нуждаются в постоянном совершенствовании, они должны отражать жизнь со всеми ее изменениями, отвечать вызовам времени. Только что мы внесли целый ряд поправок в Бюджетный кодекс и другие законы, которые уточняют понятие "гранты" для научных исследований. Принятие этих поправок будет способствовать привлечению дополнительных средств в науку.

Весьма важным было заседание Комитета, прошедшее в мае. Мы собрали большую группу экспертов из Академии наук, высших учебных заведений, Минфина и Минпромнауки, чтобы рассмотреть вопросы финансирования науки еще до "официального" обсуждения бюджета. И то решение, которое мы приняли по результатам заседания, может служить ориентиром для правительства при планировании бюджета. Приоритетной задачей бюджета 2004 года в области науки в нашем документе названо увеличение заработной платы научных работников бюджетной сферы.

Осенью мы будем проводить заседание Комитета, посвященное работе с молодыми учеными, их поддержке по линии РАН, Минпромнауки. Если мы не создадим у молодых ученых представление об их востребованности, то российскую науку ждут тяжелые времена. Мы предложили выделить по бюджету 2004 года дополнительно 1 млрд. рублей для осуществления адресной поддержки научной молодежи.

Часть проблем, связанных с оттоком молодежи из науки, отъездом ученых за рубеж, связана не только с низкой оплатой труда, но и с тем, что не хватает современного оборудования для научных исследований. В упомянутом майском решении нашего Комитета также предложено увеличить в 2004 году на 1, 5 млрд. рублей объем бюджетных средств, выделяемых на приобретение современного научного оборудования.

- Вы коснулись проблемы отъезда наших ученых за рубеж. Многие ставят ее чуть ли не на первый план в число признаков критического состояния дел в нашей науке. Можно ли что-то изменить, чтобы остановить поток уезжающих, вернуть уже уехавших или хотя бы получить какую-то пользу для российской науки от "утечки мозгов"?

- Современную науку трудно делить по национальному признаку. Особенно в наш век информационных технологий и глобализации. То, что ученые работают в другой национальной среде, может быть полезным и для России. Но, конечно, это не должно иметь столь массового характера, как сегодня.

Для того чтобы ученые не эмигрировали или возвращались на родину, нужны определенные условия: стабильность, гарантия защиты прав граждан, изменения в финансовой политике правительства. На мой взгляд, есть три главные причины "утечки мозгов": оборудование, зарплата, жилье. Причем зарплата не всегда на первом месте. Для многих ученых важнее всего возможность самореализации - ученый может получать зарплату, которая дает возможность безбедно существовать, но если у него нет возможности проводить эксперименты, то как ученый он деградирует.

Жилье - тоже острая проблема, и поэтому наш Комитет предложил РАН и Минпромнауки решать ее через систему кредитования ипотечных программ. Здесь понадобится государственная поддержка.

- Опять рассчитываем на государство. А олигархи не могут помочь науке? Есть же у них деньги на покупку футбольных команд.

- Трудно ожидать, что большой бизнес будет финансировать фундаментальную науку. В отличие от футбола, фундаментальная наука не приносит быстрой прибыли, так как дистанция между фундаментальным исследованием и коммерчески выгодной продукцией достаточно велика. А отечественный бизнес ориентирован на краткосрочные проекты, гарантирующие быструю отдачу.

Олигархи участвуют в развитии науки только в том случае, если это для них выгодно. Власть должна способствовать формированию партнерских отношений между бизнесом и наукой. Один из путей - налоговые льготы, меры, которые стимулируют инвестиции в науку.

- Проблем много. И все же чего больше всего сегодня не хватает для нормального развития науки: денег, законов или государственной воли?

- И того, и другого, и третьего, но я бы представил этот ряд в другой последовательности: политическая воля, деньги и законы. Законодательная база существует.Конечно, ее надо развивать, но главное - уметь выбрать приоритеты и гореть желанием их реализовать. Да, наука - недешевое дело. Экспериментальное оборудование становится все более дорогим, горизонты научных исследований постоянно расширяются. Задача государства - выбор тех направлений, по которым нужна прямая государственная поддержка.

- Александр Владимирович, что вызывает сегодня у вас пессимизм, что питает ваш оптимизм?

- Пессимизм связан с тем, что общество не готово влиять на власть. Оно мирится с тем, что власть с ним делает. Но в том же обществе я нахожу почву для оптимизма. Я вижу, что шаг за шагом люди начинают ощущать себя гражданами, от которых зависит что-то важное. Недавний пример этого явления - Чрезвычайное собрание представителей научных организаций в Санкт-Петербурге.

"Российская Федерация - Сегодня", 11 августа 2003 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Александр Шишлов

Раздел "Политика в области образования"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика