[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Антон Силаев
Пробный шар, или Что стоит за делом Алексея Пичугина
"Московский комсомолец", 6 октября 2004 года

В понедельник в Мосгорсуде начался судебный процесс по делу начальника службы экономической безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. Процесс является, без всякого преувеличения, уникальным для нынешней эпохи. Он достоин занять место в истории юриспруденции хотя бы по рекордному количеству юридических ошибок, накладок и просто анекдотических ляпов. Кроме того, в наше время еще не было следствия и суда, ход ведения которых столь напоминал бы даже не семидесятые, а именно печальной памяти тридцатые годы с их политическими процессами.

Это не штамп недобитых демократов, которые при любом уголовном деле против олигархов и их окружения сразу начинают кричать о тридцать седьмом годе. И не адвокатская агитка: сам Пичугин на слушаниях своей вины не признал, и все же мы отнюдь не хотим показать его невинным агнцем и высокоморальным субъектом. Таких в службах безопасности крупных компаний не держат.

Привет от Ягуарьевича

Процесс по делу Пичугина по инициативе обвинения еще на стадии предварительных слушаний объявлен закрытым, как и знаменитые "тройки". Необоснованная секретность в рассмотрении дела сразу же дала повод наблюдателям говорить о проблемах у обвинения, и первый же день слушаний доказал правоту этих предположений.

Речь идет об обвинении в банальных уголовных преступлениях, и о какой государственной тайне может идти речь в этом случае - непонятно. Единственно, что мог заметить по поводу секретности слушаний гособвинитель Борис Лактионов: "Позвоните Устинову и спросите у него, почему он так решил".

Подсудимому предъявлены обвинения, достоверность которых весьма сомнительна, зато выглядят они довольно устрашающе (организация двойного заказного убийства, теракта и покушения на убийство). В тридцатые годы тоже не мелочились, обвиняя подсудимых и в шпионаже на несколько разведок сразу, и в терроризме, и в подготовке государственного переворота. Обвинение на 90% основано на признательных показаниях некоего Игоря Коровникова, лидера одной из тамбовских банд, осужденного вместе с тремя подельниками в 2000 году Тамбовским горсудом. Суд вменил им восемь убийств, пять изнасилований, не считая десятков других преступлений. Трое бандитов получили по 20 лет, главарь - пожизненное заключение. И верить показаниям последнего в рамках обычной логики вряд ли стоило. Но поскольку "чистый" уголовник Коровников по методике тридцатых годов является "социально близким элементом", то его показаниям с легкостью поверили. А согласно принципу, провозглашенному поистине легендарным сталинским прокурором Андреем Януарьевичем Вышинским, более известным по кличке Ягуарьевич, чистосердечное признание и есть царица доказательств. Правда, в закрытом суде непонятным образом оставили присяжных, но и в самых подготовленных процессах бывают проколы. А теперь попробуем разобрать обвинения с чисто юридической точки зрения.

Заказное ограбление

5 октября 1998 года было совершено нападение на управляющего делами компании "Роспром" Алексея Колесова. Преступники избили жертву до потери сознания и забрали 2000 долларов. Тогда и сам потерпевший, и местные правоохранительные органы посчитали, что это было банальное ограбление. Спустя пять лет ситуация резко изменилась и следствие более высокого уровня (ФСБ и Генпрокуратура) определило, что это было покушение на убийство, организованное Алексеем Пичугиным. Мотив: профессиональный рост Колесова якобы мешал интересам Пичугина и кого-то из руководителей ЮКОСа.

Первый вопрос: откуда такой мотив, если Колесов занимался хозяйственными делами в одном подразделении компании, а Пичугин - вопросами безопасности в другом, и они даже не были знакомы? Потом непонятно, почему не установили самого главного заказчика из руководства ЮКОСа, хотя топ-менеджеры компании известны все наперечет. С чего это вдруг Коровников, на основе показаний которого и строится почти вся доказательная база, вдруг спустя три года после начала отсидки внезапно "вспомнил" в подробностях обстоятельства преступления? Не потому ли, что перед этим к нему в колонию на печально известный остров Огненный приезжали с "дружеским визитом" сотрудники ФСБ, после чего он был переведен в сравнительно благополучное Лефортово, где у него проснулась просто удивительная память. Может, у ФСБ наряду с "сывороткой правды", которой, по словам его адвокатов, угощали Пичугина, есть и "сыворотка памяти"?

Но даже при этом Коровников показал, что акцию совершали не его люди, а "не установленные следствием" лица, которых, впрочем, согласно версии следствия, он и нанимал. Но, видимо, подобно Доценту из "Джентльмены удачи" память у Коровникова оказалась несколько неполной: "Тут помню, а тут - не помню". Следствие полагает, что акция развивалась по следующей схеме: Пичугин обратился к своему "ценному специалисту по особо важным делам", рецидивисту из Тамбова Сергею Горину с соответствующей просьбой и 5 тысячами долларов, тот перепоручил дело посреднику, некоему Пешкуну, а уже Пешкун вышел на Коровникова. Однако то ли тому было лень, то ли сумма не устроила, и он передал исполнение ответственного заказа этим самым "не установленным лицам". А вот почему эти лица не довели дело до конца, следствие не выяснило, как не выяснило, что они за лица. То есть, имеются в наличии посредники, вроде бы жертва, но нет заказчика и исполнителей. Аргументация, прямо скажем, слабоватая: за перевод с жуткого Огненного в курортное по тюремным меркам Лефортово можно было получить и более внушительные показания.

Окончательно же их несостоятельность стала видна после того, как свидетель обвинения Сергей Колесов в понедельник заявил суду, что у напавших на него неизвестных не было цели его убить. По словам Колесова, после первых же ударов он потерял сознание на 20 - 30 минут. "Если бы меня хотели убить, то убили бы", - заявил Колесов.

"Детский" теракт

Еще одно преступление, вменяемое Пичугину - взрыв в ноябре 1998 года тамбурной двери на лестничной площадке, где проживали родители тогдашнего руководителя Департамента общественных связей столичной мэрии Ольги Костиной, бывшей сотрудницы банка "МЕНАТЕП". Взрыв был слабый, он даже не повредил двери непосредственно квартиры. Обычно такие акции производят в качестве предупреждения или устрашения. Да и сама Костина тогда не догадывалась, кто мог ее заказать.

Однако в прошлом году опять-таки все изменилось, и Костина "вспомнила", что у нее не складывались отношения и с руководством ЮКОСа. По странному совпадению нечто подобное почти одновременно вспомнил и Коровников. Он, кстати, на суде в Тамбове признал свое участие в акции, но о заказчиках тогда ничего не сказал. Теперь следствие, в придачу к уже вынесенному Коровникову приговору, посчитало, что взрыв двери был покушением на убийство Костиной и относится к делу Пичугина. Хотя сама Костина и признала, что о Пичугине впервые узнала от следователя, а Коровников в своих показаниях ссылается лишь на слова Сергея Горина. Слова же последнего ни подтвердить, ни опровергнуть невозможно, поскольку он пропал без вести в 2002 году. Да и сама версия о покушении на убийство с помощью "детского теракта" никак не тянет на правдоподобную что констатировал в приговоре Тамбовский суд.

Виртуальное убийство

Преступление против супругов Гориных, преподносимое ныне как заказное убийство, тоже оставляет гораздо больше вопросов, чем ответов. Точно известно следующее: в ноябре 2002 года в их дом ворвались вооруженные люди в масках. Троих детей заблокировали в ванной, а пришедших хозяев увели в неизвестном направлении, и они исчезли без следа. По мнению соседей и матери погибшей Ольги Гориной, преступники действовали с целью ограбления. Следствие же считает, что это было убийство по заказу самого Пичугина. Опять же, по показаниям Коровникова (невероятно вездесущий и всезнающий субъект!), якобы Горин ему жаловался, что Пичугин имеет на него огромный зуб и если с ним что-нибудь случится, то следы надо искать в этом направлении. Вроде бы Горин собирался сдаться спецслужбам и сдать Пичугина с потрохами, но тот его, видимо, опередил. Коровников даже сообщил, что Горин передал ему папку с компроматом на Пичугина, да вот только она куда-то запропастилась, а что там было, оказалось в той зоне мозга, которая "не помнит".

Формально все выглядит логично: лишних свидетелей быть не должно. Если бы не один нюанс: сдавая Пичугина, страшный злодей Горин, в первую очередь, подставлял самого себя. Да и с чисто юридической точки зрения, это преступление фактически недоказуемо. Вроде бы есть заказчик, но нет ни посредников, ни исполнителей, ни даже трупов, то есть не доказан и сам факт убийства. Убитых нет, убийц тоже нет, а убийство есть. По последней моде такие преступления называются виртуальными.

Оно и было бы смешно, когда бы не было так грустно. Российская история знает случаи, когда человека судили за убийство и сажали на приличный срок, а потом жертва обнаруживалась живой...

Версии о следствии

Это не ошибка: не версия следствия, а размышления о мотивах самого следствия. Здесь можно рассуждать много. Возможно, Пичугина взяли для того, чтобы он сдал внутренние коммерческие секреты работы ЮКОСа, а когда он отказался, стали вешать на него кучу преступлений. Вполне вероятен и политический заказ с целью превратить ЮКОС в одиозную и преступную компанию и под этим предлогом ее разгромить. Не исключен и чисто экономический заказ влиятельных конкурентов с целью перекупки активов. Можно говорить и об изощренной проверке на прочность общественного мнения: если общество проглотит и, тем более, одобрит процесс, состряпанный просто по лекалам тридцатых годов, то в дальнейшем можно и не церемониться. А впрочем, возможен и вариант по афоризму кого-то из великих: "Не нужно искать злого умысла там, где имеет место обыкновенная глупость".

В общем, строить можно разные версии, и они в той или иной степени похожи на правду. А вот самой неправдоподобной версией выглядит официально декларируемая: справедливое осуждение заказчика и организатора заказных преступлений…

"Московский комсомолец", 6 октября 2004 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

"Московский комсомолец"

Год со дня ареста Михаила Ходорковского Андрей Шароградский Радио "Свобода", 25 октября 2004 года

Раздел "Дело "ЮКОСа"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика