[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Илья Васюнин, Игорь Ковалевский
Репортаж наших корреспондентов от здания Мещанского суда
Скрытый от любопытных глаз, в стороне стоял автобус с ОМОНом
"Новая газета", 28 апреля 2005 года

Иностранцы, как всегда, оказались первыми. Еще ранним утром к зданию Мещанского суда приехали немецкие журналисты, чтобы занять выгодную для штурма дверей позицию, — намечался ажиотаж. Но обнаружили объявление: «Оглашение приговора по делу М. Ходорковского, П. Лебедева и А. Крайнова состоится 16 мая». Позвонили родителям Михаила Ходорковского. Мама Марина Филипповна как раз собиралась уже выезжать и очень удивилась такому повороту событий. Она связалась с Генрихом Падвой — адвокат был не в курсе. Как оказалось впоследствии, остальные защитники тоже.

Тем временем подходили пикетчики: человек с плакатом-цитатой из Шевчука («Сколько правды в глазах государственных шлюх») и студенты. Студенты представляли Высшую школу экономики и МГУ. Они были в красных майках с портретом Ходорковского и буквами МБХ. Потом к ним стали добавляться участники молодежных объединений: «ЯБЛОКА», СПС и движения «Оборона». Двое специально приехали из Воронежа. Милиция оттесняла собравшихся с проезжей части (тротуара уже не хватало). Молодежь скандировала: «Долой власть чекистов!» и «Соблюдайте Конституцию!».

Из проезжающих машин с интересом выглядывали водители и останавливались, чтобы пропустить демонстрантов с одной стороны улицы на другую.

Учащиеся местного железнодорожного техникума, в профессиональной одежде, снимали происходившее на мобильные телефоны.

Возникло предположение: объявление — чья-то злая шутка, потому как без подписи.

Но все было всерьез.

В здание суда пришедших на оглашение приговора не пропустили. Рыжеусый Иван Иванович, командующий приставами, объяснил: делать внутри людям нечего. Но после сто пятидесятого вопроса, осерчав, вытащил кого-то из официальных судейских лиц, чтобы те подтвердили текст «малявы», прикрепленной к двери.

Прокуроров Шохина и Архипова, в отличие от адвокатов, нигде не было видно: вероятно, для них перенос заседания неожиданностью вовсе даже не стал.

Адвокаты, собравшись вместе, то стояли молча, то что-то тихо обсуждали. Сновали журналисты, пытаясь получить хоть какую-то информацию, приставали к защитникам, но те были явно растерянны и потому немногословны. Елена Липцер рассказала: «Мы приехали в Мещанский суд и говорили с одним из секретарей (судей не было). Он сказал нам, что заседание действительно перенесено, причину не назвал. Мы расписались на документе о том, что предупреждены о дате заседания».

Юрий Шмидт высказал предположение: «перенос заседания в принципе нормален», а Генрих Падва сообщил, что не видит «никаких подоплек в переносе даты оглашения приговора… Я с самого начала считал, что невозможно за 12 дней написать такой приговор».

Стихийно организовалась конференция членов Комитета-2008. Гарри Каспаров сначала раздавал интервью на английском иностранным корреспондентам, потом перешел на русский, чтобы объяснить соотечественникам: деятельности Комитета-2008 будет недостаточно для налаживания жизни, «главное — чтоб народ приходил». Народ и в самом деле пришел.

Теймураз — предприниматель, он не состоит в политических партиях и говорит, что пришел сюда как гражданин. Теймураз наполовину осетин, и поэтому его особенно возмущает тот факт, что события в Беслане были использованы Путиным для укрепления собственной власти. В руках самодельный плакат: «Суд над «ЮКОСом» — суд над правосудием».

Внезапно в толпе появился странный старичок с собственным лозунгом: «Бандитов Х. и Л. — в тюрьму». Митинговавшие ругали его лизоблюдом и хотели прогнать, но за старичка заступилась милиция. В конце концов он сам свернул плакат и куда-то исчез.

К полудню перед Мещанским судом собрались уже человек триста: журналисты со всего мира, множество сочувствующих граждан, знаменитости. Многие подходили к родителям Михаила Ходорковского, выражали сочувствие. Через дорогу от суда тоже стояли люди. Они держали в руках разноцветные флаги, плакаты и портреты Ходорковского и Лебедева. Люди скандировали: «Свободу!» и «Миша, домой!».

Милиционеры охранявшие были пасмурны, но вежливы. Но, скрытый от любопытных глаз, в стороне стоял автобус с ОМОНом — на всякий случай.

Собравшиеся у здания Мещанского суда высказывали версии: возможно, перенос оглашения приговора связан с празднованием Дня Победы, на которое приедут немало глав иностранных государств — а скандал Кремлю не нужен. Версия вторая: вынесение приговора перенесли, испугавшись народного гнева. И пикетчики начали строить планы уже на шестнадцатое мая. «Пока все здесь, надо объявить: в девять часов собираемся», — говорила женщина в толпе.

Возражений это не вызвало. Ребята из Воронежа обещали приехать вновь.

"Новая газета", 28 апреля 2005 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Оригинал статьи

Раздел "Дело "Юкоса"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика