[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Ведущий: Соловьев Владимир
Отмена прямых выборов мэров
НТВ, 9 ноября 2006 года   
Ведущий: Вертикаль власти станет еще крепче. Под вопросом не только прямые выборы мэров региональных столиц, но и сам институт градоначальников. Такой законопроект внесен в думу, а главное одобрен не только многими губернаторами, но и некоторыми руководителями городов. Скандальные выборы в Самаре, убийство кандидата в мэры Дальнегорска. Возродили эту, еще недавно казавшуюся невероятной идею.

Сергей Иваненко: Власть сегодня наступает на последние демократические права граждан, есть желание отменить выборов мэров городов, глав администраций, это то к чему власть в принципе не должна иметь отношение, потому что по конституции это наши с вами права. И я вызываю на поединок тех людей, которые считают, что в России люди ничего вообще не стоят.

Михаил Веллер: К величайшему сожалению, в глазах власть имущих, в глазах класса чиновников, в глазах богатых народ действительно бесправен и ничего не стоит и отдавать происходящее на местах от откуп низовым структурам, значит их увеличивать и без того имеющуюся коррупцию. Уж лучше все решать одной рукой.

Ведущий: Господа, вы готовы к дуэли, прошу сходиться. Перед тем как традиционно представить жюри, я вынужден сказать несколько слов. Перчатку, брошенную господину Иваненко был готов поднять господин Митрофанов, но сегодня с утра было заседание фракции ЛДПР и несмотря на то, что в своих программных документах до этого они были резко против, такого рода выборов, теперь господин Жириновский решил, что фракция не может позволить господину Митрофанову придти и отстаивать эту точку зрения. Господин Иваненко, если вы согласны, что перчатку поднимет господин Веллер, тогда мы продолжим передачу.

Сергей Иваненко: Да, конечно, потому что я думаю, что зрители не должны страдать от того, что господин Жириновский не смог дозвониться в кремль, не узнал какая там позиция на сегодня.

Ведущий: Или наоборот смог.

Сергей Иваненко: Или наоборот смог. Тема, я думаю, важнейшая и я благодарен господину Веллеру, что он согласился оппонировать мне по этому важному вопросу.

Ведущий: Итак, позвольте представить наше жюри. Виталий Манский режиссер документалист. Галина Ершова, историк, профессор РГГУ. Адвокат Марина Михайлова. И наш коллега, журналист НТВ и теперь руководитель Антон Хреков. Конечно, у каждого из них есть своя точка зрения на обсуждаемую сегодня важнейшую тему, но несмотря на это, они будут высказывать свое отношение к тому, как вы ведете поединок. А вам необходимо убедить наших уважаемых телезрителей и что они решат, мы узнаем в самом конце передачи.
Господин Веллер вы подняли перчатку, вам право первого вопроса.

Михаил Веллер:Господин Иваненко, вроде бы при проклятых коммунистах в проклятом Советском Союзе подавляющее большинство населения без действительно чудесных демократических прав на местах также, жило заметно лучше, чем ноне, а нынешней жизнью не довольны. Вы действительно полагаете, что выборность местной власти в нынешних реальных российских условиях хоть как-то способствует лучшей жизни народа по сравнению с тем, как если из Москвы будут просто назначать. Может быть просто меньше воровать будут?

Сергей Иваненко: Я думаю то, что вы называете выборностью местной власти сегодня, конечно не способствует улучшению жизни народа и думаю, что будет эту жизнь ухудшать, только никакого отношения вот та система выборов к настоящему волеизъявлению граждан не имеет. Сегодня происходит на самом деле, передел. Передел власти, сегодня во всех регионах страны во всех местных муниципальных образованьях существует то что люди называют, мафия. Эта мафия расставляет своих людей, один прокурор, один мэр, один там начальник милиции. Так вот, когда мафия начинает бороться между собой, это не выборы, и к выборам это не имеет ни малейшего отношения, а в России нужны выборы.

Михаил Веллер: Значит, представляется, что сегодня полностью с вами согласен. Сегодняшние выборы это реально борьба мафии, а кроме того, они превратились просто в фикцию, потому что отменили графу против всех, снижают все время планку тех, кто является на выборы и прочее, потому что народ реально уже не верит за того голосуй, за этого голосуй, получается, в общем-то один черт. Вопрос. Для чего нужно давать кормиться местным мафиям, которые отстреливают друг друга и сосут на местах все, когда, если за 15 лет нет никаких намеков на то, что выборы действительно демократические, потому что демократии нет, потому что народ обокраденный, и ничего не имеет. То может быть единственный способ привести все ближе к порядку, если нельзя снизу, то сверху, потому что середина занята те, что ворует и переделывает, как вы справедливо сказали.

Сергей Иваненко: Господин Веллер, вы правильно сказали, что та система, которая сегодня создается в стране, она в этом смысле очень напоминает советскую систему и никакой разницы, никакой разницы нет, я не буду сейчас спорить, когда жили лучше в целом люди, раньше или сейчас. большинство населения скорее всего, имело гарантированный минимум скажем, образования, медицины и в целом, жил лучше. В этом смысле вопросов нет, но я сейчас говорю не об этом. Конечно, можно сейчас попытаться восстановить Советский Союз, с одной партией, с одним первым секретарем Обкома, с одним депутатом районного собрания, которого никто никогда в жизни не видел, его просто назначали на эту должность.

Ведущий: Но знали, что он либо слесарь, либо токарь, либо доярка.

Сергей Иваненко: И обязательно половина женщин и обязательно все квоты.

Ведущий: И 10 % интеллигенции, но не евреи, евреи 2%.

Сергей Иваненко: Да, так вот. На самом деле, такая постановка вопроса из-за того, что провалил, по большому счету скажем так, провалили и политические и экономические реформы, такая постановка вопроса безусловно возникает. Но давайте все-таки сравнивать и стремиться к тому, что существует в нормальных демократических странах, не только в пресловутых там Англиях, Америках, Франциях. А в наших соседях, наших товарищей. Смотрите что у них, смотрите, что в Венгрии, посмотрите, что в Чехии, посмотрите, что в Польше. Да, живут не очень богато, но такого безобразия, как в России нет ни где.

Михаил Веллер: Согласен. Согласен. На западе есть такая присказка. Дорогой русские называют то место, по которому собираются проехать. Так вот, совершенно верно, нужно чтобы жизнь была хорошая, разница только, каким образом идти. Нельзя ставить телегу впереди лошади и так далее, потому что для того, чтобы работали демократические выборные системы, должно быть демократическое устройство общества, то есть все добро собрано, не в не многих руках тех, которые смогли захватить, а люди, имеют средства к существованию, все. Закон, законы принимаются в думе, защищает этих людей, когда муниципалитет по своему усмотрению может любого выкинуть из собственного жилья, то страна эта не правовая, а напротив, бесправная и в этом бесправном государстве чем больше инициативы на местах, тем больше происходит бесправия. И бесправный народ, которого никто не слушает, которому затыкают рты, и эту систему изменить снизу не может. И единственный шаг на то, чтобы навести какой-то порядок с безмерным воровством, сверху есть по крайней мере возможности, а что касается желания, вы правы, мы говорим о переделе власти. Вот мне представляется, что кремлевская вертикаль будет не меньше воровать и убивать, чем местная горизонталь.

Ведущий: Сергей, вам предложили замечательный способ борьбы с
недодемократией. Феодализм.

Сергей Иваненко:В чем опасность этой системы. Не возможно сравнивать, что лучше, плохой царь, или вот средняя как бы демократия. Потому что есть такая фраза, что монархия, как вы говорите вертикаль, конечно идеальный способ правления, только при одном условии, что монарх умный, добрый, честный, расставляет везде умных, добрых честных чиновников и живет вечно. Но поскольку этого не бывает, это худшая форма правления, на самом деле, разница между тем, что вы предлагаете и что сегодня делается, только одна, возможность у людей теряется. Я согласен, сегодня в некоторых выборах, там страшно смотреть на кандидатов. Один извините из какой-то водочной мафии, другой

Ведущий: От селедочной.

Сергей Иваненко: Это правда, но сделать систему, при которой кандидат от водочной мафии будет назначаться сверху, будет означать, что у людей не будет никогда шансов это изменить. Я приведу конкретные примеры. вот был такой город Норильск и есть. Город Норильск, там появился мэр, Мельников, который не угодил норильскому комбинату, представляете что значит не угодить градообразующему и так далее. И правдами и не правдами его отстранили от работы, но люди проголосовали потому что он свой. Вот н самом деле, система выборов местного самоуправления дает возможность людям ранее или поздно воров этих погнать, а если это вы все сделаете навсегда, никто ничего не сделает.

Михаил Веллер: Конечно и система коммунизма давала нам возможность жить всем по справедливости и получать по потребностям. Беда вот в чем, год назад.

Сергей Иваненко: Беда в том, что денег не хватило на всех.

Михаил Веллер:Нет, деньги перераспределялись теми, кем надо. Год назад на этом самом месте говорил я, что если вы не хотите вводить по уму, справедливости и с перспективой наперед конституционную диктатуру, то раньше или позже вы получите менее умную, менее конституционную, менее полезную диктатуру, ничего не могу поделать с тем, что слова повисают в воздухе пустыми. Дело в том, что политики строят планы наперед, а народ живет сегодня и не все доживают до завтрашнего дня. Мы должны говорить не о том, что может быть и какой будет царь и каким будет выбор народа, а о том, что реально сегодня является меньшим из зол. По сравнению с беспредельщиками, которые режут людей на местах. Вы понимаете, этим и отличается только упорядоченное государство от анархии.

Сергей Иваненко: С 2000 года у нас вертикаль власти выстраивается, как вы говорите, проводится концепция путь плохого царя, хотя мы все почти все считали, что царь хороший. Вот говорят страшные далекие Ельцинские времена. Те же 7 лет с 92 по 99 и сейчас 7 лет. Вот скажите, убийств, беспорядков, воровства стало больше или меньше за эти семь лет?

Михаил Веллер: Разумеется это вопрос не совсем ко мне, а к статистическому, но отвечаю, убийств, грабежей, старушек, которых выкидывают с балконов, предприятий, которых захватывают силой оружия и вообще ужаса, развала и бандитизма стало меньше. Вот понимаете такое горе, меньше. Потому что с ревущими 90-ми нашу ползучую полузастойную коррупцию, по ужасу и беспределу все-таки не сравнишь.

Сергей Иваненко: Я вам хочу сказать, по тем данным, которые у меня есть, не стало не меньше и не больше.

Ведущий: Я не согласен, ничего подобного.

Сергей Иваненко: А как было так и осталось.

Михаил Веллер: Вы знаете, все-таки и по улице в темноте стало несколько спокойнее.

Ведущий: Хотя темнота такая же. Это верно.

Михаил Веллер: И не читаешь каждый день на первой полосе "Московского комсомольца" что еще кого-то пристрелили по выходе из казино и грабанули сейф прямо в автомобиле посередине белого дня.

Ведущий: Точно, теперь грабят по-другому и отнимают тоже. Интеллигентно, научились.

Сергей Иваненко: Знаете, вот этот миф о том, что государство, при тоталитарном государстве авторитарном меньше преступности, этот миф истекает из того, что действительно, вот такого разгула уличной преступности нет, просто вы забываете об одном, когда есть преступность уличная, я хотя бы теоретически могу в милицию позвонить, хотя бы теоретически, если деньги есть, найти адвоката, попытаться найти преступника, попытаться.

Ведущий: Теоретически нанять другую крышу. 90-е годы учили конкретно, нанять этих бандюков или других

Михаил Веллер:Не хотите ли вы сказать, что назначение мэров это первый шаг к 37 году.

Сергей Иваненко: Но когда государство начинает выкидывать ото всюду, вам никакие крыши не помогут, вы понимаете это. Государство самый опасный преступник, если оно существует не по закону. Самый опасный, просто нет защиты.

Михаил Веллер: Совершенно справедливо. Могут ли сегодня найти защиту где бы то ни было от самоуправства местных властей всех уровней несчастные люди, которые этим властям подвергаются. Эти власти вроде бы и государство, а вроде бы и нет, вроде бы они покупают голоса, выдавливают, технология не хитрая. Спасения от них нет.

Сергей Иваненко: А они у Путина, у Путина могут найти защиту. Вот у него вся власть. почему вот он ничего в этом смысле никому не помогает? Почему не помогает дольщикам? Вы говорите, местная власть, они ничего не могут, ну Путин может все. И где результат? Все начинают, бояре плохие.

Ведущий: Вот у Васи Пупкина в Урюпинске кран течет, когда Путин его починит?

Михаил Веллер:Во-первых, то что путин может все, глубокая иллюзия, насаждаемая политтехнологами. Наверное не все, наверное не вседержитель монарх и наверное и существуют серьезные властные структуры.

Сергей Иваненко: Для это есть демократия, которая называется как раз разделением власти. Когда законы принимают одни в думе, исполняют другие, а контролируют третьи. А когда все это в одном лице, и в

Михаил Веллер: А результат один и тот же.

Сергей Иваненко: Нет, результат, извините, разный. Вы знаете,

Михаил Веллер: Посмотрите кругом.

Сергей Иваненко: Я вам про кругом и говорю. В мире 200 стран, 200 стран, развитых, богатых, успешных 20 ил 30 по разным расценкам. Среди них нет ни одной авторитарной страны, ни одной. Да, свобода, рынок, демократия не дает колбасу, но бизнесе шансов нет, ни малейшего.

Михаил Веллер: Вам рассказать, каким образом, господин Иваненко, рассказать каким образом и через какие этапы эти развитые страны приходили к своей демократии, рассказать вам о французском ли английском абсолютизме, рассказать вам о Франко или Пиночете. Или рассказать вам о том, как демократия в Ираке поставила вопрос о разделении страны на 4 части.

Сергей Иваненко: Вы на какой вопрос отвечаете, о Пиночете?

Михаил Веллер: О демократии.

Сергей Иваненко: Чили такой страной не является, Испания, между прочим, одна из самых не развитых стран Европы.

Михаил Веллер:
Не развиты, значит в Испании демократии нет, у нас ее больше.

Ведущий: Мэров выбирать или назначать?

Михаил Веллер: Сегодня приходится лучше назначать, но думать надо не о том, что сегодня еще, а о том, что нужно делать, чтобы нужно было правильно через 5 лет. Демократия строится на фундаменте институтов, а не на болоте анархии, которую мы имеем.

Сергей Иваненко: назначение мэров это последняя капля, к отмене выборов и к насаждению в России одной монополистической, мафиозной группировки. Вот что это такое.

Ведущий: Во втором раунде продолжим. Прошу вас.

Виталий Манский: Я не очень понял господин Веллер нашу власть считает франкисской или Пиночет, что он в этом смысле хотел обозначить?

Галина Ершова: У меня такое ощущение, что Михаил все еще отвечает как плохой студент. Много пафоса, много критики и при этом ни о чем не говорит. Ведь в любой момент можно повернуть его дискус в любую сторону.

Виталий Манский: И, кстати сказать, он ссылается на мафию, на какие-то нарушения прав, но мы тоже знаем, что в футболе существуют договорные матчи, еще какие-то там судейские проблемы. Давайте отменим футбол и будет из кремля говорить, кто победил, Зенит или ЦСКА, там же лучше знают.

Галина Ершова: Безусловно. Сергей Викторович, безусловно, убедителен. Это человек, который имеет какую-то позицию, правильно излагает, следит за темой, во всяком случае, потому что у Веллера нет никакого порядка.

Антон Хреков: В начале, собственно говоря дуэли, то есть у оппонентов были одинаковые точки зрения, в общем-то они не боролись друг с другом, потом то что я услышал, это слова господина Веллера о том, что раньше женщины были моложе, трава была зеленее и может быть когда-нибудь они опять станут моложе и трава зеленее. Такой четкой аргументации не было.

Марина Михайлова: Они абсолютно одинаково думают по ситуации, единственный подход к тому, что выбирать или назначать. Мне выступление господина Иваненко показалось более убедительным его аргументы и кол мы все-таки идем к демократии, давайте и идти к демократии демократическими путями. Безусловно, путем выборов.

Антон Хреков: Знаете, получается, что, если следовать логике господина Веллера, как в советское время. Если что-то не получается, давайте отменим, запретим и все, и вот Макдональдс плохо работал сначала, давайте отменим Макдональдс.

Марина Михайлова: Я бы безусловно отдала голос Сергею.

Антон Хреков: Господину Иваненко, я с вами солидарен.

СПРАВКА: Иваненко Сергей Викторович, родился 12 января 1959 года в Грузии. Окончил экономический факультет и аспирантуру МГУ, до 1990 года работал на кафедре политэкономии московского университета. Затем был ведущим научным сотрудником центра экономических и политических исследований. С 93 по 99 депутат Государственной думы, первый заместитель председателя российской объединенной демократической партии Яблоко. Кандидат экономических наук, автор более 35 научных трудов, мастер спорта по шахматам, вице-президент российской шахматной федерации. Женат, имеет дочь.

Ведущий: Николай Петрович Колюбакин был человеком беспримерного мужества и честности. Участник кавказской войны, получивший множество ран, управлял Кутаисской и Реванской губерниями, а в 1868 году был назначен сенатором. Он обладал обостренным чувством справедливости и на любом посту боролся с лихоимством и взятками. Его вспыльчивость, ставшая причиной трех дуэлей, была известна самому императору, Николай Павлович называл Николая Петровича не мирный Колюбакин.

Голос за кадром: Во второй схватке в борьбу вступают секунданты. Они могут оказать серьезную поддержку дуэлянтам, поддержите и вы своими звонками. Вторая схватка.

Ведущий: Прошу.

Сергей Митрохин: Сергей Митрохин, заместитель председателя партии Яблоко. Господин Веллер, на сколько я понял вашу логику, они примерно такая. Народ у нас бесправен, по этому надо еще больше прав у него отнять. Вот отняли право губернаторов выбирать, теперь мэров, голосовать против всех, список очень длинный, но я хочу у вас спросить, вот все-таки по вашему мнению, почему все-таки народ не может, не имеет право избирать, согласно вашей точки зрения? Он что у нас очень глупый, или он бездарный, или он не честный какой-нибудь? Если народ таков, то как же ему доверить самое святое, выборы президента Российской Федерации. Генеральный секретарь организации объединенных наций нам президента назначать? Как мы можем народу, а это же гораздо более ответственная задача, выбор президента, это же не мэр какой-нибудь, это же президент? Или Господь Бог путем помазания должен назначать, вот кто? Ответьте пожалуйста на вопрос, вот два вопроса.

Михаил Веллер: Основа любой политической системы и демократии прежде всего это делегирование функций, избирая кого-то, народ функцией защищать себя, устанавливать законы, и так далее, делегирует избранным лицам и если какие-то лица оказываются предателями интересов народа, отступниками от своих слов, ворами и казнокрадами, то народ пытается делегировать свое право кому-то еще, хоть шерифу, хоть доброму царю, хоть заместителю президента, для того, чтобы он, получив это право от народа разобрался с теми, кто обкрадывает народ на местах. Так вот, поскольку сегодня в народе как это ни ужасно и не скверно, продолжают нарастать настроения, симпатии к сталинизму, что я крайне не одобряю, фашизм в народе, чего я крайне не одобряю, диктаторские отношения, чего я крайне не одобряю. Но это свидетельство того, что народ пытается делегировать свою функции тем, кто скрутит в бараний рог обкрадывающих народ чиновников и воров на местах, вот что такое реальная демократия в отличие от анархии, которую вы установили для удобства обделывания своих делишек под маркой демократии.

Сергей Митрохин: Отнять у народа право реальное, это по-вашему демократический ход такой. Вот сейчас есть это право, вы говорите, надо отнять, вообще когда закончит власть отнимать? Отняли право выбирать губернаторов, отняли право голосовать против всех, отняли право выбирать своего депутата по округу, когда власть начнет что-то народу давать, скажите, пожалуйста? Все отнимает и отнимает.

Михаил Веллер: Скажите, пожалуйста, почему вы говорите об отнимании права делать что-то вместо того, что у народа реально отнято право на достойную человеческую жизнь. У народа это право на обеспеченную старость, у народа отнято право на приличную бесплатную медицину и всякие социальные льготы, а взамен этого народ имеет гипотетическое право. Право в руках грязных политиканов, превращаются в вывеску, я повторяю, под которой удобно набивать свои карманы, а нищему народу говорят, а у тебя народ, есть право.

Сергей Митрохин: Ваша позиция такова, отняли все эти права, значит надо еще больше отнять прав. Отняли социальные права, значит политические отнять

Ведущий: Я понял, вы пошли уже по кругу. И там был второй вопрос. Учитывая, что народ обманывают на выборах мэра, как ответить на разумный вопрос, как быть уверенным, что не обманут на выборах президента?

Михаил Веллер: Ни как не быть уверенным. Потому что, что касается выборов президента, мы имели компанию 96 года, и от части компанию 2000 года, и в 96 году демократы дружными рядами делали все, чтобы нарушить демократическую процедуру и протолкнуть грязные выборы. Потому что получалось в результате выборов им не нравилось. Вы помните.

Ведущий: Я согласен со всем кроме одного, мне не нравится термин демократы, потому что они были олигархаты.

Сергей Митрохин: Нет.

Ведущий: Ну не надо слово демократия использовать там, где его нет.

Сергей Митрохин: Яблоко было против Ельцина и против этого фарса. Ну причем здесь демократы. Мы были против этого.

Ведущий: О чем я и говорю, не надо использовать термин демократ.

Сергей Митрохин: Кто должен назначать президента в России?

Михаил Веллер: Это не вопрос, это называется ораторский прием, это
подразумевается, что раз мы выбираем президента, надо выбирать и остальных.

Ведущий:А правильно ли я понимаю, что сборище ораторских приемов это оратория. Прошу вас.

Олег Михеев: Олег Михеев, руководитель строительной компании в городе Волгограде. Когда мы говорим сегодня, народ и мафия, мы как бы разделяем, качая маятник, от народа до мафии, убирая все промежуточное. Я бы хотел задать конкретный вопрос. На протяжении последних 8 месяцев неоднократно во всех средствах массовой информации звучала информация о проблеме, которая возникла в Волгограде. В частности, мэр три месяца был под следствием, потом его арестовали, процесс затягивается. Сейчас вроде бы перешло дело в суд, но на протяжении 8 месяцев город остался без власти. И вопрос заключается в чем, ведь человека выбрал народ, сейчас он ну н может выполнять обязанности. В это время кто-то исполняет обязанности. Вы сказали, что нарушение наших конституционных прав, здесь тоже прямое нарушение конституции. Конституционных прав жителей города. Что в данном случае надо делать?

Сергей Иваненко: Спасибо за вопрос. Я лично знаю господина Ищенко, мы с ним были депутатами, он был депутатом от фракции ЛДПР. Тогда он был простым парнем из Волгограда. После двух сроков в думе, у него появились возможности избираться на мэра, там компания была соответствующая, я думаю, не надо мне вам рассказывать. Возможно вы сами участвовали. Кому что раздавали и как все это проходило. Так что это так, к слову. Я могу вам рассказать и о Волгограде отдельно. Но я бы хотел сказать по более важному с моей точки зрения вопросу. Очень важная фраза о том, что люди могут ошибиться на выборах, ну чего-то не знали, скрыли какие-то факты, очень важная фраза. Именно для этого существует система сдержек и противовеса. Понимаете, когда вы ошиблись на выборах президента США, там есть конгресс, он там импичмент и Клинтону и мало никому не покажется. И он следит за своей политикой так, как не следит никто, если мы сейчас ошибемся, с выборами президента в системе, которую создали, это будет катастрофа для страны, опаснейшая ситуация именно в этом. Народ обязан получить право выбора, он имеет право на ошибку, и он имеет право на исправление ошибки, для этого существует система выборов. То, что сейчас ее отменяют. Я отвечаю на конкретный вопрос, как быть в Волгограде. Это один из тех случаев, да, там реальной альтернативы не было, потому что выбирали деньги. Выбирала одна группировка против другой, теперь те, которые оказались вне финансовых потоков, организовали, я не знаю, куда они там ходили, генпрокуратура, просто прокуратура, ФСБ, наркоконтроль, какая разница. У нас 26 федеральных органов, в каждом регионе. 26 чиновников, которые спят и видят, где бы еще присосаться к финансовому потоку. Механизм, механизм, я сейчас скажу какой. Если мэр нарушал законы и он является преступником, а решить это может только суд, значит суд приговаривает его к определенному наказанию и назначаются выборы нового мэра, вот такой механизм. Такой механизм. Это первое. Второе, я об этом хочу сказать особо, особо хочу сказать. Не должно быть неприкосновенности у избранных людей, не должно быть, потому что сегодня идут во власть, особенно депутаты, потому что их никто на улице остановить не может, потому что гаишники все обязаны их пропускать, никакой неприкосновенности, это наше программное требование. Если Путина мы можем по не известно каким сложным путем, но в принципе отстранить от должности импечментов, то почему, извините, депутаты ходят королями и ничего не могут сделать, всем хамят и нарушают всевозможные законы. Неприкосновенности быть не должно и нигде в мире этого нет. нет ни где в мире. нарушил закон, отвечай.

Ведущий: Ну а все-таки непосредственно по ситуации в Волгограде. Что делать?

Сергей Иваненко: ну это конкретная ситуация в Волгограде. Ну если бы я был губернатором, я бы

Ведущий: Я бы, я бы, ух, я бы. Мы демократы, нам только да власть, мы бы.

Сергей Иваненко: Там надо разбираться. Если говорить серьезно, я не хочу быть заочником, вы поймите, тут очень много лоббирования как в одну, так и в другую сторону. Есть обвинение , если они доказаны, виноват, не доказаны, виноваты те, кто устраивал эту компанию. Только так в демократическом обществе можно работать.

Олег Михеев:
Вы сейчас сами себе противоречите. С одной стороны мы говорим о том, что губернатор должен взять и управлять процессом, он не может этого делать.

Сергей Иваненко: Я этого не говорил.

Олег Михеев: Вы только что сказали, был бы губернатором.

Ведущий: Он это шуткой сказал. Такая демократическая шутка.

Сергей Иваненко: Я хотел сказать, что управлять должен процессом закон. Закон.

Ведущий: А вот это сейчас смешно. Сейчас молодец.

Анатолий Голов: Анатолий Голов член политбюро партии Яблоко.

Ведущий: Столько людей в политбюро.

Сергей Иваненко: У нас партия большая. Между прочим.

Ведущий: Пока у вас большое политбюро.

Анатолий Голов: Нас всего 40 человек.

Ведущий: Не много, понимаю.

Анатолий Голов: Господин Веллер, вы ратуете за монополию власти, за то, чтобы сверху до низу все назначалось, все было подконтрольно. Россия уже дважды наступала на монополию власти, это кончилось революцией в 17 году, когда была монополия у царя и революция в начале 90-х, после монополии у власти коммунистов. Через сколько лет на ваш взгляд будет следующая революция, за которую опять страна заплатит очень дорого, в случае установления вот такой монополии в третий раз?

Михаил Веллер: В случае продолжения, вашей партии проводимой ныне политики, эта революция случится еще на нашем с вами веку. К моему величайшему сожалению. Когда говорится о действии демократического.

Анатолий Голов: Господин Веллер, ответьте на вопрос.

Михаил Веллер: Я вам отвечаю. Когда говорилось о действии демократических институтов в Америке, то именно никто иные как законодатели российские должны озаботиться законодательной базой демократии. В Америке никто не смеет выкинуть человека из его дома. В Америке не возможна оплата труда ниже прожиточного минимума. В Америке не возможна постановка вопроса о лишении народа права на оружия. В Америке не возможна монополизация ни одной области, когда цены на нефть падают, а бензин продолжает дорожать.

Анатолий Голов: Господин Веллер, ответьте на вопрос. Не занимайтесь демагогией, пожалуйста.

Михаил Веллер: Таким образом то, что вы называете демократией, на самом деле является помесью анархии и олигархии и в том случае, если сейчас партиями в том числе вашей, не будет разработан реальный, сколько-то летний план перехода к демократии, а вы будете настаивать на том, что все должны делать что могут, у нас уже отлично. Но вместо демократии, к которой можно придти через твердое введение демократических законов будет революция в следствие анархия.

Ведущий: О ужас.

Анатолий Голов: К сожалению, господин Веллер, вы ловко ушли от ответа на вопрос, подменив его совсем другим. Противопоставление порядку анархии, это простой демагогический прием.

Михаил Веллер: Я ответил вам на ваш вопрос.

Ведущий: А вам нужно отвечать сложными демагогическими приемами. То есть простые вам уже не подходят.

Михаил Веллер: Будьте любезны повторите, и я вам докажу, что я ответил. Ну-ка повторите.

Ведущий: А это уже не простой уже такой прием.

Анатолий Голов: Вы восстановление монополии на власть, два раза такая монополия в России была.

Михаил Веллер: Я такого не говорил, это ваши слова.

Анатолий Голов: Вы говорили это в первом раунде.

Михаил Веллер: Назначение сверху мэра еще не означает монополии власти на все на свете, вы передергиваете грубо, примитивно.

Ведущий: Вот я как считаю, поговорили хорошо. Хорошо поговорили. Предлагаю перейти к вопросу с другой стороны. Ну не успеем.

Анатолий Голов: Сколько лет до революции?

Ведущий: Сколько лет до революции вам ответили уже. Скоро. Оранжевой не будет никогда. Два анекдота на жизнь одного поколения не бывает. Тем более дурных анекдотов. Прошу вас.

Андрей Миронов: Андрей Миронов, Москва, политтехнолог.

Ведущий: О, вас тут все искали.

Андрей Миронов: У меня как раз вопрос к Сергею Викторовичу. Уважаемый Сергей Викторович, и вы и я мы прекрасно знаем и все здесь присутствующие как мы выбираем депутатов. У меня очень простой вопрос. Предлагаю выбирать мэра, кого вы предлагаете выбирать? В моем понимании мэр это хозяйственник, вы очень ловко, как политик ушли от вопроса моего товарища, который задавал вам вопрос по ситуации в Волгограде. На сегодняшний день миллионный город возглавляет молодой человек с юридическим образованием, при этом, имеющий весь административный ресурс, и естественно, имеет такой ресурс, а вы знаете, что народ у нас голосует ушами и сердцем, это молодой человек скорее всего попытается стать главой города. считаете ли вы правильным, что назначение хозяйственника является худшим, чем выборы юриста, артиста, на хозяйственную должность?

Сергей Иваненко: Отвечу, это важный вопрос. На счет Волгограда я не понял ваш упрек. Я сказал, что я не знаю там ситуацию конкретно, по этому я не могу не него ответить. То что вы говорите, вызывает у меня послушать другую сторону, другу. Сторону, тогда я и разберусь, потому что ваш позиция относительно властных фигур там, они наверное на чьей-то стороне, а я так не могу просто исходить из того, что вы правы. По этому не ответил. Теперь что касается того, кого нужно выбирать. Хозяйственника, народного хозяйственника в кепке или без кепки или народного артиста? Значит я вам отвечу, не знаю, люди пусть решают, люди решают, если им в регионе вот они считают, что главный их интерес это хозяйственный, если нужно застраивать Москву, строить 2, 3 кольцевые дороги, тогда да, они выберут хозяйственника. А если люди скажем, в Калифорнии у них все хорошо, они выберут народного артиста, Шварцнегера, понимаете. По этому нельзя вот таким образом, таким образом, определять, что лучше для народа. А кто судья? А кто будет принимать решения? У этого там докторская степень, у господина Жириновского например, он оказывается доктор наук, понимаете и что из этого следует.

Андрей Миронов: А вам не кажется, уважаемый Сергей Викторович, а вам не кажется, что такой опыт, который вы предлагали, уже был в конце 80-х годов, когда мы выбирали директоров заводов, сейчас мы идем к выборов дикторов атомных станций. Вы представляете себе, что такое затор, наверное представляете. Вот мэр ЗАТО, это генеральный директор закрытого предприятия, оборонного.

Сергей Иваненко: Вы же прекрасно знаете, что по ЗАТО есть специальный закон.

Андрей Миронов: Я знаю.

Сергей Иваненко: Так что вы мне рассказываете, что там такие же выборы. В этом смысле.

Сергей Митрохин: ну что вы привязались к отдельно взятому мэру Волгограда. Вы вспомните, оборотни в погонах, коррупционеры, во всех уровнях власти, их что выбирали что ли? Среди назначенных воров гораздо больше, чем выбранных.

Ведущий: Это голословное утверждение.

Андрей Миронов: Сергей, но согласитесь.

Ведущий: А среди выбранных воров больше или меньше чем просто воров? Вот меня просто пугает когда мы ищем во власти случайно затесавшихся туда честных людей. Присаживайтесь, пожалуйста.

Антон Хреков: Действительно складывается такая ситуация как в том анекдоте про бороду и профессора. Когда студент спрашивает профессора, вы когда спите вы бороты кладете на одеяло или под одеяло. Через неделю говорит, сволочь ты, я попробовал и так не удобно и так не удобно. Спать не могу. Но тем не менее, мне по-прежнему кажется, что в словах господина Веллера нет единой логики такой. Давайте сейчас, давайте, все плохо, сейчас наведем порядок быстренько, что потом не известно. Нужна вот эта дурацкая демократия.

Марина Михайлова: Знаете да, я с вами согласна. Я вообще не понимаю, а кто сказал, что назначенный мэр может быть меньше мздоимствованным, вором, коррупционером и так далее. Кто вот это сказал. Для этого существуют правоохранительные органы, для это существует прокуратура. Другие дело, что правоохранительные органы конечно должны работать и журналисты, люди должны знать информацию и человеку местному, который будет избран, ему будет стыдно, это его люди.

Антон Хреков: Те же депутаты, допустим сейчас, формально конечно их выбирают, но фактически по партийным спискам, их уже назначает руководство партии. И что, мы видим кристально честных среди депутатов, которые работают в своих округах, которые все время пекутся только о народе. Ничего подобного.

Марина Михайлова: Я отдаю голос Сергею.

Антон Хреков: Присоединяюсь.

Виталий Манский: Вас, как историка хотелось бы спросить, а есть примеры, когда народы целые лишались избирательного права. Я знаю, что где-то там в Греции, то ли на Кипре, слабоумных людей по диагнозу, лишают избирательного права, а вот.

Галина Ершова: Ну по диагнозу и у нас лишают права.

Виталий Манский: ну теперь весь народ как я понимаю тоже.

Галина Ершова: Господин Веллер весь народ записал вот с таким диагнозом, которые не имеют право и должны сначала научиться плавать, а потом пустят в бассейн воды, как в анекдоте. При этом его пафосные выступления, восхищения Соединенными Штатами Америки, оно просто как-то контрастируется с таким уничижительным отношением к своим соотечественникам. Вам не показалось.

Виталий Манский: А исторически выдержано то, что он произносит, потому что мне кажется очень странным.

Галина Ершова: Да нет, нет, конечно же это абсолютная демагогия, то есть она не имеет никакого отношения к реальности, то есть это видимо его личные предпочтения в условиях чего изволите.

Виталий Манский: А то я уже испугался.

СПРАВКА: Веллер Михаил Иосифович, родился 20 мая 1948 года на Украине в семье офицера. В 66 году окончив школу с золотой медалью, поступил на филологический факультет Ленинградского университета. Работал учителем, журналистом, лесорубом, охотником промысловиком, скотогоном, всего сменил около 30 профессий. В 1983 году вышла первая книга рассказов, сегодня один из самых популярных писателей. Его книги издавались 120 раз общим тиражом в 5 миллионов экземпляров. Любит читать и путешествовать. Увлекается пулевой стрельбой. Женат, имеет дочь.

Ведущий: В 1896 году газета "Киевское слово" напечатало отчет о дуэли, случившейся в Ялте. Городской глава Хващинский стрелялся с неким Ферлиевичем, которого публично оскорбил. На предложение извиниться, ответил отказом. Спустя три недели Ферлиевич, как следует из сообщения, нанес обидчику оскорбление действием. Очевидно, дал пощечину. Дуэль стала неизбежной. Состоялась она в Исарском лесу и к счастью закончилась бескровно. Хващинский подал в отставку.

Голос за кадром: В третьей, завершающей схватке дуэлянтам предстоит отвечать на вопросы Владимира Соловьева. Схватка третья.

Ведущий: Я согласен с вашей логикой, что люди живут плохо, меня только вот что интересует, скажите, пожалуйста, когда рождается ребенок и его родители учат ходить, вот он начинает ходить и упал. Разбил себе нос, то что нужно сделать родителям, сказать, все, ходить ты не можешь, по этому только коляска, будем тебя возить в коляске, пока ты не поймешь наконец, что такое ходить. Вот пока ты не научишься ходить, будем тебя возить.

Михаил Веллер: Позвольте ответить.

Ведущий: Да, пожалуйста.

Михаил Веллер: Вот когда ребенок, который учится ходить, падает с печки головой об пол, то всю остальную историю мы имеем то, что имеем сегодня с ростом самосознания народа в демократической стране.

Ведущий: То есть правильно я понял, исходя из вашей логики. Что так как наш народ уже упал головкой об пол, то по этому лучше вообще не ставить дурацкий вопрос о голосовании, в частности, отменить голосование в этой передачи, как порочное.

Михаил Веллер:Не правильно, значит раньше, чем начать учить ходить и чем начнет ходить, нужное первое, если пол каменный ковер постелись или что-то в этом духе, второе, посмотреть, чтобы шнурочки не были развязаны. Третье, чтобы острый угол не торчал на дороге.

Ведущий: Правильно, а научить должен кто?

Михаил Веллер: Я думаю родители, а вы?

Ведущий: То есть исходя из логики, что у российского народа есть некий внешний родитель, то есть вы изначально говорите.

Михаил Веллер: А вы исходите из логики, что российский народ сирота?

Ведущий: Я исхожу из логики, что российский народ сам по себе есть и родитель и ребенок. Именно по этому, так как процесс воспитания и власти, процесс воспитания и избирателей и избираемого идет взаимно, по шажочку, то нельзя сказать, что у нас есть внешняя мудрая, инопланетяне сейчас появятся и в момент научат. Постелят ковровую дорожку, уголок лобзиком, ребеночка за ручку, а печку ни-ни. Печки отменить.

Михаил Веллер: Отвечать можно. Я считаю, что не правомерно противопоставление народа и власти, что власть это та самая как бы голова народа, которая следит, чтобы ноги друг за друга не цеплялись, и когда ноги цепляются, голова говорит, мы ножонки расцепи сначала, давай я тебе ручонками помогу.

Ведущий: Понятно. Вопрос. Идут выборы мэра. Мы с вами хорошо знаем, как они проходят. Чтобы обеспечить выборы мэра, вы сами хорошо знаете, надо чтобы тебе принадлежал ресурс, здесь появляются местные бандитские группировки или властные или какие угодно, появляются люди с деньками, подкуп избирателей, появляются вбросы бюллетеней, обычная технология. Все это хорошо знают. А выбирают они кого? Они выбирают в конечном итоге кого, мэра, он что должен делать? За что отвечает мэр?

Сергей Иваненко: Смотря какой мэр, что называется.

Ведущий: Ну если у нас мэр тире губернатор, это Москва. это частный случай. Ну в городах за что отвечает мэр?

Сергей Иваненко:Вот в Дальнегорске убили кандидата в мэры, молодой парень, там уже говорят 4 человека арестовали, вот недавно, случайно ли. Я случайно нашел, потому что название мне запомнилось. Я раньше не знаю, что такой город. Я прочитал список из 10 самых грязных городов мира, мира. В этом списке с 10 мест мира три российских, мы в лидирующей группе. Что положено державе, как некоторые считают. Один из них Норильск, второй Дзержинск, третий Дальнегорск. По этому все зависит от того, какие рычаги влияния, какие.

Ведущий: Чем мэр занимается?

Сергей Иваненко: Мэр распоряжается ресурсом, который есть на территории. Вот мэр, например, знаете Балашихи, я условно называю, или Химок, вот тут есть места под садовые участки, которые можно очень не плохо пристроить.

Ведущий: Ну он в конечном итоге, вот на нашу жизнь как влияет? Вот для меня мэр чистые дороги, для меря мэр лампочка загорелась. Для меня мэр, что хватит устраивать месяц памяти Карбышева. То есть для меня мэр, когда горячая вода есть постоянно.

Сергей Иваненко:
Это то, что называется по закону. Мэр действительно по закону, он выполняет те функции, которые люди пот отдельности не выполняют. Они его специально выбирают.

Ведущий: То есть он хозяин у них?

Сергей Иваненко: Не только хозяин.

Ведущий: А кто же? Вот вы например говорили в предыдущем раунде, а там был губернатор, а не мэр, а мер-то хозяйственник.

Сергей Иваненко: Губернатор в Америке это то же самое, что мэр по функции.

Ведущий: Ох, как вы их принизили, молодец. Да наш мэр Дальнегорска. У них губернаторы в очереди выстраиваются, чтобы у нас мэрами работать. Но все-таки, извините, ответьте мне пожалуйста на вопрос. Если мэр является хозяйственником, то как люди могу оценить кандидатов, если они на этой должности еще не были? Вот как, например, глядя по глазам Михаила Веллера сказать.

Сергей Иваненко: Любимый вопрос.

Ведущий: Это у всех любимый.

Сергей Иваненко: Без подготовки.

Ведущий: Хотя вопрос любимый. Потому что любимый.

Сергей Иваненко: На самом деле, вопрос выборов это всегда вопрос проб и ошибок, ну ничего не поделаешь, и в этом смысле можно посоветовать, вот вы выбираете человека, который будет управлять милицией, вот вы выбираете мэра.

Ведущий: То есть всех надо выбирать, да?

Сергей Иваненко: Нет, не про это я говорю. Вы выбираете человека, которому даете на самом деле право влиять на вашу жизнь и может быть очень жестоко повлиять. По этому

Ведущий: Я не даю ему никакого права влиять на мою жизнь, я ему даю право сделать так, чтобы улицы были чистыми, горел свет и лилась вода. Мне его политические зрения вообще наплевать. По мне, чем меньше политики в жизни мэра, тем лучше.

Сергей Иваненко:Это вы мэру объясните, что он только вам лампочки в подъездах вкручивать.

Ведущий: А что еще мне мэр должен, рассказать как детей воспитывать? Как дальше жить, как людям верить?

Сергей Иваненко: У любой власти, вот мы считаем там, и в принципе так и должно быть.

Ведущий: А начальник ЖЭКа тоже должен быть политизированным?

Сергей Иваненко: Если вы приходите в ЖЭК, или в собес, то вся работа собеса заключается в том, или ЖЭКа, чтобы выдать вам справку. Потратить на это пол минуты, сказать большое спасибо, улыбнуться, чтобы вы ушли домой счастливо.

Ведущий: А вы нет, вы против этого?

Сергей Иваненко: Я конечно за это.

Ведущий: Вы хотите придти к мэру и выслушать политинформацию.

Сергей Иваненко: вы мне не даете ответить на любимый вопрос, ну не возможно. Значит, я вам хочу сказать, что власть, власть, любая власть, конечно, она тянет на себя и она помимо тех функций, которые она должна выполнять, как общественный институт, она в том или ином виде тянет это на себя.

Ведущий: Ну подождите, да не так, да у вас есть местные депутаты, никто не отменял их выборы, вот пожалуйста, за местных депутатов все голосуют.

Сергей Иваненко: Вот давайте все-таки по-крупному будет оперировать большими количествами людей, которые живут, например, в городе. Если люди, если люди в целом, я вам отвечаю, почему голосуют за того или иного мэра. По двум причинам, либо вовсе не за кого, либо, ест за кого, люди голосуют за того, при котором им будет жить лучше.

Ведущий: Откуда они знают.

Сергей Иваненко: Да уж люди точно знают.

Ведущий: Люди будут точно знать, когда им плохо. Вот пока люди точно голосуют, когда им говорят.

Сергей Иваненко: Хорошо, они надеются, надеются.

Ведущий: Вы согласны с тем, что выборы всегда в своей природе протестны, как правило люди говорят, вот этот нам не нравится, они говорят, он вор, он мерзавец, столько лет он все разворовал. По этому за этого не пойдем ни за что.

Сергей Иваненко: Не согласен. Несмотря на то, что у нас почти все выборы протестны.

Ведущий: Все равно с этим не согласны.

Сергей Иваненко: В принципе не согласен, что вопрос выборов сводится только к этому. Понимаете.

Ведущий: Нет, мэров, выборы мэров.

Сергей Иваненко: Выборы кого угодно. Если выбор старосты в классе, можно тоже подвести под эту теорию.

Ведущий: Слушайте, вы сейчас довыбираетесь, у вас денег не хватит на эту демократию.

Сергей Иваненко: По эту теорию подвести все. Что угодно.

Ведущий: Всех выбирать, то что старосту в классе выбирать согласен, а
учителей?

Сергей Иваненко: Нет, старосту в классе, там просто. Старосту в классе выбирают по принципе, лишь бы не меня, вы это прекрасно знаете, там по этому принципу. По этому не надо сравнивать.

Ведущий: Эта девочка не достаточно красива, но пусть хотя бы побудет
старостой.

Сергей Иваненко: По этому не надо все выборы подводить под одну гребенку. Они разные и между прочим, между прочим, люди знают, что выборы разные и они по разному ходят и по разным критериям голосуют. За депутата районного собрания, за мэра, за губернатора, за президента.

Ведущий: Мы говорим конкретно про мэра.

Сергей Иваненко: Вот знаете, на выборы в администрацию муниципальную, будет явка 5%, а на президента люди придут.

Ведущий: Правильно, они хотя бы знают кого выбирают.

Сергей Иваненко: Потому что реальная власть.

Ведущий: Михаил, вот вы замечательно и точно описываете нынешнее положение дел. Что вам дает основание решать, что феноменальное количество ошибок, исходя из вашей логики, которое уже было совершено, приведен неожиданно к правильному поступку, а не к ухудшению ситуации и не к дальнейшим ошибочным назначениям?

Михаил Веллер: Значит, исходить приходится из простого предположения, что из двух зол выбирают меньшее и лучше один вор, не зависимый от местных мафий, чем десять воров на месте, которые перетаскивают добро друг у друга высасывая из всех, кто живет под этой властью.

Ведущий: Ну смотрите.

Михаил Веллер: То есть государство организованное лучше, меньше грабит народ, чем государство анархических воров.

Ведущий: Да ничего подобного. Это абсолютно абстрактно. А конкретно выглядит так. Смотрите, идут выборы, с тобой заигрывают, тебя по головке гладят, тебе воблу привозят, колбасу, вино, что запрещено.

Михаил Веллер: Позвольте отвечать. Значит, у нас уже давно, и не только в России, понятие демократии как власти народа, которого на кривой козе не объедешь и прав не отберешь, они ему принадлежат на столько по закону.

Ведущий: По этому вы предлагаете это закрепить?

Михаил Веллер: Стоп, стоп. Подменено лишь тем, что народ имеет право голоса на выборах и задача власти выманить у него этот голос.

Ведущий: Пусть выманивает.

Михаил Веллер: Перед выборами власть затачивается на выманивае голоса и больше
ее ничего не интересует.

Ведущий: У нас не хватает времени. Вынуждены уже уходить. Вы предлагаете вещи, которые не предлагает даже партия власти, ни одна. Вы предлагаете феноменальные вещи. Вы говорите, не надо слышать народ вовсе, потому что последние выборы, которые у нас есть, это возможность народу сказать, "достали, этот человек раздражает, он вор, этих не приемлю". Вы считаете, что власть узнает о жизни людей, не имея самый яркий и мощный механизм по которому человек может сказать, ненавижу.

Михаил Веллер:
Когда народ доводится до крайности, в чем ужас, то народ дружными рядами демократически идет голосовать за Фюррера.

Ведущий: За какого Фюррера. А вы предлагает избежать голосования Фюррера, а сразу его назначить, при том, отделить абсолютно власть от народа и сказать, народ, туп, власть хороша. Мы сами знаем что и как делать.

Сергей Иваненко: Я все-таки скажу господину Веллеру, он человек образованный. Я хочу вам сказать в чем разница между одной мафиозной группой и двумя. Я вам приведу исторический пример.

Михаил Веллер: Две крадут двое больше.

Ведущий: Нет

Сергей Иваненко: Это не достаточно.

Михаил Веллер: Ответом курируя делая добро народу, чтобы она выбрала лучшую.

Ведущий: Вынуждены.

Сергей Иваненко: Я хотел бы ответить. В Англии была такая война алой и белой розы. 12 или 13 век, я точно не помню.

Михаил Веллер: 14.

Сергей Иваненко: Может быть доверяя вам полностью. Значит, что алая роза, что белая роза, это все были феодалы, это все были начальники, все были богатые, с дружинами и так далее. Они между собой грызлись, народу от этого на самом деле знаете что перепало, перепала демократия, потому что после этого появился парламент и у них появились права. Вот суть того, что происходит. Если у вас будет тоталитарная система.

Михаил Веллер: Вы призываете к гражданской войне, началу демократии?

Ведущий: Вы призываете к абсолютистской монархии, как ее высшему проявлению. Присаживайтесь.

Сергей Иваненко: Я призываю к тому, чтобы было два приемника, а не один.

Михаил Веллер: две партии феодалов.

Ведущий: У нас же орел двуглавый. Прошу вас, присаживайтесь.

Голос за кадром: Наступает кульминационный момент, сейчас судьи огласят свое решение, а мы подведем итоги голосования телезрителей.

Ведущий: Прошу, господин Манский.

Виталий Манский: Ну, собственно, учитывая, что дискуссия велась в диапазоне от мафии до работающего унитаза и ни разу не прозвучало, что нас уже решили право выбирать губернаторов и вообще это основное право человека что-то, как-то влиять на жизнь своей страны, по этому позиция, которую отстаивал Сергей Иваненко, для меня на столько убедительна и бесспорна, что даже если бы на его месте стоял, я приношу свои извинения, простоя не знаю, памятник или фикус, все равно эта позиция была бы так сказать, для меня выигрывала в этом споре. По этому я, в данном случае не фикус, я безусловно от даю вам пальму первенства.

Ведущий: Госпожа Ершова.

Галина Ершова: Да, я безусловно бы поднесла бы этот самый фикус господину Иваненко, поскольку его позиция она аргументирована, она отвечает запросам нашего общества и по этому я поддерживаю господина Иваненко, который по крайней мере думает о будущем нашей страны.

Ведущий: Госпожа Михайлова.

Марина Михайлова: Я считаю, что это право народа выбирать себе того хозяйственника, который будет управлять городом, в котором мы живем, который будет давать нам ту горячую воду, ту чистоту, свет в подъездах и так далее, облагать нас местными сборами, налогами. Это наше право бесспорно и другое мнение, которое хотелось бы высказать, а кто мешает человеку от власти избираться на тех же основаниях как и все остальные. Победил Сергей Иваненко и безусловно, голос отдаю ему.

Ведущий: Господин Хреков.

Антон Хреков: Знаете, в какие-то моменты мне тоже казалось, может быть действительно мэров надо назначать, ну что выбрали президента, а он со всем разберется. Но в том, что говорил господин Веллер, действительно постоянно мне виделась какая-то попытка эксгумировать элементы совка. Ну, нет бы ему действительно прямо сказать, ребят, у нас благосостояние страны идет не от народа, а от углеводорода, по этому, давайте вот народ лишим сейчас права выборов, ну и прекрасно, по крайней мере, честно было бы. Я хотя считаю, что в очередной раз в дули победил Соловьев, но все-таки мой голос господину Иваненко.

Ведущий: Благодарю вас. Ну что же, вы услышали мнение нашего уважаемого жюри. О том, как проголосовали телезрители, вы узнаете прямо сейчас.

Голос за кадром: По результатам голосования телезрителей победил Михаил Веллер.
НТВ, 9 ноября 2006 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Сайт НТВ

 Сергей Иваненко

Сергей Митрохин

Анатолий Голов
 
Законодательство о выборах 

 

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика