[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Беседовала Елена Земскова
Монополии в России – это результат смешения власти и бизнеса
Интервью Сергея Иваненко
"Деловой Петербург" , 31 июля 2007 года   

Об экономической платформе, с которой пойдет партия "Яблоко" на предстоящие парламентские выборы в Госдуму, рассказал dp.ru зампред партии Сергей Иваненко.

Елена Земскова: Сергей Викторович, в качестве основы своей платформы партия "Яблоко" называет идеологию социального либерализма. Какой смысл вкладывается в это понятие?

Сергей Иваненко: В современной политической идеологии, прежде всего в развитых странах либерально-социальная идеология – одно из наиболее перспективных направлений. Почти во всех западных странах партии, которые придерживаются этой идеологии, являются правящими. Партия "Яблоко" уже на протяжении последних 15 лет отстаивает принципы социального либерализма, и мы полагаем, что именно эта идеология может сыграть ключевую роль в решении крупных задач модернизации России.

Конечно, можно работать и демонстрировать относительно неплохие результаты в тех условиях, в которых сегодня функционирует политико-экономическая система нашей страны, а также, к примеру, Китая или Индии. Я имею в виду достаточно жесткое вмешательство государства во все стороны экономической и политической жизни, что выражается в монополизации почти всех секторов рынка, а также фактической монополизации политической сферы. Но при таком подходе Россия всегда будет находиться на обочине мировых тенденций развития, прежде всего в экономике. В лучшем случае, мы сможем стать устойчивым поставщиком нефтегазовых ресурсов и другого сырья, которым, к счастью, наша страна очень богата.

Если же выражаться образно, то нынешняя политическая и экономическая система России, скорее, напоминает "Запорожец", который ездит по плохим российским дорогам и вроде бы все у нас нормально. Поэтому, еще раз повторю, если на сегодняшний день не ставится задача создания современного "автомобиля", то Россия так и останется страной, обслуживающей развитые страны и являющейся для нее рынком сбыта продукции.

Елена Земскова: А нет ли противоречия между словами "социальный" и "либерализм"?

Сергей Иваненко: Социальный либерализм – это современный либерализм. В какой-то степени его можно сравнить с соревнованиями на "стометровке": на старте все занимают равные позиции, а уж дальше, кто прибежит первым, тот и победил.

Неслучайно после Второй мировой войны почти все развитые страны взяли на вооружение именно эту модель развития. На наш взгляд, она позволяет оптимально сочетать, с одной стороны, свободу в экономической и политической сферах, а с другой стороны, справедливость в социальной сфере. При этом речь не идет о том, чтобы все поделить и раздать. С нашей точки зрения, в обществе должны быть созданы равные стартовые условия для каждого человека, независимо от доходов его родителей.

Поэтому в социальной сфере мы выступаем за бесплатное и качественное образование, а также здравоохранение, а в экономической – ставим вопрос о необходимости проведения широкого комплекса мер по демонополизации экономики. Те, кто уже захватил разными способами место под солнцем, не должны мешать более перспективным людям выходить на рынок и побеждать в честной конкурентной борьбе.

Елена Земскова: О каких мерах идет речь в части демонополизации российской экономики?

Сергей Иваненко: Дело в том, что демонополизация экономики невозможна без демонополизации политической сферы. На сегодняшний день Россию сложно назвать демократическим государством – затаптываются даже те маленькие ростки свободы и конкуренции, которые существовали в 90-е годы. Фактически мы оказались в условиях советского "ремейка", что выражается в попытках воссоздания КПСС, которая отвечала буквально за все.

В этом смысле главная задача для создания современной экономики лежит в политической области и связана с восстановлением основ конституции. Нельзя допускать монополизации партийного поля, нельзя преследовать за политические убеждения и создавать искусственные запреты для партий и общественных организаций! В ходе свободных и честных выборов люди сами должны определить, какая именно политическая сила представляет их интересы.

Только на этой основе можно проводить демонополизацию экономики. Сегодня же российский бизнес зависит только от Кремля и только от одной партии. А значит, конкуренция ведется уже не по стандартным европейским правилам, а "подковерными" способами. Все зависит от того, кто быстрее добежит до нужного кабинета в Кремле или Белом доме.

Елена Земскова: Речь идет о демонополизации конкретных секторов экономики?

Сергей Иваненко: Прежде всего речь идет об искусственно созданных монополиях. А таковые у нас сегодня сформировались буквально во всех сегментах рынка. Я думаю, сегодня на российском рынке монополизирована даже торговля шаурмой! Монополия есть на все, и это следствие полного смешения власти и бизнеса. Такая ситуация возникла не случайно, речь идет о генеральном политическом курсе, который осуществляется в этом направлении.

К примеру, из выступлений руководства "Единой России" мне неоднократно приходилось слышать о так называемом государственно-частном партнерстве. С экономической точки зрения это полный абсурд. Но есть частный бизнес, который сегодня не может работать в России без "крыши". А поскольку "крыша" всего одна, то и экономические результаты соответствующие.

В конечном счете тотальная монополизация всех сегментов рынка приводит к тому, что за приобретенный товар люди вынуждены переплачивать в несколько раз. Ведь бизнесмен изначально закладывает в стоимость товара сумму всех поборов, которые ему приходится платить в карманы отдельных чиновников. Наши граждане это очень хорошо чувствуют, исходя из слишком большой разницы цен, которая сложилась, к примеру, в Москве или Петербурге. Надо сказать, что по уровню цен на товары Россия уже вошла в "пятерку" самых развитых европейских стран. Но при этом мы не самая богатая страна мира!

Елена Земскова: Причина в недостаточно эффективной работе ФАС и изъянах антимонопольного законодательства?

Сергей Иваненко: Да, у нас есть Федеральная антимонопольная служба, которую возглавляет один из руководителей партии "Яблоко" Игорь Артемьев, и мы полагаем, что он достаточно эффективно делает то, что может. Но сегодня главным антимонополистом должен быть президент Владимир Путин. Потому что, как я уже говорил, во всех секторах рынках в стране сложилась тотальная монополия, и эту проблему невозможно решить отдельными законодательными актами.

Мы имеем дело не с классическими видами монополий, когда между двумя крупными предприятиями существуют определенные договоренности. В России проблема монополий связана с тем, что бизнес не существует вне государства, а государство – авторитарно. Именно такое смешение власти и бизнеса и является для нашей страны крупной политической и экономической проблемой. Для ее решения, конечно, нужны действенные антимонопольные меры, но главное – это добиться установления свободной конкуренции на рынке и, прежде всего, в политике.

Елена Земскова: В связи с этим ставит ли партия "Яблоко" вопрос о деприватизации?

Сергей Иваненко: Мы не ставим вопрос о пересмотре итогов приватизации. Более того, считаем это неправильным и крайне опасным для развития страны. Хотя отдаем себе отчет в том, что в начале 90-х годов приватизация "по Чубайсу" была несправедливой. Но сегодня мы предлагаем меры, которые, с одной стороны, призваны восстановить справедливость в этом вопросе, а с другой стороны, поставить в нем точку.

Частная собственность в России должна быть легимитизирована: неважно идет ли речь о собственниках садовых участков и квартир или владельцах крупных предприятий. Но чтобы смягчить последствия этой полукриминальной приватизации, мы предлагаем ввести специальный компенсационный налог или, как его еще называют, налог на случайно полученные высокие доходы. В свое время этот инструмент использовался в Великобритании, где власти также столкнулись с серьезным общественным недовольством по поводу приватизации десятка крупных предприятий. Рыночный же характер этого налога заключается в том, что имущество не отбирается, а просто облагается налогом. По нему взиманию подлежит разница между рыночной стоимостью предприятия и той суммой, за которую оно было приобретено в момент приватизации.

Хотя в реальности российский бизнес уже платит этот налог. Проблема в том, что он собирается в виде дани и ежеквартальных поборов в карманы отдельных чиновников, в том числе и тех, что пребывают в высших эшелонах власти. Необходимо добиться того, чтобы эти деньги открыто и под жестким контролем зачислялись в бюджет страны, а не направлялись на решение каких-то сомнительных задач. Так что в этой части мы не предлагаем ничего революционно-социалистического.

Елена Земскова: А как быть с естественными монополиями?

Сергей Иваненко: Само их название говорит о том, что в этом секторе невозможно установить конкуренцию искусственными методами. К примеру, было бы абсурдно делить на части одну нефтегазовую трубу и заставлять конкурировать между собой разных трубопроводчиков. В данном случае речь должна идти о создании эффективных механизмов общественного контроля деятельности естественных монополий. И ключевыми словами в этом смысле должны стать прозрачность и открытость. Раз эти монополии естественны и находятся под контролем государства, то общество должно знать, какую прибыль они получают, куда она направляется, какова сумма издержек и т. д. Сегодня же все естественные монополии абсолютно закрыты, и получить какую-либо информацию об их деятельности практически невозможно.

Елена Земскова: Необходимо ли также ужесточить контроль тарифной политики естественных монополий?

Сергей Иваненко: В этой части также необходимо установить жесткий общественный контроль. Сейчас тарифы формируются исходя из внутренней стратегии самих компаний, и никто фактически не проверяет, насколько они обоснованы. Формально за этим следит государство, но открыто эта тема не обсуждается в обществе. По сути, людей просто ставят перед фактом, а значит, они выступают заложниками этой политики. Ведь на самом деле, никто не знает, какой должна быть реальная стоимость услуг по газо-, электро- и водоснабжению. Может быть, в два раза меньше нынешней, а возможно, на 15% больше. И эта закрытость естественных монополий – по сути государственная политика. Она построена таким образом, что все проблемы этих монополий перекладываются на плечи населения: если у "Газпрома" или РАО "ЕЭС" что-то не получается, мы сразу же получаем рост цен на газ или электроэнергию. В стране нет политической оппозиции, а значит, нет контроля и этих предприятий.

Елена Земскова: В своей программе партия также говорит о необходимости осуществления "цивилизованного распределения национального дохода". Что имеется в виду, какие механизмы могут быть задействованы в этом направлении?

Сергей Иваненко: Мы считаем, что главное в экономике – это вопрос даже не "рыбы", а "удочки". Хотя партия также обсуждает и вопрос "рыбы". К примеру, в стране существует явная неэффективность и несправедливость политики оплаты труда "бюджетников". Россия получает очень высокие доходы от продажи нефти и газа, а у людей нет возможности принять участие в этом всеобщем счастье повышения мировых цен на энергоносители. Этот пробел необходимо устранить. Хотя обещать молочных рек и кисельных берегов в данном случае точно никто не может. Потому что при всех нынешних доходах от торговли сырьем общий доход на душу населения в стране по сравнению с европейскими стандартами остается достаточно низким.

Но это "рыба". А что касается "удочки", то налицо абсолютный провал в экономической политике правительства. В России практически ничего не делается для развития экономики и для того, чтобы люди могли зарабатывать деньги. Я имею в виду, в частности, отсутствие возможностей для развития малого и среднего бизнеса. Между тем, именно создание и оказание поддержки малым предприятиям – главная задача для цивилизованного распределения национального дохода.

Елена Земскова: Почти все партии согласны с тем, что малый бизнес нуждается в особой поддержке со стороны государства, но это не влияет на реальное положение дел...

Сергей Иваненко: Да, малый бизнес – это как коммунизм, формально против него никто не возражает. Но я приведу всего лишь один пример. Примерно 5 лет назад мы с Игорем Артемьевым внесли в Госдуму законопроект о семейном бизнесе. Согласно этому документу, каждая российская семья, ежегодный доход которой не превышает, условно говоря, 1–2 млн рублей, должна получить право заниматься любым бизнесом. Например, торговлей, частным извозом, репетиторством и т. д.

И представители всех этих партий, которые сейчас выступают в поддержку малого бизнеса, не согласились с нашим предложением. Аргумент был такой, что государство не сможет контролировать семейный бизнес. На самом деле все выступали против малого бизнеса и за усиление государственного вмешательства в этот сектор рынка. Но именно это и уничтожает малые предприятия.

Нужны упрощенные схемы налогообложения таких предприятий, а также предоставление возможностей работать независимо от государства. Ведь малый бизнес гораздо слабее "Газпрома", который всегда договорится с властью, а у малых предприятий денег намного меньше. Поэтому поддержка малого бизнеса – это и есть социально-либеральная идеология.

Елена Земскова: А в чем конкретно должна выражаться такая поддержка?

Сергей Иваненко: Давайте примем хотя бы один закон о том, что примерно 40 млн человек имеют право свободно работать и получать доходы. И если они не превышают условной отметки 1 млн рублей в год, то ни один государственный чиновник не должен подходить к такому человеку близко даже на километр.

Елена Земскова: То есть малые предприятия должны быть полностью освобождены от уплаты налогов?

Сергей Иваненко: С той ежегодной суммы дохода, о которой я говорил, уместно платить только подоходный налог. А если доход превышает установленную планку, то должна применяться действующая система налогообложения. По такой схеме живут все развитые страны – США, Германия, Великобритания. Именно в этих странах 50–70% ВВП создается не в крупном, а в малом бизнесе, а в России эта доля не превышает 10–15%. По сути, мы говорим о новом независимом способе занятости, при котором люди фактически получают только зарплату и относиться к ним в этой ситуации как к предпринимателям, я считаю, неправильно.

Елена Земскова: А как в партии относятся к идеям некоторых оппозиционеров ввести прогрессивную шкалу налогообложения и налог на роскошь?

Сергей Иваненко: Такие идеи мы не поддерживаем. Налог на роскошь – это вообще чепуха. Его не смогли установить даже в СССР. Ведь то, что для одного роскошь, для другого – средство вложения капитала. В экономическом смысле слово "роскошь" – это также нелепость. Уже сейчас действуют многие виды налогов, которые, по сути, и выполняют роль налога на роскошь. К примеру, есть налог на продажу золота, которое также считается предметом роскоши. В итоге рынка продажи и покупки золота у нас в стране просто не существует. Многие банки регулярно пишут на эту тему обращения в Минфин и придумывают разные схемы, позволяющие уйти от его уплаты.

Поэтому подобные предложения в основном – проявления некомпетентности и откровенного популизма. То же самое касается введения прогрессивной ставки налогообложения. Лишь недавно в стране была введена единая ставка налога, позволившая легализовать значительную часть доходов. Теперь нам фактически предлагается вернуться назад, а значит, уничтожить даже небольшой легальный рынок зарплат и загнать предприятия в "тень". Это просто нецелесообразно. В условиях нынешнего абсолютно коррумпированного государства платить налоги по такой системе все равно никто не будет.

"Деловой Петербург" , 31 июля 2007 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Оригинал статьи

Сергей Иваненко
 
 

 

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика