публикации

Ведущая: Оксана Пашина. Гость: Григорий Явлинский:

"Особое мнение" с Григорием Явлинским

"Эхо Москвы", 21 ноября 2007 года   

Оксана Пашина: Здравствуйте. Я приветствую наших радиослушателей на «Эхо Москвы» и зрителей RTVi. В студии председатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский. Начнем мы все-таки, наверное, с выступления Владимира Путина сегодняшнего на форуме его соратников или сторонников. Он там назвал врагов России. «Единой России» я так понимаю. В частности это те, кто в течение десятилетий руководил Россией, а в конце 80-х годов оставил людей без самых элементарных услуг и товаров. Без мяса, спичек, сахара, соли, и своей политикой подготовили распад СССР. Это одни враги России. И те, кто еще каких-то 15 лет назад контролировал ключевые позиции в правительстве и федеральном собрании, занимал высокие должности, действовал в ущерб обществу и государству, обслуживал интересы олигархических структур. Это я цитирую главу государства по агентству РИА-Новости. Конкретных партий он не назвал, но достаточно легко читается здесь КПРФ и СПС. Почему он вас не причислил к врагам «Единой России»?

Григорий Явлинский: Почему я должен комментировать выступление лидера одного из списков. Потому что у них достаточно эфирного времени, достаточно возможностей быть в эфире, чтобы я занимался другим делом. Например, сказал, что хотят сегодняшние наши оппоненты, в том числе «Единая Россия» во главе с Владимиром Путиным.

Оксана Пашина: Видите, вы считаете их оппонентами, они вас таковыми не считают.

Григорий Явлинский: Да, мы этим не интересуемся, что считают они.

Оксана Пашина: То есть для вас не интересно, с кем вы конкурируете?

Григорий Явлинский: Для нас гораздо важнее сказать, что сегодня в своем выступлении и в том, что там происходило, произошел еще один шаг на пути к построению в России однопартийной системы, вот той самой однопартийной системы, которая оставила всех без спичек или без чего еще. И подготовила распад. Вот той самой однопартийной системы, которая потом трансформировалась в такую постсоветскую реформу, при которой возникла та самая коррупция, олигархия, которую сегодня критиковали. На наш взгляд, так как сегодня проходят выборы, в том виде и с той направленностью, это как раз путь создания однопартийной системы по типу КПСС. И, между прочим, всякие разговоры о том, что в думе могут оказаться еще КПРФ или Жириновский, не меняет сути этого вопроса. Потому что и КПРФ и Жириновский это составные части той самой «Единой России», всей ее идеологии, всего, что она делает.

Оксана Пашина: Но, мне все-таки интересно выяснить этот вопрос. Вот вы объединяете КПРФ и Жириновского сейчас. А получается, что…

Григорий Явлинский: И "Единую Россию" заодно.

Оксана Пашина: Партия власти их разделяет. Жириновского она не называет среди своих противников, а КПРФ называет. Понимаете, когда человек кого-то считает своим врагом или не считает, если ты мне не враг, ты мне друг. Или ты такая не значительная величина, что тобой можно пренебречь.

Григорий Явлинский: В политике дело обстоит несколько иначе. Вообще в политике слово «враг» внутри собственной страны вещь очень небезопасная.

Оксана Пашина: Это мы уже проходили.

Григорий Явлинский: Вот именно. Поэтому насчет такой терминологии, как называть врагами граждан собственной страны, каких бы политических взглядов они ни придерживались, это вещь ошибочная и неправильная. Вообще устраивать такой раскол в обществе, так разводить с такой силой, являясь абсолютно доминирующей силой, это вещь очень опасная, которая может привести к конфронтации в обществе. На самом деле еще раз для меня в данном случае важнее сказать сегодня нашим слушателям и избирателям, что на самом деле выборы так, как они сегодня выстроены, то, что сегодня называют выборами, это такой пролог к переходу к однопартийной авторитарной, я бы даже сказал, полутоталитарной системе. У которой даже будет некоторый наднациональный вождь, который собирается чуть ли ни пожизненно…

Оксана Пашина: А зачем вы тогда участвуете в этой игре, принимаете эти правила?

Григорий Явлинский: А затем, чтобы этого не случилось. «Эхо Москвы» в этом смысле интересное место, здесь все задают все время один и тот же вопрос и все время на него надо отвечать. Наверное, это такой способ убеждения наших слушателей в том, что нужно все-таки идти на выборы и нужно в этом участвовать. А зачем же мы все это будем отдавать. Потому что мы знаем, каково следствие создания однопартийной системы. А сейчас я хотел бы сказать вам новую вещь. Как мне кажется очень интересную. Вот у нас была однопартийная система, она сочеталась с Госпланом. Это была плановая однопартийная система. Однопартийная система, сочетающаяся с частным личным интересом, это еще гораздо более опасная система. Потому что если однопартийная система и интерес частный, то следствием такой системы является неограниченная коррупция, абсолютное бесправие, постоянное и повсеместное применение насилия, и подавление всякого инакомыслия. Мне представляется, что это должно наших граждан несколько обеспокоить, и они не должны допустить того, чтобы в стране появилась однопартийная система.

Оксана Пашина: Граждане уже обеспокоены, судя по тем вопросам, которые пришли к сегодняшнему эфиру. Сергей из Москвы пишет: «Пока Вы с СПС растаскиваете электорат, Путин опять заберется на броневичок и устроит нам 37-й год. Может быть, стоит объединиться даже ради каких-то тактических целей». «Объединитесь с «Другой Россией», - пишет Ирина из Москвы, - и будет всем счастье».

Григорий Явлинский: Ну, хорошо, мы пожелаем счастья в любви и всего остального, давайте учитывать, что у нас довольно мало времени, мы будем обсуждать что-то такое, не как устроить всем счастье.

Оксана Пашина: Давайте мы все-таки ответим на вопросы наших слушателей, которые готовятся к эфиру и присылают.

Григорий Явлинский: Я думаю, что мы ответим на их вопросы. Вот есть, например, такой вопрос. А как будет выглядеть экономика, когда у нас будет однопартийная система.

Оксана Пашина: Григорий Алексеевич, так нечестно. Я вам задаю вопрос слушателей, а вы задаете сами себе вопрос, и сами на него отвечаете. Мы об экономике поговорим. И о пенсиях, и о ситуации обязательно. Но буквально три минуты, чтобы ответить на вопрос Сергея, Леонида, Ирины.

Григорий Явлинский: Сергей, Леонид и Ирина, вы задаете вопросы, которые на сегодняшний день абсолютно уже не актуальны. Их незачем обсуждать. Я с большим уважением к вам отношусь. А вам хочу сказать, что для того чтобы нам быть с вами честными перед нашими слушателями, нам бы желательно им сегодня в такой короткий период времени накануне выборов рассказать о том, что действительно важно для нашей страны. А не повторять все время одно и то же.

Оксана Пашина: Хорошо, давайте расскажем слушателям, что считает Григорий Явлинский важным для нашей страны.

Григорий Явлинский: Вот я считаю важным для нашей страны, например, то обстоятельство, что в условиях той системы, о которой мы с вами говорим, системы однопартийной, системы, при которой существует только одна партия, только частный интерес, экономика будет очень примитивная. И в этой экономике инфляция и отсутствие прав собственности будут ее главными чертами. Я думаю, что это является достаточным основанием, чтобы на ближайших выборах не допустить такого развития событий. Это действительно совершенно серьезная вещь. Гораздо более серьезная, чем сегодня рассуждать о том, кто там с кем должен объединиться или нет.

Оксана Пашина: Давайте тогда поясним слушателям, чем это для них грозит. С инфляцией понятно. Это рост цен.

Григорий Явлинский: А отсутствие прав собственности это значит, что вы никогда не можете быть уверены в том, что то, что вы сделали и заработали, будет вам принадлежать. Это означает, что всегда можно у вас все, что вы сделали, все, чем вы располагаете на сегодняшний день, отобрать. Потому что у вас существует однопартийная система. У вас нет независимой судебной системы, нет закона, одинакового для всех. С вами можно поступить абсолютно неправовым образом. Примеров можно привести массу. Вот, например, нужно сказать, что выборы проводятся уже в значительной мере по такой системе, когда одна партия практически диктует все, что на самом деле происходит в стране.

Оксана Пашина: Но, возвращаясь к той теме, которую вы не хотите решительно обсуждать, она диктует, потому что она объединена. Едина. А демократические силы они разрозненные. Вот пишет наш слушатель: объясните, почему объединение демократических сил неважно. Тигран Худинян цитирует Толстого: ежели дурные люди объединяются для своих дел, то надобно объединиться и хорошим - ведь как просто».

Григорий Явлинский: Отвечаю. Уважаемые слушатели, демократические силы объединены. Просто надо понимать, что демократические силы на сегодняшний день в России не очень многочисленные. И поэтому нам, демократическим силам очень нужна ваша поддержка. Демократические силы объединены. Например, Российская объединенная демократическая партия объединяет: «Солдатских матерей», вот это я считаю Светлана Кузнецова и фракция «Солдатских матерей» действительно демократические силы. Вот я, например, считаю, что фракция «Молодых демократов», которую возглавляет способный парень Илья Яшин, способный молодой человек, это действительно демократические силы. Я, например, считаю, что Ковалев Сергей Адамович человек, который всегда говорит то, что думает в глаза всем, кто бы это ни был, это тоже демократические силы. Они все объединены в «Яблоке». Демократические силы представляют собой и женские движения. Которые у нас возглавляет Галина Михалева. Это действительно демократические силы. И «Экологическое движение», которое возглавляет Алексей Яблоков, член-корреспондент Академии наук. Это действительно гражданские силы, демократические. Я могу продолжить. Создается и социал-демократическое направление. Вот это действительно демократические силы, которые объединены. Просто это нужно знать.

Оксана Пашина: А те, которые изгои в вашем понимании они таковыми не являются.

Григорий Явлинский: Абсолютно правильно. Вот мы ответили на все вопросы. О чем мы уже отвечали много раз.

Оксана Пашина: Вот беспокоится опять наш слушатель из Екатеринбурга Иван: сегодняшнее выступление Путина, который назвал врагов России, означает, что он призывает уже с врагами расправляться, кого-то мочить?

Григорий Явлинский: Ну для этого вам нужно позвонить в администрацию президента и спросить…

Оксана Пашина: А вы не опасаетесь, что если вы оппонент власти, то последуют какие-то репрессии в отношении вас.

Григорий Явлинский: Мы просто готовы к этому. Например, у нас вчера взяли, арестовали нашего кандидата в депутаты. Его продержали недолго, но сам факт, что позволили себе задержать молодого человека Большакова Ивана, который является кандидатом в депутаты, факт, что правоохранительные органы позволяют себе осуществлять задержание человека, у которого есть удостоверение кандидата в депутаты, он сам по себе, конечно, вызывает очень большую тревогу.

Оксана Пашина: А по какой формальной причине?

Григорий Явлинский: Он просто был задержан…

Оксана Пашина: Проверить документы.

Григорий Явлинский: Да. Проверка документов и опрос, допрос, приглашение. Нужно было вмешательство, полночи этим занималась и прокуратура, и мы все занимались. И его товарищи. Хорошо, у него есть надежные товарищи, такие как лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин и другие его товарищи, которые его не оставили в беде, защитили и сделали все необходимое. Но кстати мы должны сказать, что мы всех наших кандидатов будем защищать очень серьезно. Особенно тех, кто подвергается такому совершенно неспровоцированному насилию. Это ведь серьезные вещи. Они свидетельствуют о том, куда двигается вся эта конструкция, и в каких направлениях мы можем сегодня ожидать изменений, которые происходят.

Оксана Пашина: Но, тем не менее, не моя вина, что называется, но все равно комментируют наши слушатели возможность и невозможность объединения. Кстати вы хотели об экономике поговорить. Есть и на эту тему вопросы. Максим Гаджибалаев пишет: «Уважаемый Григорий! Если бы Вы стали президентом России, что бы вы сделали со Стабфондом?». Кстати, прежде чем вы ответите, что с президентскими выборами, вы будете участвовать или будете смотреть на результаты думских?

Григорий Явлинский: Да, думские результаты будут иметь большое значение. Для того чтобы ответить на вопрос о президентских выборах. Но на самом деле сегодняшнее мероприятие это мероприятие такое, когда народ присягает на верность лидеру, это мероприятие, конечно, которое вызывает очень большую тревогу. Вообще появление в России такой почти тоталитарной риторики со стороны президента России Владимира Путина и создание каких-то структур, которые ведут едва ли ни к пожизненной власти или пожизненному авторитарному правлению, вызывает у нас очень большое несогласие и категорический протест. Собственно наши выборы и участие в них во многом связаны именно с этим.

Оксана Пашина: Пишет Анатолий Никишин, предприниматель: «Скажите, если президент, правдами или неправдами каким-то образом будет баллотироваться на третий срок, «Яблоко» выведет своих сторонников на улицы с целью протеста?»

Григорий Явлинский: Если напрямую я вам отвечу в этот раз, я скажу вам так, если будет третий срок…

Оксана Пашина: В каком бы то ни было виде.

Григорий Явлинский: То «Яблоко» будет действовать самыми резкими острыми методами из всех возможных допустимых и дозволенных. Потому что эта грань, через которую уже перейти будет совершенно невозможно. Это будет означать, что Конституция растоптана, что об нее просто вытерли ноги и в стране наступает полное беззаконие. И в этом смысле я полностью солидаризируюсь с тем, что сейчас было сказано. И, кстати говоря, «Яблоко», начиная с завтрашнего дня, будет проводить по всей стране целый ряд самых жестких акций в защиту конституционного строя. Потому что «Яблоко» считает, что главной нашей задачей является изменение характера всей политической системы в стране, создание такой политической системы, которая соответствует российской Конституции.

Оксана Пашина: Митингами и акциями можно что-то исправить? Митингуют, митингуют и вы, и несогласные выходят на улицы, а Васька слушает, да есть, что называется.

Григорий Явлинский: А здесь дело заключается в том, что одними только митингами и демонстрациями, конечно, никаких вопросов решить невозможно. Мы, например, скажем, мы считаем, что очень важно представить обществу реальную альтернативу. Содержательную альтернативу. Поэтому когда нас спрашивают о различных объединениях, то мы бы хотели подчеркнуть, что объединение с кем-либо на какой-либо основе совершенно невозможно. Но эта альтернатива имеет серьезные ограничения. В эту альтернативу никаким образом не могут входить, например, националисты, коммунисты-сталинцы, люди, которые проводят реформы под лозунгом: коррупция во имя демократии. Вот такие составные части альтернативы совершенно невозможны.

Оксана Пашина: То есть вы считаете, что в нынешних условиях такая избирательность допустима? Или пока ситуация не настолько критическая.

Григорий Явлинский: Более того, я хочу сказать, что ситуация абсолютно критическая, поэтому альтернатива должна быть очень внятная, очень ясная, очень четкая, это действительно должна быть демократическая альтернатива. А не лишь бы какая. Ведь власть и состоит именно из этих элементов, о которых мы с вами говорим. В нее входит и национализм, и те, которые ради коррупции готовы идти на все, и призывы едва ли ни признать репрессии 37-го года необходимыми делами. Это все составные части. Вот этот национал-большевизм там присутствует. Вот этот радикализм там присутствует. Сталинизм. Все есть составные части, это не альтернатива.

Оксана Пашина: Страшная вырисовывается картина. Потому что в начале прошлого века ровно сто лет назад у нас уже были несогласные, которые боролись с самодержавием. Перед известными вам событиями они объединились. Там и анархисты, и большевики, и меньшевики и бог знает кто. И были еще кадеты в белых перчатках. Которые не захотели объединяться, и потом они очень переживали, что они потеряли Россию. А ведь мы можем потерять Россию, не дай бог, упадут цены на нефть. 2017 год.

Григорий Явлинский: Я такую сложную смесь не понял. Но вопрос ваш очень важный. И очень уместный. Действительно 90 лет назад был целый ряд причин, которые привели к тому, что рухнула российская государственность. Если вы имеете в виду февраль 1917 года и октябрьский переворот. Какие были это причины. Это были коррупция, отказ власти от сотрудничества со своими собственными гражданами. Это была изоляция всего гражданского общества, отказ в праве думе быть самостоятельным независимым органом. Отказ в формировании независимого подотчетного думе в то время правительства. Это был отказ от того, чтобы в обществе возникли рабочие движения, это был расстрел 1905 года, все это привело к тому, что рухнула государственность. Многие из этих причин существуют и сегодня. Не решены проблемы земли, как они были не решены, так и не решены. Не решены проблемы собственности, с которой мы начинали разговор. Только тогда речь шла о помещичьей собственности, а сегодня речь идет о той олигархической собственности, которая была создана в ходе криминальной приватизации. Опять не решены эти вопросы. И сегодня у нас нет прав частной собственности. Безусловных. Все эти проблемы существуют. Поэтому опасности исходят из того, что в условиях однопартийной системы, когда контролируются все СМИ, когда все проблемы решены имитационно. То есть на самом деле эти проблемы не решаются. А создается только имитация решения этих проблем. Все предпосылки того, чтобы опять случилось нечто, после чего потом все будут страдать, что все потеряли, сохраняются. Так вот у «Яблока» есть принципиальная точка зрения. Мы считаем, что одной из наших важнейших задач является не допустить революции, бунты и перевороты в России. Потому что кроме страданий для людей и кроме потерь для нашей страны это ни к чему не ведет. Поскольку известно, что все эти мероприятия, вся эта смута она иногда задумывается идеалистами, реализуется фанатиками, а пользуются этим в итоге негодяи.

Оксана Пашина: Не буду скрывать, не только позитивные, но и негативные есть послания в ваш адрес. Достаточно большое количество наших слушателей почему-то подозревают вас в прикормленности Кремлем. Имеется в виду партия «Яблоко». Пишут: вы надеетесь, что «Яблоку» дадут 7%? В последнее время в новостях по Первому каналу участились репортажи о «Яблоко» в позитивном ключе. Что вы ответите на такие подозрения?

Григорий Явлинский: Я думаю, что это касается, например, «Эхо Москвы», RTVi, самих этих наших слушателей. Дело вот в чем. В России существует только то, что разрешено. Все, что не разрешено, оно просто ликвидируется.

Оксана Пашина: То есть вас отчасти разрешили.

Григорий Явлинский: Это и есть авторитарная система. Мы этим не особенно интересуемся. Мы говорим то, что считаем правильным и нужным. Независимо от того, кто и как это оценивает. Потому что наша точка зрения это точка зрения людей, для которых самым главным является решение, правильное решение наиболее сложных ключевых проблем жизни каждого человека в России. Или, по крайней мере, многих людей в России. Вот об этом мы и говорим. Кто это как оценивает, кто там что делает, какие вам вопросы пишут, это…

Оксана Пашина: Это вам вопросы пишут.

Григорий Явлинский: Да, это уже вопрос частный. А суть заключается в том, что нужно делать и говорить то, что считаешь нужным. Это вопрос принципиальный.

Оксана Пашина: Даже если большая часть аудитории этого не понимает.

Григорий Явлинский: Да, надо уметь быть…

Оксана Пашина: Обвиняют вас, что вы говорите о непонятном.

Григорий Явлинский: Надо уметь быть в меньшинстве. Значит, мне надо более понятно говорить. Более умело. Значит нужно заранее готовить ваши вопросы мне, чтобы вы мне задавали такие вопросы, чтобы я умел на них ответить понятно.

Оксана Пашина: Мы продолжаем. Сначала несколько вопросов, которые пришли по sms. Простой вопрос задает Роман: скажите, так это все-таки будут выборы или нет?

Григорий Явлинский: Хороший вопрос. Вот особое мое мнение по этому вопросу заключается в следующем, скорее всего, конечно, 70% мест заберет партия, возглавляемая Владимиром Путиным. Возможно с какими-то своими союзниками, как КПРФ или партия Жириновского. Но борьба за 25-30% мест это конечно борьба неравная. И нечестная. Но она реальная. Если, например, придет 20-25% людей проголосует за партию «Яблоко», 11-й номер, последняя строчка, кстати, вместо строчки «против всех». То у нас есть с вами шансы создать фракцию и иметь собственный голос в нашем парламенте. Это действительно реальная борьба. Просто она очень тяжелая. И очень неравная. Это действительно так. Конечно, в сложном положении находится партия, которая наиболее точным образом на сегодняшний день может сформулировать свою позицию так: мы категорически не согласны с политикой Владимира Путина, категорически, точно так же, как отвергали политику КПСС и были не согласны с политикой СПС в 90-е годы. Вот так сложилась ситуация. Поэтому объявление сегодня кого-то врагами для нас вещь неприемлемая. Мы не считаем нужным раскалывать общество. Но мы считаем нужным четко и ясно определять свою позицию.

Оксана Пашина: Спрашивают еще по поводу недавнего высказывания Бориса Грызлова. Он рекомендовал Пенсионному фонду отказаться от выплат пенсионерам, проживающим за рубежом, в том числе в странах СНГ. Спрашивают, как вы оцениваете это высказывание.

Григорий Явлинский: А мне кажется это высказавшие сродни высказыванию о том, что дума не место для дискуссий. Потому что эти люди, во-первых, не от Грызлова получают пенсию. Во-вторых, они получают эту пенсию за то, что они сделали для своей страны, когда они работали. Это ими заработанная пенсия, на которую они собирали деньги в виде части отчислений от собственной зарплаты. Поэтому не Грызлову рассуждать о том, кто должен получать пенсию, кто не должен. Вот лучше бы Грызлов подумал о том, а не пора ли депутатам ГД иметь такую же пенсию, как и всем остальным гражданам. Может быть, это был бы более правильный подход, более справедливый.

Оксана Пашина:То есть это тоже из вашей предвыборной программы, вы будете бороться с привилегиями?

Григорий Явлинский: Нет, мы не ставим перед собой задачу, чтобы бороться с привилегиями. Мы ставим задачу в том, чтобы в стране была хоть какая-то законность. Если есть закон о том, что человек работает до 55-60 лет и потом получает пенсию, то он вправе получать эту пенсию там, где он живет в данный момент. Допустим, у своих детей. Он просто ее заработал уже. Это значит нужно вернуть то, что заработано. Вот в этом и есть опасность однопартийной системы. Именно той системы, при которой вообще, если так решили в этой одной партии, значит, просто всем остальным 140 млн. идти больше некуда. Вот как они там решили, так оно и есть. Это абсолютно неприемлемый подход. Кстати, мы будем действительно вносить наше предложение о том, что больше такие разговоры не поднимались.

Оксана Пашина: Но, тем не менее, еще напоминают нам, что мы задали вопрос, но не получили ответа. Что будете делать со Стабфондом? Вообще что с ним надо делать? У нас предлагают его тратить, вот возникает какая-то нужда. Давайте возьмем из Стабфонда.

Григорий Явлинский: Дело в том, что для того чтобы правильно тратить Стабфонд, нужно то, что называется экономическими институтами, экономической инфраструктурой. Мы, например, серьезные экономические вещи стараемся не превращать в популистские разговоры. Поэтому скажу вам так, для того чтобы Стабилизационный фонд мог быть использован на рост доходов, нужно создать систему сбережений, нужно создать всю систему страховую, систему пенсионную современную. Тогда можно начинать об этом разговаривать. Для того чтобы Стабилизационный фонд тратить на инвестиции, нужна инвестиционная инфраструктура. На сегодняшний день…

Оксана Пашина: Ничего этого нет.

Григорий Явлинский: Восемь лет правительство просто ничего не делало.

Оксана Пашина: Оно копило деньги.

Григорий Явлинский: Доходы очень большие, оно копило деньги, а теперь никаких инструментов разумно потратить эти деньги, просто нет.

Оксана Пашина: Есть несколько минут на то, чтобы послушать ваши вопросы. Алло.

Слушатель: Добрый вечер. Семен Абрамович, Москва. Григорий Алексеевич, я боюсь, что я вы уже ответили на этот вопрос, но я поздно включил…

Оксана Пашина: Давайте тогда не будем тратить время.

Слушатель: Минуточку, простите. Я сторонник СПС. Но как вы относитесь к высказыванию по поводу шакалов и так далее сегодняшнего..

Оксана Пашина: Это по поводу кого?

Слушатель: Путинское высказывание по поводу шакалов, которые смотрят на Запад и так далее.

Григорий Явлинский: Я уже ответил на этот счет. Я считаю, что создание такого уровня нетерпимости, конфронтации, действительно такая враждебная риторика по отношению к гражданам собственной страны она просто напоминает риторику 30-х годов и здесь никто не должен улыбаться. Когда мы говорили об этом полгода назад, что вот эти приемы и методы, которые так были хорошо известны в 30-е годы, поиск шпионов, поиск врагов, поиск диверсантов.

Оксана Пашина: Враги народа.

Григорий Явлинский: Да, что это как бы ушло навсегда. Вот посмотрите, вот риторика, которая до боли ее напоминает и возвращает нас ко многим таким вещам. Так я и отношусь.

Оксана Пашина: Алло.

Слушатель: Здравствуйте. Павел, Москва. Григорий Алексеевич, мы раньше голосовали за вас, один такой вопрос, который сильно повлиял на мое лично волеизъявление к вам. Скажите, ваша партия, когда в думе была, она голосовала за закон, соглашение о разделе продукции. Но это колониальный закон и у меня есть очень негативное отношение. И он мне кажется пролоббирован был западными компаниям. Как вы сейчас оцениваете, почему вы это сделали?

Григорий Явлинский: Спасибо большое. Мы создали, мы не просто голосовали, мы разработали закон о соглашениях о разделе продукции. Который должен был заменить указ Бориса Ельцина, по которому шла разработка Сахалина-1 и Сахалина-2. Все хорошо знают, что это был указ Ельцина 1993 года, и в нем было очень много изъянов. Для этого нами был специально подготовлен закон, который эти изъяны и исправлял. И решал те проблемы, которые были либо решены неверно, либо не решены в указе Бориса Ельцина. Закон этот был принят, однако ни одно месторождение в России никогда по нему не разрабатывалось. В то же время, если вы специалист, почитайте внимательно этот закон, вы увидите, что он был бы исключительно полезен особенно для российских компаний. И особенно для российского машиностроения, которое должно было бы работать вместе с теми российскими компаниями, которые работали на СРП. Вот для этих целей был разработан этот закон. И это было правильно и закон этот остается хорошим. Очень жаль, что ни российские компании сырьевые, ни российские компании машиностроительные так и не занялись тем, чтобы получить большую пользу от такого способа добычи. А все это сконцентрировали в супермонополии на добычу, которая сегодня практически почти уже стала государственной.

Оксана Пашина: Я напомню, что в студии был сегодня председатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский. Всего доброго.

 

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика