публикации

Борис Вишневский

Проверка подписных листов

Как это устроено

"Новая Газета", 28 января 2008 года   

Официальные результаты проверки подписей, собранных Михаилом Касьяновым и Андреем Богдановым (13,38% и 3,12% «брака» соответственно), — лучшее доказательство того, что система сбора подписей как основание для регистрации кандидатов не имеет отношения к их реальной поддержке в обществе.

«Человеческий фактор» значительно влияет на итог: практика всех предыдущих выборов показывает, что даже при тщательном сборе недействительные подписи составляют примерно 10%. Штабы кандидатов, конечно, пытаются проверять данные об избирателях, но используют для этого и «левые», и устаревшие базы данных. Да и что делать, если найдешь «брак»? Исправления в подписные листы вносить нельзя, на повторный визит к этим избирателям нет времени, а если вычеркнешь «бракованные» подписи, то может не хватить необходимых для участия в президентских выборах двух миллионов автографов…

Исключение из «правила десяти процентов» может быть только одно — для кандидатов, пользующихся поддержкой административного ресурса и имеющих доступ к актуализированным государственным базам данных. В этом случае погрешность может оказаться на уровне 2—3%. Ничтожный процент «брака» — явный признак принадлежности кандидата к «привилегированным». Впрочем, таких кандидатов избиркомы и «проверяют» соответственно.

Существует распространенное заблуждение, что все «бракованные» подписи в поддержку кандидатов или партий сфальсифицированы. Это не так. Законодательство о выборах предусматривает два существенно отличающихся основания для «отбраковки» подписей.

Первый вид «брака» — недостоверные подписи. Они, согласно закону, «выполнены от имени разных лиц одним лицом или от имени одного лица другим лицом» — то есть, собственно, фальшивые. Закон требует, чтобы избиратель лично ставил свою подпись в поддержку кандидата, причем указывал дату ее внесения. Остальное — фамилию, имя и отчество избирателя, его год рождения, паспортные данные, место жительства — может вписать сборщик подписей.

Если эксперт-почерковед выяснит, что избиратель не сам поставил подпись, а исполнена она тем же почерком, что и данные о других избирателях, — это подделка. Однако, как показывает практика, существует возможность произвола: государственные эксперты могут совершенно безнаказанно объявить подписи фальшивыми, а опровергнуть их нельзя, поскольку избирательные комиссии и слышать не хотят об «альтернативной» экспертизе. Положение кандидатов в президенты осложнено тем, что эксперты не считают нужным объяснять причины своего негативного решения.

Второй вид «бракованных» подписей — недействительные. Это подлинные автографы избирателей, но, увы, неверно оформленные. Сборщик может ошибиться, переписывая домашний адрес избирателя, год его рождения, реквизиты паспорта (это самая распространенная погрешность) или даже имя и фамилию избирателя. Варианты технических ошибок можно перечислять долго. Например, в подписном листе могут найтись исправления; дата внесения подписи может быть поставлена сборщиком, а не избирателем, как требует закон; подписной лист может оказаться «неустановленного образца» (то есть отличающийся от описанного в законе о выборах).

Основанием для признания подписи недействительной (речь идет о неточных сведениях об избирателях или сборщиках) служит справка «органа регистрационного учета граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства» (МВД или Федеральной миграционной службы). Эти официальные свидетельства, случается, бывают не в пользу кандидатов и вдобавок ничем не обоснованными, а опровергнуть их крайне сложно. Для этого в избирком нужно принести ксерокопии паспортов избирателей, а люди, опасаясь стать жертвами мошенников, отказываются отдавать ксерокопии (тем более нотариально заверенные) своих паспортов. При этом личные заявления граждан (как и в случае с претензиями почерковедов) избирательные комиссии игнорируют.

В случаях, если «брак» касается данных об одном из избирателей, то «бракуют» только одну подпись. Но если ошибку (неверные или неполные данные) отыщут в сведениях о сборщике подписей или представителе кандидата, которые заверяют подписной лист, то избирком «бракует» весь лист (4—5, иногда больше, подписей). Вот, собственно, и вся механика.

Сбор подписей — это просто механизм селекции кандидатов, позволяющий избирательным комиссиям пропустить вперед «нужных» и отсеять «ненужных», а никакой не демократический институт.

В это время

Следственный отдел Йошкар-Олы следственного управления СКП РФ по Республике Марий Эл возбудил уголовное дело в отношении руководителя республиканского предвыборного штаба Касьянова Рустама Абдуллина по ч. 2 ст. 142 УК РФ (фальсификация избирательных документов) по подозрению в подделке нескольких тысяч подписей избирателей.

В пятницу Абдуллин отказался от дачи показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. А на следующий день ему было предъявлено обвинение в фальсификации избирательных документов.

 

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика