публикации

Борис Вишневский

Легализация домыслов не делает чести Илье Барабанову

Из неопубликованного "The New Times"

"Избранное", 22 апреля 2008 года   

Борис ВИШНЕВСКИЙ, член Бюро партии «ЯБЛОКО», обозреватель «Новой газеты» — специально для "И"

7 апреля 2008 года в журнале «The New Times» опубликована статья Ильи Барабанова «Яблоки дешевеют».

На мой взгляд, она содержит целый ряд недостоверных утверждений и необъективных и оскорбительных для «Яблока» (и притом ничем не аргументированных) оценок и предположений. Что не согласуется с заявленным принципом работы журнала, предполагающим «объективность в подборе и подаче новостей и тем».

Статья опубликована после конференции «Новая повестка дня демократического движения России», проходившей в Петербурге 5 апреля. Я – участник этой конференции, и один из авторов ее итогового документа. Илья Барабанов на конференции не был, - с чем связаны его ошибки даже в составе ее участников. Так, вопреки его утверждению, Сергей Ковалев, заявив о желании приехать в Петербург, сделать этого не смог по состоянию здоровья. На конференции были «яблочники» из одиннадцати регионов (в том числе, руководители шести организаций) – но не было представителей Карелии. Впрочем, суть дела не только в этом

«В дружбу с властью старейшая демократическая партия решила поиграть аккурат накануне конференции в Санкт-Петербурге (5 апреля), где оппозиция в очередной раз пыталась договориться об объединении», - утверждает автор статьи.

На основании чего сделан такой вывод? Где и когда «Яблоко» заявляло о «дружбе с властью»? В каких своих решениях? Вольно излагая заявление Григория Явлинского, прозвучавшее после заседания бюро «Яблока» 28 марта, Илья Барабанов упоминает лишь то, что касается диалога с властью. Но, во-первых, диалог и дружба – принципиально разные понятия. А во-вторых, Явлинский говорил о том, что «чтобы влиять на то, что происходит в стране, необходимо иметь содержательную, проработанную, профессиональную позицию по всем ключевым вопросам и использовать все формы работы для ее практической реализации», что диалог нужен именно для этого, что «контакты с властью возможны только с позиций политической и профессиональной независимости», и что «это, безусловно, не только не исключает, но предполагает абсолютно честную оценку ситуации в стране, и жесткий протест против произвола, несправедливости, нарушений прав человека». Но об этом, - радикально противоречащему упрекам в желании «дружить с властью» - Илья Барабанов не упомянул ни слова. Где же заявленная журналом объективность?

«Пресс-секретарь Григория Явлинского Евгения Диллендорф заявила журналистам, что «яблочников», которые примут участие в петербургской конференции, будут изгонять из партии».

Мне не понравились комментарии Евгении Диллендорф, сделанные после заседания Бюро, но таких заявлений она не делала.

«Несколько месяцев назад из партии изгнали лидера движения «Народ» и одного из руководителей московской парторганизации Алексея Навального. «Деятельность Навального не согласовывалась с деятельностью партии».

Удивительно скромная и обтекаемая формулировка. Я – член Бюро «Яблока», голосовавший за исключение Навального. Причина – националистические взгляды, открыто им высказываемые. Не думаю, что они разделяются редакцией журнала.

«Благодаря Явлинскому «Яблоко» не вошло в оппозиционную коалицию «Другая Россия» и не принимает участия в «маршах несогласных». Выполняя эти условия Кремля, партия получала финансирование на предвыборные кампании (подробнее в № 6 The New Times от 19 марта 2007 года)».

Это называется «легализация домыслов»: сперва публикуется голословное обвинение, а потом на него ссылаются как на уже установленный факт. Илья Барабанов точно знает, что Кремль поставил перед «Яблоком» такие условия? Он точно знает, что «Яблоко» приняло эти условия? Ему это официально подтвердили в «Яблоке»? Нет? Тогда почему он позволяет себе оскорбительные для любой оппозиционной демократической партии предположения? При том, что никаких «условий Кремля» партия никогда не выполняла и выполнять не будет?

«По итогам встречи в Кремле в СМИ появилась информация, что в мае Явлинского могут пригласить на не определенный пока пост в правительство Владимира Путина. Если это действительно так, то лояльность «яблочного» лидера может быть одним из условий получения прописки в Белом доме. Хотя не очень понятно, зачем в правительстве может понадобиться унылый экономист, мыслящий программами 20-летней давности».

Никакой «информации» в СМИ не было. Были исключительно домыслы, ничем не подтвержденные. Но, опираясь на это, Илья Барабанов строит логическую цепочку, уверенно выводя из нее возможную «лояльность» Явлинского. Яркая иллюстрация одного из принципов формальной логики: «из ложного следует все что угодно». Что касается «программ 20-летней давности», то жаль, что г-н Барабанов не смог или не захотел ознакомиться с программными документами «Яблока», последние из которых приняты летом 2007 года - это характеризует его объективность. Точно так же, как оскорбительные эпитеты в адрес человека, который имеет не только докторскую степень по экономике, но и серьезный авторитет среди профессиональных экономистов, характеризуют его воспитанность. Журналистская смелость и журналистское хамство – принципиально разные понятия.

«Желанию Явлинского сорвать объединительную конференцию демократов в Петербурге есть и более прозаическое объяснение: по итогам декабрьской кампании за партией остался долг $8 миллионов, который как-то надо погашать. Если в Кремле Явлинскому дали гарантии финансовой помощи и пообещали, что партия сможет продолжить свое существование относительно безбедно, то его нежелание участвовать в каких-либо коалициях и объединительных процессах тоже вполне объяснимо».

Во-первых, Явлинский не пытался сорвать конференцию, и никогда ни слова об этом не говорил – хотя на конференцию и не приехал. Да, в отличие, например, от меня и моих коллег по питерскому «Яблоку», он скептически относится к этой идее, но это его право. «Яблоко» - демократическая партия: единомыслия в ней не было и не будет. А во-вторых, опять «из ложного следует все, что угодно»: если нет «желания сорвать», то не надо изобретать «прозаические», голословные и при этом оскорбительные «объяснения». Понравится ли Илье Барабанову, если кто-либо напишет, что его (или редакции журнала) желанию побольнее уязвить Явлинского и «Яблоко» есть «вполне прозаические объяснения»? Да еще, возможно, связанные с «гарантиями финансовой помощи»? Не понравится? И правильно не понравится: это будет такое же голословное обвинение. Зачем же поступать с другими так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой?

Когда подобные утверждения и оценки в адрес «Яблока» звучат в прокремлевских изданиях – это противно, но неудивительно. Когда они звучат в изданиях, имеющих репутацию демократических – это вызывает крайнее удивление и сожаление.

Хотелось бы думать, что это лишь досадное недоразумение. Замечу, что одним из важнейших итогов конференции 5 апреля стало заявление ее участников об отказе от «публичной недружественной полемики, взаимных обвинений и оскорблений».


Прошу напечатать это письмо в качестве ответа на статью Ильи Барабанова. О решении относительно публикации прошу сообщить.

Санкт-Петербург

10 апреля 2008 года

 

См. также:

Оригинал статьи
Борис Вишневский
Борис Вишневский – Ирэне Лесневской Ошибка или политика? "Избранное", 22 апреля 2008 года

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика