публикации

Беседовала Ольга Хвостунова

Сергей Иваненко: «Книгу нужно пропускать через себя»

Журнал «Деньги», № 17(672) от 05.05.2008   
Первый зампредседателя партии "Яблоко" читает все о политике. Однако, по его мнению, интересная политическая книга — большая редкость. О том, как в раздражающем книжном многообразии найти хорошую книгу, Сергей Иваненко рассказал Ольге Хвостуновой.

Вы, наверное, много читаете о политике?

— Политическую литературу я читаю всю.

Прямо-таки всю?

— Конечно! Это часть моей ежедневной работы. Не могу сказать, что она доставляет мне большое удовольствие... Включаю утром компьютер и читаю все, что есть в интернете про современную российскую политику. В основном это статьи. Книги — реже, но, поскольку я и так в курсе дела и получаю информацию в режиме реального времени, особой необходимости в них нет. У меня есть электронное устройство специально для чтения книг — такой компьютер, где у меня книг 500 хранится. Беру их из интернета, сейчас там все выкладывают.

То есть книги вы не покупаете?

— Последнее время мало. Дома уже места нет их ставить — столько всего накопилось, а выбрасывать рука не поднимается. Довольно часто перечитываю старые.

Что больше всего запомнилось из политической литературы?

— Лет десять назад прочитал "Большую шахматную доску" Збигнева Бжезинского. Яркая книга. Многое из того, о чем он писал, свершилось. Но такого рода литература редко встречается. Политика, как газета, живет одним днем, поэтому интересная книга по общественно-политической тематике — редкость.

Что для вас значит "интересная"?

— Это значит, что там есть мысли, которые имеют стратегическое значение, охватывают длительные периоды времени и поэтому живут дольше. Такая книга выходит на некие обобщения. В свое время я читал британского историка Арнольда Тойнби. Его книги — это настоящая политическая литература, политическая история. Они рассказывают о жизни нации, ее вызовах. Здесь обобщаются крупные исторические процессы, в которых задействованы народы и века.

А разве не бывает книга нужная, полезная, но при этом скучная?

— Истина всегда проста, красива и интересна. И политическая литература не исключение. Если читателю книга кажется занудством, то пользы от нее не будет. Чтение — это творческий, интеллектуальный, духовный процесс. Человек должен пропускать книгу через себя, видеть ее в образах, понятных и близких себе.

А вы читаете только интересные книги?

— Чтобы найти одну интересную книгу, надо прочитать двадцать неинтересных. Я прочитал довольно много книг. В детстве — все, что было в районной библиотеке. Но сейчас из-за разнообразия, которое есть на рынке, возникает ощущение, что нечего читать. 90% — это мусор, но попадаются и жемчужины.

Многие говорят о том, что выбор огромный, а читать нечего. А что с этим делать?

— Это действительно проблема XXI века. Не только российская, но и мировая. И она, как ни высокопарно это звучит, пока человечеством не решена. Такого медленного, внимательного и вдумчивого поглощения информации, как раньше, уже нет. Объем доступной информации вырос на несколько порядков. Человека захлестнула эта информация, и он теперь не в состоянии понять, где ложь, где правда. А главное, сегодня нет духовных авторитетов, признанных лидеров общественного мнения, с которыми сравнивали бы всех остальных,— ни в литературе, ни в искусстве, ни в политике, ни в экономике.

Может быть, ориентиров нет, а лидеры общественного мнения есть?

— В том-то и дело, что нет! Точнее, нет стабильных лидеров общественного мнения. Сегодня лидерство носит ситуативный характер. Почти все зависит от того, как человек представлен в СМИ. И получается как у Булгакова: "Сегодня вы официальное лицо, а завтра, глядишь, неофициальное".

Чем вы руководствуетесь, когда выбираете книги?

— Знаете, в 14 лет я прочитал две книги про Наполеона — "Наполеон" академика Евгения Тарле и "Наполеон Бонапарт" Альфреда Манфреда. Это две книги, где говорится об одном человеке, но с абсолютно разных точек зрения. Тарле утверждал, что Наполеон был великим человеком, подстраивавшим мир под себя. У Манфреда была другая теория: Наполеону помогли стечение обстоятельств и везение. Это пример того, что в книгах, как правило, не описывается исторический факт, а дается субъективный взгляд автора. Поэтому, чтобы составить свое представление, нужно в идеале, чтобы о таких же событиях написал другой человек с противоположных позиций. Вот как с Наполеоном. Тогда у думающего читателя появляется на порядок больше информации, а значит — возможность размышлять.

Тогда нужна еще и третья точка зрения — самого героя.

— Да, есть еще один тип политической литературы — так называемые мемуары. Вот их я не читаю: не люблю и не очень им верю. Когда я увлекался Наполеоном, прочитал, что о нем написано 300 тыс. или 400 тыс. книг по всему миру. Но самые недостоверные сведения содержатся в одной из них — в его мемуарах.

А вы сами книгу не хотели бы написать?

— Нет, я не писатель, а читатель.

 

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика