публикации

Беседовала Екатерина Стекольщикова

Юлий Рыбаков: Права человека сегодня нарушаются практически везде

"ЗАКС.Ру" , 10 декабря 2008 года   
10 декабря, ровно 60 лет назад, Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую Декларацию прав человека. О том, как сегодня соблюдаются права человека ЗАКС.Ру побеседовал с известным правозащитником, членом правозащитного совета Санкт-Петербурга, депутатом Госдумы 1,2, 3 созывов Юлием Рыбаковым.

- Генеральная Ассамблея ООН 10 декабря 1948 года, т. е ровно 60 лет назад, приняла Всеобщую Декларацию прав человека. Как вы оцениваете, насколько сегодня права человека защищаются и охраняются?

- Декларация носит всемирный характер. Она, по сути, декларативна, она говорит о необходимости соблюдения тех или иных прав человека, установления этих прав, фиксации и соблюдения, но она не носит принудительного характера. Государственные структуры, которые принимают и подписывают эту декларацию, обещают, что они будут стараться следовать этим правилам, но это не значит, что они обязаны это делать.

К сожалению, во многих странах мира дальше деклараций и обещаний соблюдать эти правила дело не идет – это, в первую очередь, малоразвитые страны: Латинская Америка, Восток и так далее. Кроме того, сама по себе Декларация сопровождается еще и пактами о правах человека, о гражданских, политических и прочих правах и протоколами к этим пактам, которые, если они подписаны, позволяют привлекать за нарушение этих прав к международному суду. Если декларация подписана почти всеми странами, то пакты о правах человека, носящие более конкретный характер, и тем более протоколы к этим пактам, которые позволяют привлечь к международному суду, подписаны далеко не всеми. В частности Советский Союз достаточно долго не подписывал эти протоколы, не подписан один из них и в Российской Федерации.

- Главным законом РФ, как известно, является Конституция. По вашему мнению, насколько ее законы соблюдаются сегодня в отношении защиты прав и свобод граждан?

- Нет, к сожалению, Конституция в этой своей части носит такой же декларативный характер, как и Декларация прав человека. Увы, большинство из положений, касающихся прав человека в Конституции России, не соответствуют реалиям жизни. Во многом не соответствует даже законодательство. Самый последний пример – только что принятые в первом чтении Госдумой поправки в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, которые отменяют возможность задействовать суд присяжных по целому ряду тяжких преступлений. Конституция говорит о том, что все граждане РФ, обвиненные по тяжким статьям, где речь может идти и о смертной казни, имеют право выбора на обычный суд или суд присяжных. Казалось бы, Конституцию нельзя нарушать, во всяком случае, если она не изменена. Но Конституция не меняется в этой своей части, тем не менее, Госдума готова принять и, скорее всего, примет эту поправку. Причем, в данном случае, это коснется не только террористов, угонщиков самолетов или преступников, это коснется и лиц, причастных к так называемой экстремистской деятельности. Причем не только непосредственно экстремистов, совершивших страшные преступления, но и тех, кого следствие признает укрывателем или недоносителем по данным преступлением. Это нарушение Конституции, и это позволяет нашему судопроизводству и следственным органам включить в число людей, лишенных этого конституционного права, не только преступников, но и всех, кого они только не пожелают.

- Депутаты мотивировали эти поправки тем, что зачастую последние громкие дела, связанные с терроризмом, заканчивались слишком мягкими или вовсе оправдательными приговорами для преступников, в силу некомпетентности и непрофессионализма представителей суда присяжных.

- Депутаты признают, что считают свой народ дураком, который ничего не понимает. Это неуважение к собственному народу. А на самом деле это делается не потому, что народ глупый и не может осудить тех, кто на него же покушается, на самом деле речь идет о том, что следственные органы не компетентны, они фабрикуют доказательства, а народ это видит и не может признать следствие убедительным. И поэтому говорит – нет, вы нас не убедили, и поэтому нам совесть не позволяет сажать человека на 25 лет или на пожизненное заключение по тем доказательствам, которые вы нам привели, потому что эти доказательства не убедительные.

- На ваш взгляд, для чего была введена эта поправка?

- Для того, чтобы облегчить жизнь следственным органам, чтобы получить возможность привлечения к суду тройками, подобные печально знаменитым тройкам 30-х годов (предполагается, что вместо 12 присяжных заседателей такие дела будут вести коллегии из трех профессиональных судей – ред.). Чтобы каждый знал, что если ты выходишь на "Марш несогласных", и кто-то рядом с тобой взорвет бомбу, тебя привлекут заодно за компанию как недоносителя или укрывателя преступника или еще что-нибудь. И попробуй потом докажи трем судьям, которые не заинтересованы терять свое место работы, что ты не причем. Поэтому лучше не ходи на такие мероприятия, а то мало ли чем дело кончится. Вот зачем все это делается.

- Как вы оцениваете реализацию конституционных прав граждан на свободу прессы и свободу слова сегодня?

- Нет у нас никакой свободы слова, ни свободы прессы. Что у нас осталось – "Эхо Москвы"? В Санкт-Петербурге – газета "Дело" и "Новая газета". Вот, собственно говоря, и все. Даже радиостанция "Свобода" вещает не так, как она вещала раньше. Телевизионные каналы почти все дублируют друг друга, цензура присутствует, причем, мало того, существует еще и самоцензура журналистов, которые, не дожидаясь окрика сверху, сами себя начали цензурировать, потому что знают, что критика существующих порядков, скорее всего, не найдет воплощения на страницах своих газет.

- Одна из острых проблем для России в последнее время – национализм, государство даже создало федеральную целевую программу "Толерантность". Как, на ваш взгляд, нужно сегодня решать такую проблему, и почему она обострилась именно в последнее время?

- Есть объективные причины, есть искусственно созданные причины этой проблемы. Объективные причины – нехватка рабочих рук, еще несколько лет признали, чтобы для того, чтобы сохранить необходимое число рабочих, России необходим ежегодный приток рабочей силы в размере около 1 миллиона человек. Исходя из этого были приняты программы легализации иммиграции заграничных рабочих, чтобы они взяли на себя работу, которую некому выполнять, и эта программа стала выполняться. В течение последних 2-3 лет в Россию въезжало где-то порядка 1.5 миллиона человек только легально. Понятно, что общество болезненно реагирует на подобный приток "чужаков", людей, приехавших с плохим знанием языка, с незнанием наших обычаев и так далее.

С другой стороны, в обществе существует целый ряд различных структур общественного мнения, среди которых национализм и ксенофобия существовали всегда, они существовали в любом обществе во все времена. А лозунг о том, что Россия только для русских, что русские лучше всех, а все остальные недоноски – это, к сожалению, свойство той части населения, которая не нашла себя в социуме, которая глубоко обижена, что она живет в нищете и беспросветности. Этим людям нужно найти для себя объяснения – почему тот человек ездит на "Бентли", а им не хватает на хлеб. Надо найти виноватого. В самом себе виноватого найти не хочется, и тут находится крайний, который подсказывает, что виноваты пришедшие. А делают это те, кто, спекулируя на этих комплексах, хотят организовать толпу людей, менее всего склонной к анализу и сделать ее послушной политической силой чьих-то интересов. То есть, ксенофобия и национализм становятся инструментом недобросовестных политиков.

- Можно ли сказать, что сегодняшнее государство, государственная власть, защищает права своих граждан?

- В какой-то мере да, но очень неэффективно. Институт уполномоченного по правам человека, который был создан в свое время, я принимал в этом участие как депутат Госдумы, практически не работает, и остался на декларативном уровне. А уж если говорить о Санкт-Петербурге, то уполномоченный, избранный нашим ЗакСом, - человек, который органически не способен заниматься этим делом. Забавно, что за несколько месяцев до своего избрания, тогда еще, будучи депутатом ЗакСа, он выступал с предложением отменить эту должность за ее ненадобностью. А из последнего – он принял активное вмешательство в рассмотрение судебного дела по оправданию милиционера, который в спину расстрелял двух студентов – одного из них убил, а второго искалечил. Мальчишки подрались между собой, а он подошел и хотел их двоих забрать в милицию. То есть, от него побежали, а он стал вдогонку в них из пистолета стрелять. Одного убил первой же пулей, второго ранил в бедро, потом подошел и еще ему в половые органы выпустил 2 пули. Это произошло 6 лет назад. Наша судебная система в течение этих лет не могла его осудить, хотя он был привлечен к ответственности. Это дело тянулось все эти 6 лет и в итоге было закрыто за истечением срока давности. Единственное, что его привлекли к ответственности за превышении должностных полномочий. Но тут вмешался господин Михайлов, и добился через городской суд его полного освобождения. Такой у нас уполномоченный по правам человека, защищает убийц в погонах.

- В каких сферах чаще всего приходится защищать права человека сегодня. Где они нарушаются больше всего?

- Права человека нарушаются практически везде. Право на жизнь, на здоровье, на учебу, на жилье, на безопасность и так далее. Милицейский произвол, который уже стал притчей во языцех, когда люди на улицах шарахаются от милиционеров сильнее, чем от бандитов, права дольщиков, которые нагло обмануты, и государство, обещавшее защищать их интересы, отмахивается от своих обещаний. Права заключенных, которые живут в ужасных условиях, права детей, до которых никому нет дела, особенно когда дети становятся жертвами жестокого обращения родителей, тоже тема очень серьезная, но мало кого интересующая. Ну и, конечно, национальная проблема – фашизм, нацизм, который преспокойно разгуливает по улицам города, а те, кто пытается с ним бороться – антифашистская молодежь, становятся жертвами уголовного преследования.

- Много ли случаев противостояния человека и государственной машины? Каковы средние показатели такого противостояния? Насколько часто удается защитить права простым людям в таких ситуациях?

- Правозащитникам очень мало, что сейчас удается. У нас не осталось сейчас ни одного правозащитника депутата и нам, конечно достаточно сложно. Вся наша жизнь проходит в противостоянии государству, причем не только сейчас, но за все время истории России.

- Можно ли сегодня в нашей стране эффективно бороться за свои права, и стало ли общество более активно в этом отношении?

- Можно и нужно, а общество напугано, плюнуло на все и решило – только бы нас не трогали. Все это, скорее всего, обернется против самого общества, потому что государство и чиновничество наглеет - чем больше ему позволяют, тем больше оно не жалеет людей.

- Куда можно обращаться человеку сегодня, если его права нарушены?

- Есть общество "Гражданский Контроль", туда можно звонить и обращаться. Есть члены Санкт-Петербургского правозащитного совета, к которому можно обратиться опять же через "Гражданский контроль".

 

См. также:

Оригинал статьи

 

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика