Почему сегодня неосуществима программа «500 дней»

// «Комсомольская правда», 4 ноября 1990 года,04 ноября 1990

31 октября Верховный Совет РСФСР принял решение о начале реализации республиканской программы стабилизации экономики и перехода к рынку. Председатель Совета Министров России И. Силаев в своём выступлении упомянул об отсчете времени реализации республиканской программы с 1 ноября. Пресса подхватила это заявление, объявив о начале Программы «500 дней». Между тем депутаты, правительство России, специалисты понимают, что Программа «500 дней» уже не может быть воплощена в жизнь в том виде, в каком она была представлена Президенту СССР, Председателю Верховного Совета РСФСР и одобрена парламентом России.

Мы считаем необходимым объяснить  наше  понимание происходящего. 

Суть программы «Переход к рынку» состоит в стабилизации экономического положения страны на основе ускоренного развития рыночных отношений. Основной замысел программы предполагал энергичные и безотлагательные меры по оздоровлению финансов и денежного обращения, за которыми должна была следовать либерализация цен. В противном случае снятие контроля за ценами ведет к их общему неконтролируемому росту. Параллельно высокими темпами должны проводиться разгосударствление, развитие предпринимательства и рыночной инфраструктуры,   демонополизация экономики, призванные в относительно короткие сроки (те самые 500 дней) обеспечить запуск рыночного механизмов саморегулирования, позволяющего открыть для экономики возможности подъема.

Pеализaция программы предусматривала ряд общеполитических условий: единство, быстроту и решительность действий, согласованность всех экономических и политических решений органов власти и их подчинённость задачам проведения реформы, перестройку союзных органов управления, их кадровое обновление для восстановления доверия к ним со стороны республик и населения.

К сожалению, приходится констатировать, что эти условия не выполняются. Более того, фактически осуществляется иная программа реформ, исходящая из логики документов, подготовленных правительством СССР… 

Что же произошло, если через два месяца после завершения работы над Программой «500 дней» приходится говорить о её срыве?

Во-первых, программа базировалась на анализе фактического состояния экономики, и именно быстрым нарастанием кризисных тенденций продиктованы предусмотренные в ней предельно сжатые сроки стабилизации. Между тем вследствие затягивания обсуждения программы в Верховном Совете .СССР и решения о ее доработке на основе совмещения с Правительственной   программой начало реформы оказалось отложенным как минимум на месяц, или на одну треть времени, оставшегося до конца года. Естественно, пришлось отложить все запланированные на этот период мероприятия. Часть их должна была закончиться до конца года (из-за годичного цикла финансово-хозяйственной   деятельности). Среди них перестройка банковской системы, реформа бюджетного устройства, реформа налога с оборота и т.д. На сегодня практическая разработка многих из этих вопросов близка к нулю.

Мы до сих пор не имеем всей информации о реальном экономическом положении страны. Отсутствие этих данных не дает возможности точно определить конкретный набор стабилизационных мероприятий, которых следовало бы пред принять (каждое из них надо еще подготовить).

Потери времени невосполнимы, ситуация продолжает ухудшаться, запланированные стабилизационные меры становятся уже  недостаточными. Население утрачивает доверие и к реформе, и к власти.

Кроме того, попытка объединения Программы «500 дней» и Программы правительства СССР, ради которой это время было упущено - исходила из предпосылки, что соединение лучших частей различных программ позволит снять их недостатки.  Но несовместимость двух документов - это не каприз  разработчиков и не их авторское самолюбие. Внешняя схожесть предлагаемых мер обманчива. Наличие общей цели - переход к рынку - еще не гарантия успешного объединения. В программах была заложена разная логика, и за общностью слов скрывается различное содержание. Необходимо было делать выбор.

Во-вторых, Программа «500 дней» основывалась на признании государственного суверенитета республик. Вместе с тем осознание ими общности проблем и целей давало возможность заключить экономический союз для совместного проведения реформы. На этот счет в августе была достигнута договоренность с экспертами-представителями всех респу6лик (кроме Эстонии), - они проявили готовность отказаться от протекционистской политики, разрушающей общесоюзный рынок  от введения собственных ваяют, от дележа общегосударственного имущества и т.д.

К сожалению, Верховный Совет СССР, не приняв ни одну из предложенных программ, отдал их на рассмотрение республикам, которые, как и следовало ожидать, единодушия не проявили: часть республик высказывается за одну программу, часть - за  другую, часть - разрабатывает собственные планы реформ.

Возможность быстрого заключения экономического союза оказалась упущенной, а эта идея была одним из главных достижений Программы «500 дней». Более того, сейчас мы наблюдаем обострение отношений между республиками, вызванное несогласованностью их действий (повышение розничных цен в Эстонии и закупочных - в России, квоты на вывоз - на Украине, система ограничений в Белоруссии и т. д.). Процесс этот будет нарастать, и уже сегодня экономическое соглашение, если его бы стали готовить, заключить было бы сложнее, чем два месяца назад. Единый общесоюзный рынок под угрозой. Многосторонние   переговоры по самым животрепещущим экономическим вопросам не ведутся, и даже неизвестно - готовятся ли. Нерешённость ключевых проблем заставляет искать собственные пути республики и регионы страны, города и отдельные районы. Отсутствие согласия в выборе плана действий многократно увеличивает вероятность паралича власти. Энергия уходит не на созидание, а не конфронтацию.

В-третьих,  за последнее время предпринят ряд шагов в области ценообразования, которые серьёзно осложнили обстановку и сделали невозможной реализацию самого замысла Программы «500 дней».

Ещё майским решением союзного правительства без до-
статочных на то оснований были повышены (с 1 июля) закупочные цены на зерно с увеличением дефицита бюджета на 9 млрд. рублей. Это было начало. реализации намеченного правительством административного повышения цен.  Мы исходили из того, что закупочные цены на зерно еще можно согласовать с ценами на другие товары при переходе к договорным ценам и избежать увеличения дефицита бюджета.  Как и следовало ожидать, повышение цен не привело к заметному, увеличению продажи зерна государству. При  обесценивающемся рубле и тотальном дефиците дополнительная накачка денег в сельское хозяйство подрывает его товарность, тем более что летом были списаны долги колхозов и совхозов на сумму более 70 млрд. руб. Но вслед за этим правительство РСФСР уже в сентябре, также без серьезных оснований, повысило закупочные цены на мясо.

Это решение отчасти было спровоцировано обещанием Совета Министров СССР повысить закупочные цены на мясо с 1 января 1991 года, после чего продажа мяса государству начала cокpaщаться - зачем продавать сейчас, если через 4-5 месяцев цены возрастут вдвое? Из всех возможных в  этих условиях вариантов действий был выбран с нашей точки зрения наихудший, противоречащий Программе-500. Такой шаг, предпринятый без согласования с другими республиками, вызвал ответную реакцию, закупочные цены были повышены с 1 октября по всей стране. Правительственная реформа сделала еще один шаг: проведено повышение цен на базовые продукты сельского хозяйства, от которых зависит уровень розничных цен на продукты питания.

Наконец, Указом от 4 октября 1990 года, по сути, была реализована правительственная реформа оптовых цен. При заключении договоров предприятиям предлагается руководствоваться прейскурантами Госкомцен СССР, разработанными я соответствии с решениями 1988 г. и доведенными до хозяйственных единиц еще весной текущего года.

В то же самое время в России, проголосовав за Программу «500 дней», молчаливо одобрили повышение закупочных цен и приняли в первом чтении Закон о пенсиях, превосходящий даже расчеты правительства Н. Рыжкова, который предпочел не идти сразу на огромные расходы, связанные с ним, и растянул вступление в силу этого закона на два года. Российские законодатели решили ввести его в полном объеме, не считаясь с экономическими последствиями такого решения. Прогноз дать несложно: буквально через полгода после введения этого закона все население республики (в том числе и сами пенсионеры) станет жить хуже в результате развития инфляции или введения всеобщей карточной системы. Нельзя давать того, чего нет, даже если очень хочется.

Подведем итоги. Набором нескоординированных мер развитие событий переведено в принципиально иную плоскость: ключевой момент программы правительства СССР - реформа всех видов цен - фактически принят. Логика действий, предложенная в  Программе «500 дней» - начать с финансового оздоровления,- отклонена. Переход к рыночным отношениям будет происходить теперь не через стабилизацию рубля, а через инфляцию и запоздалые меры по её преодолению, которые окажутся весьма болезненными. 

Принятые, наконец, Верховным Советом СССР «Основные направления...» - это не практический план реформ, а общая схема такого плана. 

Вопрос о необходимости согласованных конкретных действий республик и регионов, о единстве плана и синхронизации сроков проведения реформ остался открытым. Конечно, это дает определенную свободу как республикам, так и центру, но в этом кроется и опасность; линия конкретных действий может быть выбрана самая разная, не может быть только   осуществлена   сама Программа-500. Под прикрытием некоторых ее формулировок будет реализовываться - если еще удастся - логика совсем другой программы. Задача, поставленная в «Основных направлениях...» - свести в 1991 г. дефицит бюджета к 25-30 млрд. руб. при запланированных в них мероприятиях, - совершенно нереальна. Дефицит превзойдет эту цифру уже в первом квартале.

Промежуточный вариант экономической реформы, фактически осуществляющийся сегодня, обретет однозначный облик правительственной программы в случае, если в ближайшие месяцы будет проведено общее повышение розничных цен с введением компенсаций, как это и было обещано неутверждённой майской программой союзного правительства. Это - путь к гиперинфляции.

Будущее, возможно, покажет, что осуществление большей части мер, предусмотренных Программой «500 дней», по-прежнему необходимо - об этом говорит и объективная логика развития событий, и опыт многих стран мира. Как план последовательной радикальной реформы она сохраняет свое значение. Однако этап стабилизации экономики, хотя и останется тем же по смыслу, будет иным по набору мер. Снижение  жизненного уровня населения будет значительным еще до стабилизации. Любая программа в такой обстановке по необходимости приобретет более жесткий    характер - слишком серьезно изменяются стартовые условия реформы, слишком быстро закручивается инфляционная спираль и нарастает развал потребительского рынка, экономика все дальше удаляется от состояния равновесия. Это будет цена, которую мы заплатим за нерешительность и непоследовательность в выборе пути в сентябре 1990 года.

С. Шаталин, Н. Петраков, Г. Явлинский, С. Алексашенко,  А.Вавилов. Л. Григорьев М. Задорнов, В. Мартынов, В.Мащиц, А.Михайлов. Б. Фёдоров, Т. Ярыгина, Е. Ясин


См. также: Программа "500 дней"


Уполномоченные рабочих стачкомов о программе "500 дней", 31 августа 1990 года
Письмо Г.А. Явлинского депутатам Верховного Совета РСФСР, 16 октября 1990 года
Михаил Леонтьев, «500 дней» Григория Явлинского. Сегодня должен был бы закончиться их отсчет, 13 февраля 1992 года
Михаил Бергер, Кому они нужны, светлые головы?», 10 января 1991 года

Обсудить на форуме
Популярное Главное

ЯБЛОКО TV 

Анонсы

Подписаться на новости сайта