[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Публикации] [Книги]
[ЯДЕРНАЯ ОПАСНОСТЬ]
 ЯДЕРНАЯ ОПАСНОСТЬ
   Сибирский химический комбинат
 Москва, Эпицентр, 2003 год

Более 40 лет в нескольких километрах от г. Томска функционирует крупнейшее в России и мире предприятие по производству оружейного плутония – Сибирский химический комбинат (СХК).

На СХК функционируют следующие радиационно-опасные производства:

Реакторный завод (РЗ), на котором эксплуатируются промышленные урано-графитовые реакторы, предназначенные для наработки плутония и выработки электроэнергии. Реакторы были запущены, соответственно, в 1955, 1958, 1961, 1962, 1963 гг. Три из них заглушены, соответственно, в 1990, 1991, 1992 гг. Два реактора АДЭ-4, 5 продолжают функционировать и в настоящее время.

Завод по разделению изотопов (ЗРИ). Осуществляет разделение изотопов урана с высокой степенью обогащения по U-235. Функционирует с 1953 г. До 1973 г. осуществлялось газодиффузионное разделение, а позднее – центрифужное.

Сублиматный завод (СЗ). Производит гексафторид урана. Запуск осуществлен в 1954–1955 гг.

Радиохимический завод (РХЗ), на котором осуществляется переработка облученного сырья с извлечением плутония, урана и других радионуклидов. Первая очередь работает с 1961 г., вторая – с 1962 г.

Химико-металлургический завод (ХМЗ). Занят плавкой и обработкой плутония с производством компонентов для ядерного оружия.

Там же имеется 50 хранилищ жидких и твердых радиоактивных отходов, в том числе 3 бассейна открытого типа, 2 пульпохранилища и три водохранилища.

По данным Западно-Сибирского территориального центра по мониторингу окружающей среды, СХК является основным источником радиоактивного загрязнения окружающей среды на территории Томской обл. Его воздействие на природную среду многокомпонентно и усиливается за счет совместного воздействия радиоактивных и химических веществ, крайне отрицательно влияющих на здоровье населения. В 30-километровой зоне влияния СХК расположено более 80 населенных пунктов с населением около 650 тыс. человек, в том числе города Томск и Северск.

Район областного Томска имеет слаборазвитую транспортную инфраструктуру. К примеру, в случае возникновения радиационной/ядерной аварии на объекте Томска-7 эвакуация городского населения в условиях паники, слаборазвитой дорожно-транспортной сети, маломощном автопарке, однопутной железной дороге будет крайне затруднена.

Современная граница Томска вплотную примыкает к санитарно-защитной зоне СХК. В результате деятельности комбината окружающей среде нанесен ущерб, размеры которого становятся очевидны только теперь.

Загрязнение окружающей среды происходит в результате как плановых (штатных), так и аварийных газоаэрозольных выбросов и сбросов сточных вод в р. Томь, содержащих радионуклиды, а также вследствие хранения и захоронения жидких и твердых РАО. За сорокалетний период деятельности комбината произошло более 30 аварийных инцидентов, причем пять из них (включая 6 апреля 1993 г.) относятся к третьему уровню по международной шкале событий на атомных станциях и квалифицируются как серьезные происшествия.

Инциденты на СХК:
  • 18 марта 1961 г. в результате автокаталитической реакции между органической жидкостью и концентрированной азотной кислотой произошел взрыв испарителя, предназначенного для упаривания водных растворов после экстракции. Два смертельных случая;
  • 30 января 1963 г. – самоподдерживающаяся цепная реакция (СЦР) в течение 10 часов. Четыре человека из числа персонала были переоблучены;
  • 13 декабря 1963 г. – СЦР в течение 18 часов;
  • в 1963 г. на экспериментальном полигоне захоронения ЖРО имело место интенсивное газовыделение из наблюдательной скважины, повлекшее вынос радиоактивной газированной жидкости. При этом был загрязнен участок поверхности около 0,1 га. В большинстве скважин после закачки ЖРО наблюдалось значительное повышение температуры (максимально до 165oС). Для снижения температуры в скважины закачивается кислый раствор. В середине 70-х гг. ХХ в. на площадке 18 были обнаружены взаимосвязь горизонтов III и IV (буферного) уровней и возникновение каналов фильтрации. Все нагнетательные скважины, пробуренные на этом участке, были законсервированы;
  • 18 ноября 1967 г. – взрыв в сорбционной колонне;
  • 24 марта 1977 г. – разрушение оборудования в реакторе производства реагентов;
  • в июне 1977 г. на РХЗ при переработке облученных на реакторном заводе блоков в скомплектованную партию попали блоки с малой выдержкой, что привело к повышенному выбросу в атмосферу в течение двух недель I131 в объеме 22 Кu (превышение месячных предельно допустимых выбросов (ПДВ) – в 2,4 раза;
  • 11 мая 1977 г. на РХЗ в результате образования свища на напорном трубопроводе у нагнетательной скважины С-31 при закачке радиоактивного сбросного раствора в скважину произошел разлив раствора в объеме 8– 14 м3 на поверхностный грунт. Вылившийся раствор локализовался у бассейна Б-1. Загрязнение от него распространилось по западной стороне бассейна Б-1 в северном направлении. Протяженность загрязненной зоны составила 200 – 220 м, ширина 10 – 40 м. Гамма-фон в зоне загрязнения достигал 145 Р/час;
  • на РХЗ было еще 3 инцидента (1976, 1969, 1978 гг.). На заводе разделения изотопов было 2 инцидента (1961 г.); на сублиматном заводе – 3 инцидента (два в 1963 г., один в 1978 г.);
  • с 1959 по 1970 г. на разных реакторах СХК произошло 24 значимых инцидента. Все они были связаны с тяжелыми зависаниями сборок тепловыделяющих элементов в технологических каналах:
на реакторе И-1: 26.07.59 г. (1); 20.03.60 г. (6); 14.09.62 г. (1); 21.11.62 г. (1); 19.04.63 г. (1); 26.04.63 г. (1); 11.11.63 г. (1); 24.05.64 г. (8); 17.10.64 г. (1);
на реакторе ЭИ-2: 05.02.61 г. (1); 25.07.61 г. (1); 05.11.62 г. (1); 03.12.62 г. (1); 01.06.63 г. (1); 03.07.64 г. (14); 20.07.63 г. (1); 19.11.64 г. (1); 16.01.67 г. (1);
на реакторе АДЭ-3: 14.05.62 г. (1); 18.11.63 г. (1); 28.07.64 г. (1); 29.05.66 г. (1); 21.01.70 г.;
на реакторе АДЭ-4: 28.12.66 г. (1);
  • в 1991 г. произошло аэрозольное загрязнение на складе готовой продукции;
  • 6 апреля 1993 г. – разрушение технологического оборудования, сопровождающееся взрывом газа, разрушением нескольких производственных зданий и выбросом аэрозолей в окружающую среду. Индекс по шкале INEC – 3;
  • 5 декабря 1994 г. на установке электронно-лучевого переплава опытного химико-металлургического завода СХК при заполнении аргоном рабочей камеры произошла разгерметизация в результате срыва камерных перчаток под воздействием аргона. В результате разгерметизации камеры произошло загрязнение помещения установки до уровня 20.7б10-11 Кu/л по альфа-аэрозолям;
  • 12 февраля 1996 г. на химико-металлургическом заводе альфа-датчиками стационарной системы дозиметрического контроля было зафиксировано загрязнение альфа-активными аэрозолями операторской зоны участка «Г» цеха № 11, что было квалифицировано как радиационный инцидент. Причиной инцидента был факт вскрытия оператором вне защитной камеры контейнера с находящимися в нем делящимися материалами. Выброс радиоактивных веществ в окружающую среду составил 0,048б103 мкКu;
  • на радиохимическом заводе СХК в 1997 г. в течение двух недель имел место сверхнормативный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131 с превышением предельно допустимого выброса в 2,4 раза;
  • 18 января 1997 г. произошла внеплановая остановка реактора АДЭ-5 в связи с ухудшением теплотехнических параметров одного из периферийных каналов, вызванным снижением расхода теплоносителя и зависанием топливного блочка в технологическом канале. В результате проведенного расследования установлено, что причиной нарушения явилось «распухание» топливного блочка;
  • 14 июня 1999 г. в центральном зале промышленного урано-графитового реактора АДЭ-4 реакторного завода СХК при проведении регламентных работ по загрузке блоков типа ДАВ-90 в технологический канал реактора в результате ошибки оператора был открыт загруженный блоками ДАВ-90 работающий канал, вследствие чего облученные блоки ДАВ-90 из-за пропуска обратного клапана технологического канала вышли на плитный настил. При этом два человека получили дозу облучения, равную 1,5 и 3 годовых ПДД;
  • 4 апреля 2000 г. на ХМЗ СХК произошел срыв камерных перчаток на боксе 0892 установки 08 цеха № 1 при выполнении персоналом работ по проверке режима работы новой муфельной печи. Ядерные материалы в боксе отсутствовали. По данным измерений на установке СИЧ, повышенного поступления радионуклидов в организм персонала не зафиксировано. Выброса радионуклидов в атмосферу выше установленных норм не произошло. Данное событие классифицировано в соответствии с ПНАЭ Г-14-037–96 как аномалия – нарушение категории 1;
  • за время существования СХК произошло 36 аварийных ситуаций и инцидентов, в 5 случаях возникала самоподдерживающаяся цепная реакция, погибло 4 человека, 6 человек получили повышенные дозы облучения.

Отдельно необходимо рассмотреть аварию на СХК, произошедшую 6 апреля 1993 г.
В результате аварии образовалась зона радиоактивного загрязнения местности, вытянутая до 25 км в северо-восточном направлении, площадью около 100 км2. По данным Росгидромета, суммарное количество радиоактивных веществ, выброшенных из аварийного аппарата СХК на эту территорию, составило от 530 до 590 Кu. В отдельных точках мощность дозы гамма-излучения достигала 400 мкР/ч.

Министр МЧС России С.К. Шойгу в письме Правительству России от 16 апреля 1993 г. отметил, что вновь, как и при Чернобыльской катастрофе, информация об аварии как на месте, так и в центр была передана с большой задержкой, что могло привести к тяжелым последствиям. Кроме того, медленное принятие мер по локализации последствий аварии привело к разносу радиоактивных загрязнений на дороге Томск – Самусь и загрязнению пос. Самусь.

Некоторые исследователи (В.И. Булатов, В.А. Чирков) считают, что при аварии 6 апреля 1993 г. была очень велика возможность происшествия гораздо более высокого уровня (до 5–6-го по международной шкале): с учетом розы ветров вероятность направления потока радиоактивных веществ на юг (на города Северск и Томск) составляла 10%. Необходимость эвакуации населения в условиях паники при слаборазвитой дорожно-транспортной сети, маломощном автопарке, однопутной железной дороге, а также необходимость последующей дезактивации городских кварталов действительно приблизили бы это событие к Чернобыльскому. Нахождение областного центра с полумиллионом жителей в столь опасной близости от СХК должно рассматриваться как беспрецедентное в мировой практике.

Производственная деятельность СХК сопровождается образованием большого количества жидких, твердых и газоаэрозольных отходов. Выбрасываются в атмосферу и инертные радиоактивные газы (криптон, аргон и др.), тритий, углерод-14, стронций-90, йод-131, цезий-137, альфа-излучающие радионуклиды (уран, плутоний, америций и др.). Кроме того, в атмосферу выбрасываются нерадиоактивные вредные химические вещества: соединения фтора, трибутилфосфат (ТБФ), оксиды азота, азотная кислота, парафины, четыреххлористый углерод, бензол и ряд других компонентов.

Загрязнение территории атмосферными выбросами СХК зафиксировано на расстоянии до 30–40 км от промзоны комбината. В р. Томь из водохранилища-отстойника сбрасываются радиоактивные воды, которые содержат в своем составе натрий-24, фосфор-32, скандий-46, хром-51, железо-59, кобальт-60, цинк-65, мышьяк-76, цезий-137, европий-152, нептуний-239, плутоний-239 и ряд других радионуклидов.

На территории комбината расположены 50 хранилищ жидких и твердых радиоактивных отходов, являющихся потенциально опасными. Суммарная активность отходов, хранящихся в них, оценивается в 125 млн. Кu. Отходы могут рассеяться на большой территории в результате стихийных бедствий (ураганы, смерчи), а также в случае падения самолета или другого летательного аппарата. Радиоактивные элементы разносятся на большие расстояния водоплавающими птицами (гуси, утки) и дикими животными, в том числе крупными (лоси, медведи).

Большую опасность представляет хранение на территории комбината отвального гексафторида урана, в том числе и тех нескольких сотен тонн, которые получены при переработке и обогащении частично очищенного отработавшего топлива зарубежных АЭС по договору с французской фирмой «Кожема».

Для справки: коммерческая сделка, по которой СХК обогащает до 4% урана, извлеченного из ОЯТ французского происхождения, интересна сама по себе. Контракт № 54-02/60006, подписанный в марте 1991 г. между «Техснабэкспортом» и «Кожема», предусматривает поставку в Томск-7 в 1992–1993 гг. до 150 т смеси окислов урана, в 1994 г. и позже – до 500 т гексафторида урана в год. Этот контракт должен действовать до 2000 г., по этому соглашению Россия должна получать до 50 млн долл. в год. Франция желает избежать загрязнения своих заводов по обогащению извлеченного из ОЯТ урана примесями урана-233 и урана-236, обогащая извлеченный уран в России.

Заметное загрязнение почвы долгоживущими радионуклидами в результате выбросов комбината было обнаружено Росгидрометом до аварии 6 апреля 1993 г. В процессе гамма-съемки местности вокруг СХК обнаружены участки загрязнения почв цезием-137 с плотностью загрязнения до 1–2 Кu/км2. Характер цезиевого загрязнения не позволяет связать его с аварией 1993 г., следовательно, это загрязнение – результат многолетней деятельности комбината.

Достоверная открытая информация о степени загрязненности района расположения СХК плутонием в настоящее время отсутствует, однако в образцах почвенно-растительного покрова были обнаружены резко аномальные концентрации плутония, значительно (в 10 раз и более) превышающие уровни глобального загрязнения.

Большую потенциальную опасность представляет также крупномасштабное подземное захоронение ЖРО (общая активность более миллиарда Кu), существующее более 30 лет в водоносных горизонтах на глубине 280–400 м. Делящиеся материалы интенсивно сорбируются песчано-глинистыми породами и скапливаются в устье скважин. Учитывая, что вода является замедлителем нейтронов, это создает угрозу накопления критической массы, достаточной для возникновения самоподдерживающейся цепной реакции. СХК до сих пор не имеет разрешения Госатомнадзора России на захоронение ЖРО в подземные горизонты, потому что отсутствует обоснованияе ядерной безопасности данного процесса (по состоянию на 1 апреля 2000 г.).

На комбинате хранится около 23 000 контейнеров с делящимися материалами, полученными из войсковых частей в связи с резким сокращением количества ядерных боеголовок в России. По данным Госатомнадзора России, перевозка металлических изделий осуществляется в контейнерах, не удовлетворяющих обязательным требованиям и поэтому не сертифицированных (по правилам МАГАТЭ на контейнеры должен выдаваться сертификат-разрешение на конструкцию, и, кроме этого, в соответствии с Законом «Об использовании атомной энергии» контейнеры в обязательном порядке должны получать сертификат соответствия государственного образца), склады для хранения построены более 30 лет назад, проектная документация на эти склады и акты приемки отсутствуют. Все опасные грузы везут по одноколейной железнодорожной ветке, которая проходит по г. Томску в непосредственной близости от густонаселенных кварталов.

Полученные характеристики радиационной обстановки не в полной мере отражают степень воздействия СХК на окружающую среду, т.к. не учитываются такие опасные дозообразующие компоненты, как тритий, углерод-14, криптон-85, йод-129, являющиеся долгоживущими бета-излучающими радионуклидами, а также альфа-излучатели – плутоний-239,-240, уран-232,-235, присутствие которых в объектах окружающей среды установлено различными исследовательскими группами.

Последствия загрязнения радионуклидами растительности и животных не менее важны и для человека. На рынках города нередки случаи появления рыбы, загрязненной радионуклидами. Присутствие радионуклидов, в том числе кобальта-60, цезия-137, европия-152, установлено в различных биологических видах (утки, лоси.) Поступление радионуклидов в открытую гидросеть в последние годы снизилось, однако сбросы привели к значительному накоплению радионуклидов в донных отложениях и в биоте, а также оказали влияние на загрязнение прибрежной (затопляемой) части местности.

Снижение выбросов в последние годы объясняется сокращением производства и выводом промышленных реакторов из эксплуатации. Однако снижение объемов производства не вызвало адекватного улучшения состояния природной среды. Кроме того, высокий износ технологического и очистного оборудования может привести к учащению радиационных инцидентов, загрязняющих природную среду, что и показала авария на СХК 6 апреля 1993 г.

В планах развития комбината значится строительство двухблочной атомной станции теплоснабжения (АСТ-500), проект которой не проходил промышленных испытаний.

Результаты общественной экологической экспертизы проекта АСТ-500

В течение первого полугодия 2000 г. была проведена общественная экологическая экспертиза проекта АСТ-500.

Ниже приводятся основные замечания экспертизы:
1. В составе имеющихся проектных материалов отсутствуют системы оперативной диагностики основного оборудования реакторного отделения, а именно:

    • системы диагностики реакторной установки;
  • системы диагностики теплообменников I и II контуров;
  • системы контроля арматуры системы локализации аварий;
  • системы контроля остаточного ресурса оборудования.
     Системы оперативной диагностики позволили бы контролировать (на всех этапах жизненного цикла) целостность металла ядерного реактора и встроенного оборудования, находящегося внутри страховочного корпуса, а также иметь оперативную информацию о герметичности арматуры системы локализации аварий.
2. Отсутствует анализ ситуаций при возможном подтоплении основных зданий и сооружений станции при исходном событии «разрыв сетевого контура».
3. Не проработаны вопросы ремонтопригодности оборудования реакторной установки, расположенного в страховочном корпусе, в частности теплообменников I – II контуров (всего их предполагается установить 18 шт.).

В разделе проекта «Надежность оборудования и др. элементов» назначенный ресурс теплообменников I – II контуров установлен в 15 лет при интенсивности возможного отказа:
    • в режиме «разрыв трубки», происходящем с вероятностью 1,0б10-2 1/год;
  • в режиме «большая течь», происходящем с вероятностью 3,0б10-4 1/год.

     Таким образом возникает необходимость, как минимум, трехразовой замены этих теплообменников в течение проектного срока службы станции.

Ни опыта, ни методик, ни оснастки для подобных операций в отечественной и мировой атомной энергетике не имеется.

Кроме этого, эти работы, выполняемые на оборудовании I контура, потребуют значительных дозовых затрат ремонтного персонала станции, а также дополнительного финансирования самих работ по замене и организации долговременного хранения этих теплообменников. Эти затраты не учтены в проекте.

Не раскрыт термин «режим большой течи теплообменников». Требуется дать его определение, описать методы обнаружения и действия персонала при ликвидации этого аварийного режима.
4. В материалах проекта не рассмотрены возможные аварийные ситуации (радиационные и ядерные), происходящие на основных производствах СХК (радиохимическое производство, реакторный завод, склады и хранилища ядерных делящихся материалов и др.), которые могут оказать воздействие на управление технологическим процессом со стороны оперативного персонала.

Выбранная площадка под строительство АСТ-500 находится рядом с площадкой «5» (остановленные реакторы И-1, ЭИ-2, АДЭ-3). Оборудование этих реакторов и хранилища РАО, расположенные на этой площадке, являются источником радиационной опасности как для персонала объекта, так и для окружающей среды в случае выхода наведенной и осколочной активности за защитные барьеры.


Рис. 15 Схема АСТ

Кроме этого, возможно возникновение СЦР при эксплуатации оборудования типа «О», используемого для хранения, сортировки и транспортировки облученных блоков из обогащенного урана. Серьезную опасность представляет возможное возгорание графита кладок реакторов и графита, помещенного в технологические могильники, гидроизоляция которых выполнена с использованием битума (горючий материал). Тушение кладок реакторов может быть осуществлено подачей азота в реакторное пространство. Средств обнаружения возгорания графита в технологических могильниках на объекте «5» нет.

В транспортно-технологической емкости реактора ЭИ-2 хранятся облученные блоки из природного урана, поступающие с реакторного завода СХК. На объекте «5» ведется эксплуатация хранилищ облученного ядерного топлива.
5. Раздел проекта «Принцип глубоко эшелонированной защиты» изложен в следующей редакции: «в основу мер по предотвращению нарушений нормальной эксплуатации положен опыт разработки и изготовления головных АСТ, его испытаний, включая ресурсные». Кроме этого, утверждается, что «этот опыт и проектные работы по энергоблоку АСТ стали базой для:

    • создания оснастки для оборудования, ремонта и замены оборудования;
  • заимствования оборудования головных АСТ с отработанной технологией изготовления, монтажа, пуско-наладки, с проектными характеристиками, подтвержденными МВИ».


Рис. 17. Распространение загрязнения от озера Карачай
в горизонте подземных вод по состоянию на март

     Такое изложение раздела по меньшей мере некорректно, т.к. в действительности отечественный, а впрочем, и мировой опыт эксплуатации АСТ на сегодня отсутствует.
6. В разделах проекта приводится сравнение проекта АСТ-500 с другим, как утверждается, наиболее подготовленным к реализации проектом НП-500 (В-407).
Во-первых, сравнивать проект АСТ-500 с другим нереализованным проектом некорректно, т.к. его проектные решения не подтверждены на практике.
Во-вторых, не понятно, почему для сравнения взят именно проект НП-500. Может быть, по цифре 500, стоящей в названии проекта? Так вот цифра 500 в проекте НП – это электрическая мощность, а у АСТ – это тепловая мощность.

Кроме этого, и технологические показатели (начиная от величин температуры и давления I контура) у двух сравниваемых станций абсолютно разные, что отражается на выборе основных размеров оборудования. Так, например, толщина корпуса в цилиндрической части корпуса реактора АСТ-500 равна всего 70 мм, а у НП-500 – 190 мм.
7. В материалах проекта не установлен эксплуатационный предел поврежденных ТВЭЛ. Это можно воспринять как уверенность конструкторов и изготовителей ядерного топлива в том, что ТВЭЛы на РУ АСТ-500 не будут повреждаться. Это утверждение весьма сомнительно. Требуется пояснение.


Рис. 19. Участки загрязнения подземных вод в районе Течинского


Рис. 20. Схематическая карта Восточно-Уральского
радиоактивного следа.

8. В проекте дается описание систем безопасности, задействованных в проекте АСТ-500. Среди них имеется спринклерная система.

Спринклерная система предназначена для локализации аварий, связанных с выбросом испарившейся части теплоносителя в герметичную оболочку в проектных и запроектных авариях. Задача этой системы – снизить давление под оболочкой до давления за ее пределами для исключения распространения парогазовой смеси через неплотности гермозоны.

По результатам аварии на Чернобыльской АЭС по каждой АЭС были разработаны так называемые «Сводные мероприятия» (сначала СМ-88, потом СМ-90), смысл которых заключался в доведении энергоблоков атомных станций до необходимого по тем временам уровня безопасности.

По реакторным установкам типа ВВЭР и, в частности, по спринклерным системам было записано, что необходимо установить защитные сетки от попадания посторонних предметов на приямки сбора спринклерной воды. В противном случае всасывающие патрубки спринклерных насосов оказываются закрытыми (при разгерметизации трубопроводов и оборудования куски теплоизоляции, оборванные кабели разлетаются во все стороны и вместе с потоком воды могут попасть куда угодно) и, как следствие, наблюдается срыв в работе этих насосов. В этом случае вся система неработоспособна и, значит, не удастся снизить давление, а также удержать радиоактивные вещества, находящиеся в защитной оболочке, от проникновения в окружающую среду.

Вышесказанное подтверждает тот факт, что проектанты не владеют информацией (не отлажена обратная связь между проектантами и АЭС, или проектантами и Минатомом РФ, или Минатомом РФ и АЭС) о ранее разработанных документах по безопасности, о происшедших авариях.

Выводы экспертизы

Проведенная общественная экологическая экспертиза проекта АСТ-500 позволяет сделать вывод о том, что при реализации подобных проектов нельзя руководствоваться, например, только осознанием необходимости потребности во введении дополнительных энергетических мощностей.

Создателями проекта допущено немало ошибок и отступлений от действующих требований по безопасности в области использования атомной энергии, охраны окружающей природной среды и пр., в том числе Российского законодательства.

Разработчиками проекта АСТ-500 фактически большинство обоснований, будь то обоснование ядерной, радиационной или экологической безопасности, заменены декларативными ссылками на «большой и положительный опыт эксплуатации» несуществующих объектов.

Однако даже по наличию опыта эксплуатации не всегда можно судить о соответствии проекта современным нормативным документам и о достаточной степени обеспечения безопасности проектируемой станции.

Кроме этого, вследствие остановки действующих реакторов АДЭ-4,5 на СХК должно быть остановлено все радиохимическое производство на комбинате. Конверсия этого производства – вопрос куда более серьезный, чем пролонгация эксплуатации действующих реакторов (даже при условии выполнения мероприятий по повышению безопасности и снижения установленной мощности на 20–30%) при работе последних с «конверсионной» активной зоной (перевод на низкообогащенный уран).

Альтернативой размещению РУ АСТ-500 может стать только достройка энергоблоков ТЭЦ-3 г. Томска. Первый блок уже пущен в эксплуатацию и вышел на проектные показатели в конце 2000 г., второй блок будет пущен к 2006 г., а третий – в 2008 г. При таком раскладе проблема теплоснабжения г. Северска и г. Томска должна быть снята. Строительство теплотрассы от Томска до Северска должно быть осуществлено при участии СХК.

Таким образом, учитывая планы развития СХК, можно с уверенностью предполагать, что воздействие комбината на прилегающую территорию не только не уменьшится, но и будет возрастать, при этом будет возрастать и риск возникновения различного рода последствий от такого воздействия.

По заключению рабочей группы Совета Безопасности РФ по итогам проверки обеспечения радиационной и экологической безопасности СХК и прилегающих территорий, Томский регион не готов к действиям в случае крупномасштабной чрезвычайной ситуации на СХК (авария 1993 г. показала это): из-за отсутствия достаточного числа путей и средств эвакуации населения (один мост через р. Томь, однопутная железная дорога, неразвитая дорожно-транспортная сеть, маломощный парк автотранспорта, электропоездов и т.д.), неподготовленности соответствующих служб к действиям в подобных ситуациях, отсутствия необходимого запаса средств индивидуальной защиты, медикаментов и аварийного питания.

Усилия, предпринимаемые областью по ослаблению последствий радиационного и химического загрязнения данной территории, не обеспечивают в должной мере защиту здоровья населения, экологическую и социально-экономическую реабилитацию районов и населенных пунктов, находящихся в зоне радиационно-химического воздействия СХК. Решение этих комплексных проблем возможно только в рамках федеральной целевой программы.

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Публикации] [Книги]
[Предприятия ядерного топливного цикла России. Аварии и инциденты]
[ЯДЕРНАЯ ОПАСНОСТЬ]
[Красноярский горнохимический комбинат (ГХК)]

info@yabloko.ru
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика