Андрей Бузин
История фальсификации
Московская фракция
   

Московская исполнительная власть в том виде, в котором она существует сейчас, сформировалась в первой половине 1990-х годов. Это формирование сопровождалось довольно драматическими событиями: убедительной победой Г.Х. Попова на первых выборах мэра Москвы в 1991 году и передачей им полномочий мэра Ю.М. Лужкову, роспуском Моссовета и районных Советов, несостоявшимися выборами мэра в 1993 году, сомнительными выборами первого состава Московской городской Думы в 1993 году и продлением ее полномочий в 1995-м. В это же время формировалась и укреплялась московская «властная вертикаль»: мэр–префекты–супрефекты.

15 октября 1993 года мэром Москвы была сформирована Московская городская избирательная комиссия (МГИК), председателем которой был назначен А.В. Петров – одно из главных действующих лиц всего последнего периода электоральной истории Москвы, в том числе и тех выборов, о которых идет речь в этой книге. А.В. Петров на момент назначения председателем МГИК был управляющим делами Союза малых предприятий России; до этого он успел побывать секретарем ЦИК по выборам народных депутатов РСФСР, заведующим сектором отдела партийного строительства и кадровой работы ЦК КПСС, зав. орготделом Мосгорисполкома [5]. Влияние Анатолия Валентиновича, занимавшего в дальнейшем должности вице-премьера правительства Москвы, представителя мэра в Мосгордуме и члена МГИК, на все проходившие в Москве выборы трудно переоценить.

Московская городская комиссия под руководством А.В. Петрова начала свою деятельность с того, что, вопреки положению о выборах, признала состоявшимися выборы по 31-му (из 35-ти) округу по выборам депутатов Мосгордумы, где количество голосов, поданных против всех кандидатов, превысило количество голосов, поданных за лидера. Так была избрана первая Московская городская Дума. Эта Дума еще была достаточно непослушна и часто принимала решения, далекие от пожеланий московской исполнительной власти, но уже не шла ни в какое сравнение с Моссоветом образца 1990 года.

В июле 1995 года был сформирован новый состав МГИК – тот, который проводил выборы в Мосгордуму в 1997 году. Шесть из семи назначенных мэром кандидатур (в том числе и будущий председатель МГИК В.П. Горбунов) первоначально были отвергнуты Мосгордумой. Седьмым членом, назначенным мэром, был А.В. Петров.

В определенном смысле «переломным» для института российских выборов был 1996 год. Закончился первый этап оформления новой российской номенклатуры. В России прошли выборы Президента РФ, а в Москве – выборы мэра Москвы, в которых впервые в значительных масштабах был задействован административный ресурс [6].

Начиная с выборов в Мосгордуму в 1997 году, все выборы в Москве проходили под пристальной опекой исполнительной власти. Структура московской исполнительной власти взяла на себя те функции, которые в советские времена на выборах исполняли горком и райкомы КПСС, обогатив их новыми технологиями массовой политической пропаганды (пиар-технологиями). В первую очередь, московская власть занялась созданием «империи московских СМИ» – местного телевидения и многочисленных районных, межрайонных и окружных газет, распространяемых бесплатно по почтовым ящикам москвичей. Во вторую очередь, был отлажен процесс контроля над избирательными комиссиями – от МГИК до участковых. И в-третьих, совершенствовались процессы «незаметного отстранения» избирательных комиссий от организации и проведения выборов, проведения выборов и помощи отдельным кандидатам органами исполнительной власти. Естественно, что все эти процессы стимулировались «политической нейтральностью» московских прокуратур и судов.

Результат всей этой деятельности не замедлил сказаться. Подавляющее большинство московских выборов было выиграно московской исполнительной властью. В 1997 году в Мосгордуму было избрано 27 из 35 депутатов, которые были поддержаны властью и входили в неформальный «список мэра». Как писал в газете «Тверская, 13» ее главный редактор, «в Москве наконец были избраны такие органы представительной власти, которые не хамят и не скандалят, а работают, сотрудничают с исполнительной властью на благо горожан». В 2001 году, когда список поддерживаемых властью кандидатов был официально опубликован, результат был еще более впечатляющим: 33 из 35. Аналогичных результатов московская исполнительная власть добивалась и на выборах в Государственную Думу в 1999 и 2003 годах по 15 избирательным кругам, расположенным в Москве.

Можно было бы отнести эти успехи к популярности среди москвичей мэра Лужкова. Но, наблюдая картину изнутри избирательных комиссий и из залов судов, анализируя ход избирательных кампаний, автор этой книги с уверенностью может заявить, что большая доля этих успехов обусловлена активной деятельностью исполнительной власти на выборах, применением административных избирательных технологий. Тут и прямое воздействие на подчиненные организации (как в случае с односторонним расторжением контракта на размещение агитации на троллейбусах и трамваях, заключенного СПС в 1999 году), и экстренное снятие кандидатов незадолго до голосования (за три дня до дня голосования в 2001 году МГИК, нарушив процедуру, по предложению А.В. Петрова срочно обратилась в суд о снятии 4 кандидатов), и противозаконная агитация кандидатов из «списка четырех» в 2001 году, и многое другое [7].

Манипулирование результатами выборов со стороны партии московского чиновничества проявляется очень отчетливо, если смотреть на результаты одних и тех же кандидатов, которые на одних выборах были поддержаны мэрией, а на других – нет. Например, кандидат А. Николаев в 1998 году на дополнительных выборах был поддержан мэрией и набрал 62,5% голосов. Когда полтора года спустя депутат А. Николаев решил переизбраться в том же округе без поддержки Лужкова, он сумел набрать всего 17,9% и всего на полтора процента опередил нового фаворита мэрии А. Хинштейна. В 2003 году баллотировавшийся по тому же округу кандидат А. Николаев отстал от поддержанного мэрией и победившего К. Затулина на 15% голосов. Ярким примером служит и опыт нынешнего депутата Госдумы В. Груздева, который многократно, не жалея средств, пытался прорваться в законодательные органы, но попал туда лишь тогда, когда нашел правильный подход к исполнительной власти.

К 2004 году московская исполнительная власть полностью адаптировалась к новой российской Конституции и прогрессивному избирательному законодательству. Она научилась имитировать не просто выборы, что умела делать и КПСС, но даже альтернативные выборы. При этом московская власть практически не применяла грубых технологий прямой фальсификации результатов, если не считать такие мелочи, как «натягивание» явки на дополнительных выборах, манипулирование списками избирателей, досрочное голосование и «принудительное увеличение активности» голосующих на дому.

5 См. книгу А.Е. Любарев «Выборы в Москве: опыт двенадцати лет. 1989-2000», с.163.

6 В ходе избирательной кампании мэра Москвы в 1996 году А.Е. Любарев и автор этой книги написали Ю.М. Лужкову «открытое письмо», в котором, в частности, говорилось: «Хотя по избирательному законодательству выборы организуют и проводят независимые избирательные комиссии, на практике эту функцию выполняют органы исполнительной власти, в Москве в настоящее время – префектуры и супрефектуры». Как видим, уже в 1996 году в Москве проявилась одна из особенностей российских выборов, которая сохраняется и по сей день.

7 Многочисленные примеры применения административных избирательных технологий на московских выборах можно найти в упомянутой выше книге А.Е. Любарева, в статье А.Ю. Бузина и А.Е. Любарева «Сделано в Москве», журнал «Выборы. Законодательство и технологии», 2001, № 9–10, на сайте Межрегионального объединения избирателей www.votas.ru.

Сайт РДП "ЯБЛОКО"
Персональный сайт Г.А.Явлинского
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика