Андрей Бузин
История фальсификации
Хорошево-Мневники
   

Замечательную информацию о ходе досрочного голосования на повторных выборах 16 мая 2004 года собрала кандидат в депутаты Т.М. Логацкая. Ее насторожило то, что за первые два дня досрочного голосования, 5 и 6 мая, в территориальной комиссии «проголосовало» более 200 человек (обычно в первые дни вообще никто не голосует). Кандидаты установили наблюдение.

Наблюдение началось 7 мая в 12.45. До начала наблюдения, за 2 ч. 45 мин., успели «проголосовать» 120 человек, затем за два часа наблюдения – до 14.40 – проголосовали 35 человек. При этом Логацкая непосредственно наблюдала, как происходит досрочное голосование: некая девушка самостоятельно заполняла заявления и расписывалась за голосующих.

Затем в наблюдении был перерыв продолжительностью 50 минут, в течение которых проголосовали еще 60 человек (меньше минуты на избирателя). После повторного появления в ТИК наблюдателя поток голосующих иссяк. 8 мая за ходом досрочного голосования наблюдали попеременно 4 наблюдателя, как следствие – 19 проголосовавших. 11 мая – два наблюдателя – 82 избирателя. 12 мая проголосовали 184 избирателя, а наблюдателям удалось выяснить причину массовой явки: в середине дня в помещение ТИК стройными рядами явился коллектив 9-й гарнизонной поликлиники МВО под руководством заместителя главврача. Зам. главврача, невзирая на наблюдателя, отмечал проголосовавших в своем списке. У военных все по порядку! 12 мая было замечено и еще одно странное явление: во второй половине дня в процессе голосования шестидесяти человек (все были аккуратно пересчитаны наблюдателями) список досрочно проголосовавших увеличился на 125 фамилий!

Случай Хорошево-Мневников уникален тем, что там наблюдатели прохронометрировали фальсификацию досрочного голосования. При этом ТИК не стеснялась проводить ее на глазах у наблюдателей. Члены комиссии обосновано предполагали, что «прикрыты старшими товарищами», что и подтвердилось позднее в суде.

В Хорошево-Мневниках ТИК добилась при досрочном голосовании производительности более одного избирателя в минуту. При этом зачастую досрочное голосование проводил лишь один член ТИК (что является нарушением закона). В результате досрочного голосования в районе Хорошево-Мневники проголосовали в общей сложности 734 избирателя. Это составляет «всего» 11,6% от общего числа проголосовавших. Можно представить себе «напряженность досрочных фальсификаций» в ТИК Строгино и Академический, где наблюдения не было, а доля досрочно проголосовавших от общего числа проголосовавших избирателей по некоторым округам составила 33, 41 и даже 51%!

Кандидатами в Хорошево-Мневниках были зафиксированы также случаи досрочного голосования на дому (УИК № 2828) – «творческого» подхода к закону.

Очевидная фальсификация досрочного голосования была оспорена Логацкой и другими в суде. Суд (судья И.Н. Жедачевская) решил, что со стороны заявителей не доказаны существенные нарушения проведения досрочного голосования, а выявленные нарушения проведения досрочного голосования не влияют на результаты выборов и на определение действительной воли избирателей. Первичными доказательствами грубых нарушений в ходе досрочного голосования были показания наблюдателей; заявители, естественно, ходатайствовали о представлении в суд списков и заявлений досрочно проголосовавших избирателей, а также о вызове в суд тех членов ТИК, которые проводили досрочное голосование. Ходатайства были удовлетворены судом, но проигнорированы ответчиками. Как же тогда можно было доказать нарушения? Заиграно... [36].

Между тем массовое досрочное голосование в Хорошево-Мневниках могло реально повлиять на результат выборов. Разница голосов, полученных победившими и следующими за ними кандидатами, существенно меньше, чем количество досрочно проголосовавших избирателей. К моменту написания этого текста прокуратура возбудила уголовное дело, связанное с очевидными фальсификациями досрочного голосования. Если бы сохранились заявления досрочного голосования, то легко было бы восстановить масштабы фальсификаций. Но дело было возбуждено только через 9 месяцев после выборов, а срок хранения такой избирательной документации – полгода. Поэтому вся документация по досрочному голосованию уже уничтожена. Легко представить себе результаты следствия: дело будет прекращено «в связи с невозможностью установить лиц, совершивших подлог избирательных документов».

36 Мы уже упоминали об аналогичном приеме судебного разбирательства: доказательства уничтожены, а следовательно преступления не было. Выше мы говорили о том, как судья Тимирязевского суда Севостьянова в своем решении записала, что видеосъемка сводной таблицы ТИК ничего не доказывает, поскольку отсутствует сама таблица. Таблицу суд обязывал представить, но ответчик заявил, что она «утеряна». Все это напоминает старый анекдот, в котором судья задает вопрос подсудимому: «Вы признаете себя виновным?». «Нет», – отвечает подсудимый. «На нет и суда нет!» – говорит судья и закрывает заседание.

Неисполнение постановления суда – это уголовное преступление. Но кто этим будет заниматься? В Калмыкии (2002 год) государственное телевидение проигнорировало решение суда о предоставлении бесплатного эфирного времени кандидатам в президенты. И ничего – избрали кого надо, а А.А. Вешняков, посетив Калмыкию, заявил о наличии, но «несущественности» нарушений.

Сайт РДП "ЯБЛОКО"
Персональный сайт Г.А.Явлинского
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика