Андрей Бузин
История фальсификации
Роль федеральной прокуратуры
   

Как известно, «прокуратура – это единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации».

Конституция РФ содержит два основных положения, касающихся выборов органов местного самоуправления:

1) часть 3 статьи 3: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы»;

2) часть 2 статьи 32: «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в ... органы местного самоуправления...».

На территории Российской Федерации действуют Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и Закон города Москвы «Избирательный кодекс города Москвы», многочисленные примеры нарушения которых со стороны избирательных комиссий и отдельных их членов мы приводили на страницах этой книги. Например: в июле 2003 года территориальные избирательные комиссии должны были сформировать схемы избирательных округов по выборам депутатов муниципальных собраний, но они этого не сделали. Однако прокуратура «не заметила» этого нарушения закона. Действия же прокуратуры в период избирательной кампании можно охарактеризовать скорее как «покрывательство» правонарушений и даже преступлений.

Впрочем, в некоторых случаях – с Н.Н. Никоновым (с. 89), в случаях с фальсификацией избирательных бюллетеней (см. раздел «Фальсификация итогов голосования», с. 53) – прокуратура выступила в роли непосредственного «субъекта избирательного процесса», поскольку ее действия могли повлиять на результаты выборов.

Следует отметить, что Генеральная прокуратура РФ и Московская прокуратура ни разу не рассматривали направленные им жалобы по существу вопроса. Неоднократные обращения к Генпрокурору РФ и к прокурору города Москвы неизменно пересылались в нижестоящие прокуратуры, на которые собственно и жаловались заявители. А районные прокуроры выполняли свои обязанности таким образом, что создавалось впечатление запрограммированности их действий. Это проявлялось как в части представительства прокуратуры в судебных процессах, так и в части рассмотрения заявлений об административных правонарушениях и уголовных преступлениях.

При рассмотрении дел в судах представители прокуратуры в подавляющем большинстве случаев, вне зависимости от аргументов и представленных доказательств, принимали сторону ТИК. Лишь в одном из полутора десятков судебных процессов, связанных с муниципальными выборами 2004 года, в которых автор этой книги участвовал лично, представитель прокуратуры поддержал требования заявителей (см. раздел «Дмитровский», с. 67). Это, как известно, привело к досрочному прекращению дела и отстранению представителя прокуратуры. Во всех остальных случаях приходилось выслушивать от прокурора набор фраз, повторенных вслед за представителями ТИК и не соответствующих материалам дела.

Другое амплуа прокуратуры – рассмотрение жалоб о нарушениях. Мы уже достаточно много написали о том, как Тимирязевская и Хорошевская прокуратуры реагировали на заявления о фальсификации итогов голосования. Во-первых, они нарушали все мыслимые сроки: рассмотрение заявления об уголовном преступлении (фальсификации избирательных документов) могло занимать месяцы. Во-вторых, прокуратуры не предпринимали совершенно очевидных действий, которые могли бы дать основания к возбуждению дела (или к отказу в возбуждении). Так, при наличии фальсификации итогов голосования, произошедшей в ТИК, первым делом следовало бы допросить лиц (в частности, членов участковых комиссий), которые присутствовали при подсчете голосов и якобы присутствовали при составлении «повторных» протоколов. Однако прокуратуры в лучшем случае допрашивали заявителей и членов ТИК, которые и подозревались заявителями в фальсификации. А уж предписание прокуратуры, данное территориальной комиссии, «для надлежащей проверки заявления» вскрыть упаковки с бюллетенями и произвести «исследование бюллетеней», представляется шедевром криминалистики (письмо первого заместителя прокурора Г.В. Марковиной председателю ТИК Дмитровского района В.М. Рубченкову от 26.07.2004 г. № 803-04 – см. раздел «Дмитровский»). «Проверьте, ребята, пока не поздно, все ли вещественные доказательства вы уничтожили.»

Возможно, молодые сотрудники прокуратур в силу исторических традиций наших правоохранительных органов и изъянов собственного образования считают нарушения избирательных прав недостойными внимания «компетентных» органов. Отписки Генеральной и Московской прокуратур поддерживают их в этом мнении. Тот факт, что речь идет об основополагающих конституционных правах, о нарушениях, затрагивающих права и интересы большого числа граждан, начинает их волновать только в том случае, когда заявление получено от коллег по номенклатурной корпорации. Лишь в одном прокурорском заключении нам удалось увидеть следующие слова: «В результате (нарушения избирательного законодательства) существенный вред причинен самому гражданскому обществу. Под угрозу был поставлен порядок формирования и функционирования органов государственной власти и местного самоуправления и разрешения важнейших вопросов государственного устройства и общественной жизни. Государство не может быть и никогда не будет правовым, если депутаты будут избираться в представительные органы власти путем обмана... Положения статей 3 и 32 Конституции Российской Федерации, предусматривающих порядок формирования и функционирования органов государственной власти и местного самоуправления и разрешения важнейших вопросов государственного устройства и общественной жизни, являются одними из основополагающих положений Конституции РФ. Право граждан избирать и быть избранными, предусмотренное статьей 32 Конституции РФ, – основополагающее право граждан, стоящее на одной ступеньке ценностей с конституционным правом на жизнь. Благодаря этому праву граждане российского государства имеют возможность формировать органы государственной власти и местного самоуправления исходя из своих предпочтений и интересов».

Ни убавить, ни прибавить! Наконец-то мы слышим эти правильные слова не только из уст председателя ЦИК, но и от прокурора! Наконец-то они применяются на деле. Увы, не в тех районах, где нагло сфальсифицированы итоги голосования, а в обвинительном заключении по обвинению в преступлении 86-летнего участника войны и инвалида Н.Н. Никонова, занявшего восьмое место на муниципальных выборах в одном из округов района Сокол [41].

41 Обвинительное заключение, составленное старшим следователем С.М. Ярошем и подписанное заместителем прокурора Головинской межрайонной прокуратуры г. Москвы С.А. Булучевским 28 июня 2004 г.

Сайт РДП "ЯБЛОКО"
Персональный сайт Г.А.Явлинского
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика