23 марта 2016
Блог Александра Кобринского

Александр Кобринский: Приговор Савченко: тест на вменяемость

При судебно-психиатрической экспертизе врачи, чтобы определить вменяемость пациента прибегают к различным методам – и, в частности, — к тестированию. Несколько утрируя, вопрос может звучать так: если человеку воткнули в сердце нож, может он от этого умереть или нет?

Действительно, способность выстраивать причинно-следственные связи – штука очень важная. Если кто-то искренне полагает, что человек с ножом в сердце, напевая веселые песенки, может одеться, умыться, позавтракать и пойти на работу, — есть все основания считать, что у него не все дома.

Не так давно наши власти уже прошли такой тест. Он выглядел примерно так: Литвиненко умер от отравления полонием, радиоактивный след от полония сопровождал господ Ковтуна и Лугового, которые и присутствовали при роковом чаепитии. Никто больше с полонием дела не имел. На вопрос, есть ли связь между действиями Ковтуна и Лугового и отравлением Литвиненко, наши власти уверенно отвечают: «Нет, это все совпадение».

Давайте пройдем такое тестирование вместе. Его материалом будет приговор Савченко. При этом я предлагаю выбрать не самую главную часть обвинения – в самом деле, наверное, есть люди, действительно верящие, что с расстояния в несколько километров можно узреть корреспондентов и расстрелять их из орудий. И есть люди, верящие, что суд совершенно справедливо отказал защите Савченко во всех ходатайствах о назначении экспертиз, которые подтверждали бы ее алиби.

Допустим. Пусть эти люди веруют.

Тем более, у нас нет возможности цитировать большие куски дела и разбирать их.

Давайте пройдем тест по гораздо более незначительному событию из обвинительного заключения. Речь идет о незаконном пересечении Савченко границы с Россией.

Итак, во что нам предлагают поверить.

Первое. Савченко была взята в плен боевиками так называемой «ЛНР».

Тут общий консенсус. Идут споры о времени, когда произошло это событие, но факт пленения не отрицается никем.

Второе. Нам предлагают поверить, что боевики «ЛНР» отпустили Савченко.

Не поняли? Тогда разъясняю подробно: боевики «ЛНР», зная, что в плену у украинской армии содержатся их товарищи, что достаточно активно идет обмен пленными, — просто так берут и отпускают пленного офицера украинской армии: мол, ступай куда хочешь. Мы добрые. А то, что у нас не будет лишней фигуры для обмена на наших пленных товарищей, — так нам на это наплевать. Знали ли мы, что она «корректировала огонь»? Знали, конечно. Но отпустили. Добрые сердца.

Третье. Нам предлагают поверить, что освобожденная Савченко, офицер ВСУ, вместо того, чтобы возвращаться к своим, решила рвануть через границу, в Россию, где у нее, ровным счетом, никого нет. Да – забыл написать: это она отправилась добровольно в Россию после соучастия в убийстве российских корреспондентов.

А куда же еще? Только в Россию.

Вот и тест готов.

Если вы в это готовы поверить, то диагноз готов.

Если вы не готовы – значит, готов диагноз для российской судебной системы. И всей системы вообще.

Член бюро партии Яблоко. Юрист. Доктор филологических наук, профессор РГПУ им. А.И. Герцена.