15 марта 2017
Блог Николая Рыбакова на «Эхе Москвы»

Русофобия все-таки есть

Те люди во власти, кто держит граждан России в этом унизительном положении — они и есть самые настоящие русофобы

Недавно на «Поединке» у Владимира Соловьева (хватит сил — посмотрите). Выступал секундантом академика Юрия Пивоварова, как всегда, не хватило времени сказать все, что пришло по ходу передачи в голову. Вот до сих пор рефлексирую. Тема была — неискоренимая в странах Запада русофобия. Обычная, из пальца высосанная тема, на которой так легко разводить демагогию — в чем так преуспевают в сегодняшнем телеэфире пропагандисты.

Эта демагогия возможна, только если представить, что Россия не является частью Европы. То есть отрицать очевидное — наши исторические, культурные, лингвистические, географические, генетические и, в  конце концов, расовые связи. Тогда да, можно рисовать какой-то единый «Запад», в который не входит Россия, и утверждать, что он нас не любит. Но мы не Китай, не Индия и не Кения. Мы — часть Европейского мира, ничуть не меньше, чем США и Канада. И внутри этого европейского мира у каждой нации есть своя история взаимоотношений с другими.

Противник Пивоварова утверждал, что «Запад» каждый раз либо способствовал нашему изменению в удобную ему сторону, либо приходил к нам менять нас силой. Но то же самое европейские страны делали на протяжении истории и друг с другом. Франция диктовала свои порядки всем остальным при двух Наполеонах — достаточно вспомнить кодексовую систему. Немцы — диктовали всем остальным во времена Священной Римской империи Германской нации. Англичане играли континентальными державами в шахматы, например, гарантируя независимость Бельгии и Швейцарии. А уж как они друг другу навязывали религиозные взгляды — тут вообще тушите свет — от какого-нибудь Альбигойского крестового похода до Тридцатилетней войны. В последней, кстати, не последнюю роль играла Россия. Андрусовское перемирие с Польшей — часть Вестфальского мира, окончившего ту заварушку. То есть мы были на полных правах включены в единую европейскую систему за сорок лет до петровского «окна в Европу».


У каждого народа в Европе есть зуб на другой народ. Итальянцы не любят французов и австрийцев. Французы — немцев. Испанцы — англичан. Только говорить об этом открыто как-то неприлично, да и есть очень много другого, более важного, что нужно обсудить.

Разумеется, это сложно объяснить зрителям центральных каналов, которые родились за железным занавесом, а когда он рухнул у них не нашлось возможности хоть раз съездить и посмотреть, как там живут на самом деле, чтобы понять, что при всей разнице в достатке, у нас слишком много общего. Хоть раз в странах «дальнего зарубежья» (так у ФОМ называется все страны, кроме бывших республик СССР), бывали только 19%. То есть 81% никогда не ездил в Европу и судит о ней только по телешоу (лучше бы смотреть «Непутевые заметки» Дмитрия Крылова).

Вернее объяснить это, может, и не так сложно. Помните, Ургант с Познером ездили по Америке и Германии, кажется? Но задача сейчас стоит другая. Рассказывать через синий экран байки про страшных западных русофобов русским людям, вынужденным жить в покосившихся избах и маленьких квартирах панельных домов. Людям, вынужденным ездить по убитым в хлам дорогам и дышать невыносимо грязным воздухом мегаполисов и промышленных гигантов. Людям, вынужденным отдавать почти все заработанное за постоянно растущую коммуналку, дорожающие на глазах продукты и грабительские кредиты. Людям, которые уже давно не верят никому, кроме себя, поэтому даже на выборы перестали ходить.

Повторю еще раз то, что говорил в эфире — те люди во власти, кто держит граждан России в этом унизительном положении — они и есть самые настоящие русофобы. Они не любят и не уважают нашу страну и людей, которые здесь живут. Они фальсифицируют выборы, разворовывают бюджет страны, разрушают природу России — лишают нас будущего. И никто кроме нас с Вами наше будущее не защитит.

 

Эколог. Заместитель председателя партии.