29 августа
Блог Андрея Бабушкина

«Сахалинские заметки» Андрея Бабушкина

Член Бюро «Яблока», председатель Комитета «За гражданские права», член Совета по правам человека при президенте посетил Сахалинскую область

Постоянная комиссия по общественному контролю Совета по развитию гражданского общества и правам человека с 21 по 24 августа провела выездное заседание в Сахалинской области. Правозащитники посетили социальные учреждения, объекты здравоохранения и места принудительного содержания, а также провела прием граждан. Член Совета Андрей Бабушкин поделился впечатлениями в «Сахалинских заметках», опубликованных в его блоге.

1. Опасность колониального мышления.

Если Россия хочет сохранить за собою Сахалин не на ближайшую президентскую шестилетку, а хотя бы на 5 будущих поколений, то надо преодолеть по отношению к Сахалину колониальное мышление, и начинать относиться к нему также, как мы относимся, например, к Москве.

Что значит «колониальное мышление»?

Это значит, что в субъекте России, занимающей четвертое или пятое место по доходам на душу населения после Москвы, ЯНАО, ХМАО есть единственная железная дорогая – узкоколейка, и доходит она только до Ногликов. Причем 2/3 этой дороги до Котона (нынешнего пос. Победино, находящегося на советско-японской границе) была построена японцами с 1907 по 1944 год, при чем строили ее японцы даже в годы войны, а одна треть, от Победино до Ногликов, - нами. За 70 с лишним лет. А до Охи эта железная дорога так и не дошла.

Это значит, что нормальное шоссе от Южносахалинска до Охи, главного города северного Сахалина, было проложено только несколько лет назад. Однако до сих пор большая часть острова, и не только заповедные места, - зона сплошного бездорожья.

Это значит, что в г. Корсакове, бывшем японском городе Отомари, во многих домах вода, как и столетие назад, течет по водопроводу, построенному японцами из бамбуковых трубок.

Это значит, что билет из Южносахалинска во Владивосток (954 км. по прямой) и обратно, стоит 15 тысяч рублей: добраться до Японии сахалинцам проще, чем до столицы российского Дальнего Востока.

Это значит, что цены на Сахалине такие, как будто Сахалин это - туристический пригород Токио (сахалинская рыба – 750- 1700 руб. /кг, красная икра – от 1400 руб. за пол кило), а ценная промысловая рыба в нерест 2017 года приплыла в сахалинские реки то ли в количестве 10, то ли 2 % обычного, так как ставные невода, которые ставят рыбопромышленники, не позволяют рыбе прорваться в места нереста и приводит к гибели поголовья.

Это значит, что в местах традиционного природопользования коренных народов Сахалина нивхов, уйльта, эвенков, нанайцев, ороков, а также в их священных лесах, предоставлять новым поселенцам сахалинский гектар нельзя.

2. Сахалин: впечатления.

Я попал на Сахалин впервые.

Первое впечатление: очень жарко. Уже потом нам сказали, что до самого августа шли дожди и были холода и только с нашим приездом природа смилостивилась.

Еще 30 лет назад население Сахалина приближалось к 800 тысячам человек. Сейчас нет и полумиллиона. Весьма и весьма высокая зарплата не компенсирует заоблачных цен, безобразной инфраструктуры, тяжелого климата.

Сахалин очень красив. Однако сам Южносахалинск, бывшая японская Тоёхара, где живет 40 % населения области, показался мне каким-то безликим. Хотя новые жилые дома приятно удивили яркими цветами, но не хватает в нем какого-то уюта, свойственного, например, Петрозаводску или Сактывкару. Может быть такое впечатление было вызвано, что в город оказался изрыт какими –то поборниками благоустройства, которые быстр все разломали, а вот так быстро благоустраивать не научились.

Наша гостиница «Мега-палас» оказалась лучшей гостиницей Южно-Сахалинска. Вскоре после нашего приезда в нее вселился Дмитрий Медведев, а затем на Сахалин и вовсе прибыли Трутнев, Полтавченко, Неверовский. Замученный изобилием высоких гостей, губернатор Олег Кожемяка, встретиться с Президентским Советом по правам человека не смог. Зато первый вице-губернатор провел с нами целый вечер, накормив нас сахалинскими крабами, которые достигают огромных размеров. Кстати, на рынке в Сахалине эти крабы стоят чуть не дороже, чем в магазине «Метро» в Москве.

Рядом с гостиницей находится живописный парк с прудом, в котором находится детская железная дорога. Поезда по этой дороге проходит каждые полчаса. Невдалеке от Парка – Музей Сахалина, названный поем- то не историческим, а краеведческим. Музей находится в бывшем японском императорском дворце. Хотя в музеи проводился наш круглый стол, посмотреть его я так и не успел.

К югу от посещенного нами города Корсакова находится один из крупнейших в мире заводов по сжижению газа. Завод построен в рамках проекта «Сахалин-2», который не просто позволил сохранить нищий тогда Сахалин в составе России, а стал одним из факторов, благодаря которому наша страна не развалилась в 1990-е годы. Кстати, разработчиков закона, на основании которого начался этот проект, был депутат-яблочник Алексей Мельников. Завод издали виден благодаря обильному освещению и факелу сжигаемого на нем газа, который почему- то переработать нельзя.

На сопке вблизи завода находится японский памятник и доит (долговременная огневая точка) с хорошо сохранившимися иероглифами. Оба объекта до сих пор не признаны объектами исторического наследия.

3. Сахалин: лица.

Я несколько долго писал эти заметки. Потому, что не знал, кто же из сахалиницев произвел на меня наиболее сильное впечатление. Поэтому буду писать в том порядке, в котором я про этих людей узнал.

Когда мне было 14 лет в школе на уроке литературы я прочел рассказ писателя Владимира Санги. В этом рассказе я впервые прочел про древний народ под названием «нивхи». В районной библиотеке я нашел 2 или 3 его книги. Тогда я и не думал, что когда-нибудь познакомлюсь с Владимиром Михайловичем. Однако судьбе было угодно, чтобы мы встретились. Создатель нивхской и классик советской литературы, продолжает активно работать, несмотря на свои 82 года. Сейчас он планирует работать над новыми учебниками сахалинского нивхского языка. Очень надеюсь, что мы не просто увидим эти учебники, но и прочтем новые книги писателя Санги. Может быть и о тех сложных процессах, что сегодня происходят на Сахалине.

10 лет назад я познакомился с правозащитником Марком Александровичем Куперманом. Сейчас Марк прикован к коляске, но его твердости духа и энергии могут позавидовать многие. Впрочем, какие многие, все, в том числе и я. Сейчас Марк – руководитель сахалинского отделения Движения «За права человека». До недавнего времени он возглавлял 1 и 2 состав ОНК Сахалина. Только на Сахалине я узнал, что в прошлом Марк – мэр Охи и вице-губернатор Сахалина. Слушая короткие и емкие выступления Марка я поймал себя на вопросе: а есть ли хоть одна проблема Сахалина, про которую он бы не знал. Я не знаю, появится ли на Сахалине Совет по правам человека при Губернаторе, но я не представляю себе никого, кто бы лучше Марка Александровича Купермана подошел бы на эту роль.

До приезда на Сахалин Сергея Борисовича Седова, Уполномоченного по правам человека Сахалинской области, я знал плохо. Ну есть где-то такой Уполномоченный. И все. Встретившись с Сергеем Борисовичем увидел, что права человека волнуют его по-настоящему. Когда –то он работал в Сахалинском морском пароходстве, был коммерсантом, преподавателем, стал депутатом. Разговор с ним показал, что на большинство вопросов, связанных с правами человека, мы с ним смотрим одинаково.

Сергей Владимирович Бых, член Общественного Совета при СВУ Следственного Комитета России по Сахалинской области, возглавляет Сахалинское отделение партии «Яблоко». Он входил в 3-й состав ОНК. Но в 4-й состав почему- то не попал, хотя в Общественный наблюдательной комиссии явно не переизбыток активных людей. Энергичный, знающий проблемы области, всегда готовый помочь людям, он оказался известен тем сахалинцам, с кем я говорил больше, нежели политики многометровые лица которых висят на билбордах. Общаясь с ним, я понял: для него важен не только электоральный успех, но и решение проблем сахалинцев.

Вениамин Пак является депутатом Корсаковской городской думы от партии «Яблоко». Достаточно молодой парень, он не очень похож на депутата в нашем традиционном восприятии. Но, когда начинаешь его слушать, то видно, что он владеет чуть ли не всеми проблемами родного района. По крайней мере о проблемах с питьевой водой, строительством детского садика, сложными взаимоотношениями между работниками и недавно назначенным руководителем совхоза Корсаковский я впервые узнал от него.

Денис Адылов – не просто юрист, но и эксперт Минюста России по антикоррупционной экспертизе, а также заместитель председателя Общественного Совета при УВД области. Благодаря ему и его коллегам этот Совет - не декоративное образование, а реально работающий орган общественного контроля. Именно от Дениса я впервые узнал о многих проблемах области, например, о том, как на Сахалине химичат с ценами на тепло, или о законе Сахалина об общественном контроле, в котором почему- то потерялись почти все предложения Общественной Палаты области.

Ирина Грудинина – руководитель организации представителей коренных малочисленных народов Сахалинской области в г. Южно-Сахалинске. Ирина – на ¼ - айн, на ¼ - потомок южносахалинских нивхов, которые в 1945 году были переселены на Хоккайдо. Мы договорились с ней о совместных действиях по изучению судьбы южносахалинских нивхов и поиску сахалинских айнов.

Анатолий Анатольевич Крутченко– председатель отделения ФНПР на Сахалине. Он хорошо знает сложную ситуацию в совхозе Корсаковский и обещал мне ее контролировать. От него я впервые узнал о плачевной ситуации с выполнением майских указов Президента о размере зарплаты сотрудников федеральных учреждений, расположенных на Сахалине. С организациями областного подчинения в части зарплаты проблем нет. А вот федеральные учреждения до размера зарплаты явно не дотягивают.

Светлана Юрьевна Васильева – заместитель министра образования области. Не скрою: на заседании СПЧ я на Министерство «наехал» - мол, что за безобразие творится с изучением языков коренных малочисленных народов Сахалина. Светлана Юрьевна убедила меня: министерство старается. Надеюсь, что мои рекомендации в этой части окажутся полезны.

М.В. Кириллова – председатель 4-го состава ОНК. Хотя в состав ОНК она попала впервые и численность Комиссии невелика, она старается успеть повсюду. Я вместе с ней посетил Центр для выдворяемых иностранцев и убедился в том, что проблемы Центра она знает не хуже, чем я – проблемы своего двора. Принципиальная, активная, имеющая свое мнение, она является мотором работы по общественному контролю в области.

Не могу не написать пару слов о Борисе Михайловиче Сухинине. Он входил в несколько составов ОНК. Заключенные и те, кто уже освободились, вспоминают его добрым словом. Хотя Борис Михайлович не входит в новый состав ОНК, члены ОНК с благодарностью пользуются его консультациями.

Олег Викторович Долгий – не просто генерал-майор полиции, но и начальник УВД области. Некоторых начальников, как например начальника Питерского ГУВД, могут увидеть лишь избранные, да и то, если хорошо повезет. Сахалинский генерал пробыл с нами все заседание СПЧ. Его выступления, убедительные, яркие, энергичные, были проникнуты болью за Сахалин, за природу, уничтожаемую браконьерами. Очень хочется надеяться, что не только мы, но и местные власти услышат генерала.

Вот такие впечатления оставил у меня Сахалин. И сами сахалинцы. И хочется надеяться, что я побывал на Сахалине не в последний раз.

Оригинал

Член бюро партии Яблоко. Председатель общественной правозащитной благотворительной организации Комитет «За гражданские права», член Совета по правам человека при Президенте.