03 октября
Профиль, Алексей Мельников

Алексей Мельников: Политическая пионерия

О том, почему в России не нужны яркие, самостоятельные губернаторы

В стране, где все ресурсы стянуты в центр, а регионы не могут жить без бюджетных потоков из Москвы, яркие, самостоятельные губернаторы не нужны. Назначения очередных безликих технократов Путина состоялись. До новой волны протестов.

Этюд в серых тонах. Серая краска – лучший цвет для изображения политического пейзажа в нашей стране после очередной смены губернаторов, проведенной нетрепетной рукой из Кремля.

Волна отставок с карикатурными комментариями выкинутых вон – на свежий воздух прокатилась по стране, смыла кое-где торчащие верхушки начальства из песка, оставила после прохода унылую равнину с пустыми креслами. А уж «тяжеловесы былых времен» вроде Шаймиева или Лужкова с его яркими фразами (вроде: «станцию Чубайс мы уже проехали») воспринимаются сегодня как ископаемые динозавры – мезозойское прошлое российской политической планеты. Эти окаменелости сокрыты в глубоких слоях – под равниной, по которой мчатся время от времени караваны отставочных волн от сейсмического эпицентра в Кремле.

Что со сменой отставникам? Кто эта политическая пионерия? Сверху ведут речь об отличных качествах новых назначенцев, но в описании рекламщиков они предстают как конвейерный продукт, как безликие функции, идеальные компьютерные программы, лишенные ярких личных черт. «То ли люди, то ли куклы. Взгляд похож на взгляд, а тень – на тень».

 

Пресс-секретарь главы государства говорит о новых, лишенных индивидуальности назначенцах как о «молодых, талантливых, широкопрофильных специалистах», которые «имеют опыт работы в органах федеральной и региональной власти».

Но кто эти люди? Фамилии? Достижения? Кроме того, что их подобрали в окружении главы государства и он им «доверяет». «Кукол дергают за нитки, на лице у них улыбки…»

Прошло немногим более пяти лет с тех пор, как под страхом народных протестов после кражи голосов на думских выборах 2011 года Кремль объявил о «возврате выборов губернаторов», но только через «муниципальный фильтр». Как выяснилось, нововведение маскировало все то же назначение губернаторов из Кремля, объявленное Владимиром Путиным без всяких на то значимых для общества причин после бесланской трагедии в сентябре 2004 года.

Абсурдная система, при которой депутаты от российского начальства должны давать согласие на выдвижение в губернаторы противников начальства, еще имела бы смысл как промежуточный шаг к восстановлению выборов глав российских земель. Эту меру можно было бы понять как передышку для подготовки серьезной региональной реформы, которая возвращает страну к федеративному государству. Точнее, возобновляет предпринятую в яркие 90‑е годы попытку это государство создать. Но мелевшие количеством участников протесты, хождения без ясной политической цели спустя несколько месяцев стихли. События мая 2012 года на Болотной площади знаменовали начало реакции. Она коснулась и смены власти в регионах.

Промежуточная, по существу, мера с «муниципальным фильтром», с потерей общественной динамики окостенела, превратившись в очевидную декорацию, скрывающую систему назначений. Очень ярко это проявилось на губернаторских «выборах» в сентябре 2017 года, на которые даже и вполне себе «системные», «договороспособные» люди не были допущены хотя бы для демонстрации относительной свободы созданной системы.

Старый, 2005–2012 годов, порядок был честнее. Он открыто декларировал назначения глав земель из Кремля, видел в этом смысл – «возвращение управляемости страной». Но модель потерпела неудачу – осталась только инерция, суть которой та же, но только в другой оболочке и с новым поколением назначенцев.

Экономика земель находится во внутреннем единстве с такого рода политикой, точно определяя особенность фигуры регионального руководителя.

В стране, где ресурсы стянуты в центр, а регионы не могут жить без бюджетных потоков из Москвы, яркие, самостоятельные политические руководители не нужны. Ни к чему те, кто обладает способностями сделать свой регион независимым. Система построена так, что это невозможно, в ней отсутствуют стимулы в инициативе. Яркий пример – Сахалинская область, у которой центральные власти собираются изъять часть налога на прибыль от реализуемого в регионе проекта «Сахалин‑2». У системы назначений из Кремля, отсутствия выборов, есть изъян. «Специалисты» подходят для исполнения приказов, но ограничены в возможностях в условиях динамики – с низовыми протестами – там, где нужны политические меры и основанный на выборах авторитет.

Назначения состоялись. До новой волны протестов. Она уберет «фильтры», заставит переходить к реальным выборам, менять отношения земель и Москвы. Тогда уже точно и окончательно назначенных из центра «кукол снимут с нитки длинной и, засыпав нафталином, в виде тряпок сложат в сундуках». 

Оригинал

Член Бюро РОДП "ЯБЛОКО". Депутат Государственной Думы 1-3 созывов