15 сентября 2009
Ольга Гуленок, www.kasparov.ru

Нужны прямые выборы мэра

Интервью Евгения Бунимовича

 

Московское отделение партии «Яблоко» приняло заявление, в котором потребовало от Мосгоризбиркома зарегистрировать всех кандидатов, подавших документы для выборов в Московскую городскую думу. Напомним, среди тех, кому отказано в регистрации, члены движения «Солидарность» и партии «Правое дело». Получается, партия «Яблоко» высказалась в поддержку всей оппозиции, проявив тем самым солидарность по отношению к другим организациям. Предвыборную ситуацию мы попросили прокомментировать заместителя председателя столичного отделения «Яблока», депутата Московской городской думы Евгения Бунимовича.

— Евгений Абрамович, считаете ли вы «Солидарность» своим политическим союзником?

— В демократическом лагере слишком много проблем и противоречий, поэтому можно говорить о конкретных случаях, когда складываются союзы. Например, на прошлых выборах в Мосгордуму мы шли вместе с СПС, и это оказалось эффективным. Для нас большой урон, что были сняты члены «Солидарности» и «Правого дела», — эти кандидаты могли привлечь к выборам московский протестный электорат. А он, протестный электорат, мог бы проголосовать за «Яблоко», потому что мы являемся оппозиционной демократической партией.

Снятие кандидатов произошло по политическим мотивам, и это безобразие. Сбор подписей есть во многих странах, но у нас это вылилось в невесть что. Это бред, когда снимают кандидатов не за поддельные подписи, а за то, что в реальных подписях буква какая-то пропущена, шапка не так составлена. Надо исходить из сути. Если люди хотят, чтобы этот кандидат участвовал в выборах, то чиновник не в праве противодействовать. В противном случае избиратели теряют интерес к самим выборам.

Нам тоже досталось при сборе подписей, милиция забирала наших активистов на центральных площадях, например на Красной площади. Сейчас их таскают по судам, штрафуют, отвлекая от участия в избирательной кампании. Мне один милицейский начальник сказал: «Уже вся Москва знает, что «Яблоко» собирает подписи!» Я его спросил: «А вы хотели, чтобы мы собирали подписи так, чтобы никто не знал, что «Яблоко» их собирает? Что идут выборы в Мосгордуму?»

— Это им выгодно?

— Конечно, власть занимается имитацией демократических процедур. Ведь если эти процедуры работают на практике, реально, они неизбежно входят в противоречие со сложившейся авторитарной системой. В процессе выяснятся масса интересных вещей, например, что милиция вообще не представляет, что такое сбор подписей и как это делается. Когда ребята собирали подписи на тротуаре перед вокзалом, охранники расположенного рядом торгового комплекса вышли и сказали: «Нельзя! Это частная собственность!» Я представился и попросил объяснений. Они пообещали показать документы, но генеральный директор, с которым они связались, видимо, понял, что пахнет жареным. Если бы не мое депутатское удостоверение, то, возможно, мы бы увидели бумагу о приватизации московских тротуаров.

Стражи порядка постоянно предъявляли нам массу претензий: чтобы мы убрали символику партии, чтобы убрали раскладной столик. А как собирать подписи, на спине? У нас только с политических оппонентов требуют жить по закону, который, как оказывается, никто и не знает и не собирается на практике применять. Процедура сбора подписей является политическим инструментом, с помощью которого власть устраняет оппонентов. Надо идти в суды. Кстати, член «Солидарности» Дмитрий Катаев, который идет на выборы по спискам «Яблока», на прошлых выборах судился и был восстановлен, правда, за три дня до голосования. Но пока есть возможность идти в суды, надо идти.

— Вы считаете, что сейчас ситуация еще не чрезвычайная?

— Это серьезный вопрос. Я считаю, что, если есть возможность выходить со своей программой, надо выходить; есть возможность выступать в эфире — надо ее использовать. В Москве люди грамотные — разберутся. Здесь высокий образовательный уровень, я это знаю предметно, все-таки возглавляю комиссию по образованию и науке в Мосгордуме.

Хотя не все люди еще понимают, как важно, чтобы оппозиция присутствовала в представительных органах. Дело не в том, что оппозиция обязательно лучше, профессиональнее тех, кто работает во власти. Люди разные. Но конкуренция необходима, функция оппозиции — пристально следить за тем, что делает власть, критиковать, выявлять все ошибки, предлагать альтернативу. Когда подавляющее большинство, как в Мосгордуме, так и в Госдуме, — одна партия, единороссы, это сказывается на качестве работы даже там, где вопросы эти неполитические. Помните, даже Путин критиковал Думу за некачественные законы, требовал с депутатов читать внимательно законопроекты. Но он сам создал такую систему. Именно оппозиция заставляет не дремать. Так что надо идти и выражать свою волю, в том числе на выборы, — хотя бы для того, чтобы ваш бюллетень нельзя было использовать без вас.

— В оппозиционной среде постоянно идет дискуссия: участвовать в этом фарсе под названием «выборы» или не стоит? Многие не ходят на выборы в знак протеста. Вы считаете, это неправильно?

— Такой «протест» — сидеть дома — очень удобен «Единой России», удобен власти. На самом деле свой протест надо идти и выражать на выборах. Ведь когда слишком много избирателей приходит на выборы и голосует не так, как хочет власть, эта власть начинает нервничать. Я часто слышу, причем от людей активных, уважаемых мною, что у нас нет гражданского общества. Тогда я спрашиваю: а вы-то кто? У нас очень много людей проявляет гражданскую активность: защищают экологию, историческое наследие, пишут статьи, выходят на митинги, ведут сайты. Власть только и мечтает, чтобы гражданское общество само постоянно сообщало, что его нет. Нас постоянно убеждают, что «нас нет». Раз демократические процедуры прописаны, то надо делать все, чтобы они работали. Кое-что все-таки удается. Вот «Яблоку» удалось пробить введение поста уполномоченного по правам человека в Москве.

— Разве учреждение новой бюрократической структуры способно исправить положение дел с правами человека?

— Сразу — бюрократической? Зачем же сходу все отдавать? Я вам скажу, что если бы не было поста уполномоченного по правам человека в России, то было бы хуже. Ввели пост уполномоченного по правам ребенка в Москве. Занявший его Алексей Головань много делал, раздражая этим правоохранительные ведомства, московские власти были очень недовольны, весной этот пост в Москве убрали. А сейчас Головань назначен уполномоченным по правам ребенка в России.

Нужно предпринимать усилия в разных направлениях, не надо добровольно сдавать позиции. Я вижу, что новое поколение — другое. Возможно, поэтому проблемы образования (того же пресловутого ЕГЭ), которые затрагивают интересы молодежи, власти позволяют обсуждать даже тем псевдопартиям — кремлевским проектам, которые во всем остальном поддакивают единороссам.

Все увидели странные результаты ЕГЭ, ведь это касается судьбы молодых людей. И Рособрнадзор напечатал таблицы соответствия количества высокобальников ЕГЭ и количества победителей олимпиад. В среднем они отличаются по регионам в полтора-два раза, а есть регионы, где отличие в 20, 49, а есть и в сто раз! Я смотрел на эту статистику и вспоминал, где я видел уже эти же регионы — со столь же подозрительными рекордами? И вспомнил, что в тех же регионах постоянно зашкаливают результаты голосований за президента, за партии власти. Подлог, видимо, и там, и там. Но на выборах этот подлог поощряли, а сейчас — на экзаменах — стали ругать. Чиновники в растерянности (тем более это те же чиновники в обоих случаях). Так что борьба за прозрачность, демократичность процедур, за общественный контроль в любой области: в образовании, в экологии, в строительстве — это всегда политическая борьба.

— Задача «Яблока» на этих выборах — получить два-три мандата. А где же ваши амбиции? Когда будет 5, 10, большинство в Думе? Вас не смущает роль «вечной оппозиции», разве вам не хочется большего?

— У партии «Яблоко» серьезные амбиции и серьезные возможности, но мы не занимаемся шапкозакидательством, мы реально оцениваем свои шансы в конкретной ситуации. У меня самого, кстати, тоже высокие амбиции. Я вот всю жизнь в школе преподаю, учитель в третьем поколении и сам с почти уже сорокалетним стажем. Давали мне разные звания: старший учитель, заслуженный учитель. Хотя на самом деле никакие добавки и приставки к слову «учитель» не нужны. Учитель — само по себе самое высокое звание. Может, это позволяет мне на равных разговаривать с министрами, президентами, губернаторами… У меня нет по этому поводу никаких комплексов. А конкретная ситуация выборов — это не вопрос амбиций, а вопрос трезвого анализа ситуации. Огромного административного ресурса, жесткой борьбы с оппозицией, стоп-листов на центральных телеканалах и т.д. В таких условиях мы больше 15 процентов, пожалуй, не наберем. А если политпроходимцы для кого-то выглядят более амбициозно, кричат «Мы возьмем большинство, мы изменим все!», так на то они и проходимцы.

— Что же все-таки делать, как изменить ситуацию, чтобы административный ресурс не был всесильным на выборах?

— Бороться. Для этого мы пытаемся вести переговоры со многими. И прежде всего возможны такие союзы на региональном уровне. Вот вели переговоры с партией «Правое дело», хотя у нас, естественно, есть вопросы и претензии к ней как к кремлевскому проекту. Мы готовы были обсуждать и совместные действия с кандидатами от «Солидарности». Но консолидация демократической оппозиции — это очень трудный процесс. Я был, кстати, в «Комитете-2008» и видел, как это трудно. В то время комплексы «девяностых» являлись большой проблемой в объединении. Сегодня, когда они отчасти преодолены, проще искать формы совместных действий. По всей видимости, надо встречаться не только в кабинетах, но и на демократических акциях. Но я против всеядности. И даже во имя смены авторитарной власти не буду объединяться со сталинистами и фашистами...

— А не кажется ли вам, что все реальные сталинисты (а не мнимые или потенциальные) сидят в Кремле и поддерживают существующий авторитарный режим?

— Возможно, но из этого совсем не следует, что все их противники — это антисталинисты. Мы со сталинистами можем разговаривать по разные стороны стола, вести дискуссию. Но я считаю, что сотрудничать можно только с теми, кто активно продвигает демократические ценности. И не мешать как минимум. Мне, например, странно читать в Интернете сейчас, перед выборами, как представители «Солидарности» делают жесткие критические высказывания против «Яблока». Не понимаю, зачем. Это мелочно! Если наша цель борьбы — властная вертикаль, то давайте с ней и бороться.

— Каким образом?

— Встречаясь на таких акциях, как митинги памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, Натальи Эстемировой. Я там был и по более личным мотивам, и как обозреватель «Новой газеты», вместе со мной стояли и члены «Солидарности», и члены молодежного «Яблока». Таких общих тем много.

— Какие-то предложения по совместным действиям со стороны «Яблока» поступали?

— Не будем меряться акциями, их много... Возможно, мы плохо информированы, надо больше вместе планировать, перешагнув через амбиции. Например, Сергей Митрохин часто оказывался в одних местах вместе с тем же Удальцовым, потому что они борются с точечной застройкой.

— На ваш взгляд, какие темы актуальны на период выборной кампании?

— Обсуждение генплана. «Яблоко» создало ШОК — штаб общественного контроля за проведением общественных слушаний. Мы собрали конкретные предложения и сейчас инициируем процедуру повторного обсуждения. Здесь возможна кооперация. Генплан критикуют многие. В нем огромная коммерческая составляющая, притом предполагается строительство коммерческого жилья в ущерб строительству социального жилья и дорог. Все так же актуальны проблемы противодействия точечной застройке, хотя «Яблоко» и остановило более ста таких строек, борьбы за сохранение культурного наследия. Мы активно отстаивали ЦДХ и Третьяковку на Крымском валу...

— В том, что планы по сносу ЦДХ пока отложены, конечно, есть и заслуга «Яблока», но боролись многие...

— На самом деле это всегда так, хотя нами немало сделано, но, естественно, никто не работает в одиночку. Меня называют инициатором проведения в Москве Дней исторического и культурного наследия, учреждения института уполномоченного по правам человека в Москве, создания комиссии Общественной палаты по образованию и комиссии по правам человека в Москве, организатором многих других образовательных и просветительских акций. Это действительно мои инициативы, но над их реализацией работали многие — такую работу нельзя сделать без поддержки других людей.

По поводу ЦДХ... На публичные слушания, где обсуждался вопрос сноса Третьяковки и ЦДХ, мы с Сергеем Митрохиным, не договариваясь, пришли вместе. Я как член Общественного совета по культурным центрам, который был создан для противодействия этому сносу, а Митрохин — по приглашению окрестных жителей. Там были и другие люди, но там не было депутатов из других думских фракций. Я там сказал, что нельзя на крыше Национальной галереи строить офисы. Нельзя Национальную галерею строить на Садовом кольце, где все загазовано, а спонсорам за это отдавать роскошный кусок земли на берегу Москва-реки. Это стыдно! Национальную галерею должна строить нация. Могут и частные лица, но не спонсоры, а меценаты — в подарок нации, обществу. При этом вопрос национального масштаба должны обсуждать как минимум все москвичи. Здесь нужно еще поработать над законодательством. «Яблоко» построило свою кампанию прежде всего не на обещаниях, а на том, что уже конкретно сделано фракцией и будет делаться дальше. А сделано немало!

— Недавно Борис Немцов сделал доклад «Лужков. Итоги», и движение «Солидарность» выдвинуло требование «Лужкова под суд», а «Правое дело» — «Лужкова в отставку». Вы поддерживаете?

— Что при нынешнем законодательстве, когда Мосгордума просто утверждает предложенную президентом кандидатуру мэра, реально значат эти красивые слова «в отставку»? Чтобы Кремль подобрал своего ставленника? Какого-нибудь питерского силовика, который будет полностью зависим от федеральной власти? Думаете, будет лучше?

Нужна совсем другая модель. Нужны прямые выборы мэра москвичами. Этого надо реально требовать. Я от фракции «Яблока» уже вносил законопроект по возвращению выборности мэра. Против нашего предложения проголосовали единороссы, но я не услышал ни одного внятного аргумента против. Так что надо продолжать добиваться прямых выборов мэра. И демократические силы должны приложить все силы, чтобы вернуть эти выборы, и предложить серьезную кандидатуру на этих выборах. Обновиться должна вся московская система власти.

 

Оригинал статьи

Член политкомитета партии Яблоко. Уполномоченный по правам ребенка в Москве. Лауреат премии правительства РФ в области образования. Кандидат педагогических наук. Заслуженный учитель России.