19 апреля 2010
Алексей Мельников для Газета.ру

Крепостные Куршевеля

Формула модернизации от олигархов: гражданам должно работать побольше, получать поменьше и не роптать, получив приказ об увольнении без компенсаций.

Основным политическим конфликтом современной России обычно называют противостояние гражданского общества и коррумпированного государства. Последнее выступление Михаила Прохорова, огласившего позицию РСПП в отношении трудового законодательства, напомнило о том, что есть и другой, не менее серьезный конфликт. Имя ему – открытое социальное противостояние. Между бизнесом и наемными работниками. Значение выступления РСПП огромно.

Пожалуй, впервые за последние годы обществу откровенно демонстрируется, что у большого бизнеса есть свои интересы. Отличные как от «государственных», так и от «социальных». Это в хмельные «нулевые» большой бизнес наряжался в одежды чиновного патриотизма, а лицо его на публике расплывалось в улыбке «социальной ответственности».

Теперь маска сброшена. Экономика топчется на месте. А свое потребление урезать очень не хочется. И кто же за него должен заплатить? Разумеется, трудящиеся. Чего хочет большой бизнес, понятно. В красиво украшенную коробку с надписью «Человеческий капитал как средство модернизации экономики» положено простое содержание. Желают увольнять людей проще, быстрее и с урезанными компенсациями. Большому бизнесу хотелось бы также, чтобы граждане больше работали и получали меньше льгот.

Большой бизнес не единственный, кто желает залезть в карман гражданам. Более влиятельная корпорация чиновников, связанная с т. н. «государственными компаниями», может посоревноваться с крупными бизнесменами в способности выуживать у людей деньги. С помощью, например, растущих тарифов ЖКХ. Однако чиновники сегодня хотя бы делают вид, что стремятся сдержать рост тарифов, убрать какие-то крайности. Но с модернизаторами человеческого капитала дело обстоит иначе. Здесь из-под куршавельского лоска видна все та же лихость бандитского капитализма.

Для того чтобы в период растущего социального напряжения додуматься до декларации ужесточения трудового законодательства, нужно обладать совершенной политической безголовостью. Вряд ли подобные декларации смогут легко воплотиться в закон. Во всяком случае, если у правящей группы есть чувство самосохранения. Если же ужесточение трудового законодательства все же будет иметь место, то единственным возможным способом гасить социальные конфликты будет «ручное управление». Когда закон есть и уволить можешь, но только попробуй. В любом случае нестабильность системы возрастет.

Если перевести разговор с языка примитивно понимаемых частных интересов на язык общественных потребностей, то это, между прочим, очередные «грабли». Называются они модернизацией экономики за счет снижения уровня жизни людей. И ведь проходили это уже в 90-е годы. Был достигнут какой-то значимый результат? Отчего же нельзя пойти по другому пути, не трогая болезненные трудовые вопросы и добиваясь общей либерализации экономики? Ведь здесь есть большие резервы, и последовательно проводимая линия на повышение конкуренции может сделать для модернизации экономики гораздо больше, чем опасные попытки превращения граждан в говорящие орудия труда.

Или же классовый инстинкт толкает бизнес к тому, чтобы, воспользовавшись авторитарной формой власти, как можно больше оторвать у пока еще слабого профсоюзного движения? Протолкнуть через парламент-фикцию и улыбчивого президента, говорящего о модернизации, то, что годами будет приносить миллиарды? Не гарантируя, между прочим, никакого серьезного обновления экономики. Последнее, пожалуй, больше похоже на правду.

Мысли у нашего большого бизнеса напоминают коротенькие мысли Буратино, и, в общем, он всегда готов рискнуть. В условиях, когда есть уверенность, что можно опереться на власти. Открытая атака на трудовое законодательство лишний раз заставляет почувствовать тот вакуум, который существует в российском обществе в связи с отсутствием влиятельного профсоюзного движения. И сильной политической партии, опирающейся на профсоюзы и отстаивающей социал-демократическую политическую программу. Возможна ли модернизация современного типа без существования таких сил? Вероятно, если говорить о создании общества, подобного современным западным демократиям, невозможна.

Потому что цель обновления – это не только экономика, способная производить быстро меняющийся и растущий набор благ и услуг. Это достижение достаточно высокого социального уровня жизни граждан. Как раз выступающих потребителями этих благ и услуг, имеющих стимул их производить. Необходим определенный баланс. Но он возможен только тогда, когда граждане охраняются силовыми линиями политики, защитниками общего интереса – профсоюзами и гражданскими партиями. Если же влиятельных профсоюзов и социал-демократических партий нет, то получается как у нас сегодня, когда лица в бриллиантовых запонках и золотых ботинках со знанием дела решают, как там простому человеку жить и трудиться. Во имя великих целей и чужого кармана.