27 января 2011
Блог Бориса Вишневского на "Эхе Москвы"

Почувствуйте разницу

«Инвесторы, российские или иностранные, должны следовать закону. В противном случае они могут получить тюремный срок, как это случилось с Ходорковским и Мэдоффом».

«Есть суд. Он у нас, как известно, один из самых гуманных в мире. Это его работа. Я исхожу из того, что доказано судом. Организатор финансовых пирамид Бернард Мэдофф получил 150 лет тюрьмы, а у нас все гораздо либеральнее смотрится».

«Господин Мэддофф в Соединенных Штатах получил пожизненно, и никто не чихнул. Все говорят - ну и молодец, так ему и надо».

Три отзыва о деле Ходорковского – конечно же, принадлежащие одному человеку? Не совсем: второй и третий отзыв – это Владимир Путин, первый – Дмитрий Медведев. Тот самый, что не устает объяснять нам, неразумным, как необходимо правовое государство и независимый суд.

И предъявление обвинений Ходорковскому по второму делу ЮКОСа, по мнению нашего «айфончика» (как ехидно именует его мой друг Андрей Пионтковский), оказывается, было законным.

Мол, «обвинение имеет право предъявлять дополнительные обвинения в отношении тех лиц, которые сидят в тюрьме, как бы это ни воспринималось»…

Если кто до сих пор думает, что Медведев лучше Путина – ему уже трудно чем-нибудь помочь.

"У меня руки дрожат от бешенства, – негодует питерская писательница Нина Катерли. - Президент великой страны проявил себя не как самостоятельная фигура, а лишь как ретранслятор слов премьера Путина. Показал, что «тень знает свое место». Фактически, подтвердил предположения, что Ходорковскому и Лебедеву будет предъявлено третье обвинение, и они проведут за решеткой всю жизнь, как это угодно его патрону».

Говорят, сейчас очередная группа видных деятелей культуры (причем, из тех, кто никогда не отличался «антипутинскими» высказываниями) собирается обратиться к Дмитрию Анатольевичу с просьбой о помиловании Ходорковского и Лебедева.

Напрасный труд: теперь уже ясно – не помилует. Как не помиловал Светлану Бахмину, пренебрежительно смолчав в ответ на 100 тысяч подписей.

Не потому, что жесток от природы.

Не потому, что любое «смягчающее» вмешательство в дело ЮКОСа не входит в условия его неписаного, но наверняка существующего местоблюстительского контракта.

А потому, что они с Путиным – одной крови.

И нет меньшего из этих двух зол.

Оригинал текста здесь