24 апреля 2011
Борис Вишневский, Санкт-Петербургские Ведомости

Энергореформа по Чубайсу. Итоги

Восемь лет назад в стране началась широко разрекламированная реформа электроэнергетики. Тогда гражданам торжественно обещали создание конкурентного рынка электроэнергии, который приведет к доступным ценам, и привлечение в энергетику десятков миллиардов долларов инвестиций, необходимых для обновления ее обветшавшей материальной базы. Критики реформы предупреждали: вместо развития конкуренции и притока инвестиций мы получим рост тарифов и усиление монополии. И, как водится, рост благосостояния реформаторов. Через восемь лет итоги реформы описываются практически этими же словами. И их произносит не оппозиция, а президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин.

Кого тарифы сделали богаче

Президент, выступая на заседании президиума Госсовета, заявляет, что тарифы на электроэнергию в России выше, чем в США, а в ряде регионов уже превысили европейский уровень при несопоставимых доходах граждан и что такими темпами к 2014 году мы перегоним и Европу. Премьер говорит, что цены на электроэнергию растут быстрее, чем планировалось (за три года тарифы для населения выросли на 35%, для предприятий – на 69%), и дает поручение «принять меры по снижению тарифов». Что касается Петербурга, то губернатор Валентина Матвиенко в недавнем отчете в городском парламенте сетовала, что «развитие свободного рынка электроэнергии, к сожалению, не привело к снижению тарифов». И вправду не привело: за восемь лет реформы тарифы на электроэнергию в северной столице выросли в 3,5 раза – притом что инфляция за эти годы соответствует лишь двукратному росту цен.

К чему это ведет, понять несложно – к росту тарифов ЖКХ и к общей инфляции, ведь, как и цена бензина, стоимость электроэнергии заложена в стоимости почти всех произведенных в России товаров и оказанных услуг. Растут издержки предприятий, снижается конкурентоспособность, сокращаются рабочие места – зато растет благосостояние энергетиков.

«Повышение тарифов сделает нас не беднее, а богаче», – заявлял в 2002 году зампред правления РАО «ЕЭС» Яков Уринсон. С чем, в общем-то, было сложно спорить – повышение тарифов и вправду сделало Уринсона и других менеджеров РАО «ЕЭС» богаче. Вот только все прочие граждане страны стали от этого беднее. Кстати, информация о том, сколько получают высшие менеджеры энергокомпаний, глубоко засекречена еще с тех времен, когда РАО «ЕЭС» руководил Анатолий Чубайс. Хотя кое-что иногда удавалось «вычислить». Скажем, в 2007 году члены правления РАО получали как минимум по 12 миллионов рублей в год, а за первые пять лет энергореформы доходы высших менеджеров компании возросли на 550%...

Сказанное (и признаваемое сегодня первыми лицами государства) означает, что реформа электроэнергетики не просто провалилась. Она провалилась, нанеся колоссальный ущерб уровню жизни подавляющего большинства граждан страны.

Печально? Без сомнения. Удивительно? Ни в малейшей степени: происходит ровно то, о чем предупреждали.


Инвесторы по принуждению

В чем заключалась суть энергореформы? Все было крайне просто.
Во-первых, прибыльные объекты энергетики – электростанции – предлагалось приватизировать, а убыточные объекты – сети, по которым передается электроэнергия, – оставить за государством вместе с расходами на их содержание. Получалась традиционная для российских либеральных реформаторов схема: «приватизация прибылей, национализация убытков».

Во-вторых, привлечение инвестиций в строительство новых электростанций или модернизацию существующих предлагалось связать с принудительным повышением тарифов – таким образом, чтобы инвесторы получили гарантированную норму прибыли. Иначе, как заявляли авторы реформы, у инвесторов «не будет адекватной мотивации» вкладывать деньги.

В-третьих, все полномочия по установлению тарифов на электроэнергию передавались правительству, а законодательная власть была полностью отстранена от контроля за ними (при этом авторы реформы заявляли о необходимости роста тарифов в полтора-два раза быстрее инфляции).

В бодрых заявлениях Чубайса и его соратников нам обещали кардинальное обновление основных фондов электроэнергетики и появление конкурентного рынка, который приведет к снижению тарифов.

Критики реформы предупреждали: все это блеф! В задуманном виде она приведет только к росту тарифов и обогащению тех, кто станет собственниками электростанций (при этом реформа была организована так, что в первых рядах таких собственников, естественно, оказались топ-менеджеры РАО «ЕЭС»). А заплатит за это обогащение население страны.

Именно так все и случилось: электростанции стали акционерными обществами, владельцы которых за минувшие годы серьезно обогатились – не за счет того, что энергетика стала эффективной, а за счет роста тарифов, описанного выше.

Авторы реформы обещали привлечь 50 – 70 млрд долларов инвестиций и говорили о целом ряде российских и иностранных компаний, которые стоят в очереди со своими деньгами, дабы скорее вложиться в российскую энергетику. Но как только реформа была продавлена, руководство РАО «ЕЭС» заговорило о... необходимости государственного финансирования. То есть никаких инвесторов кроме граждан (наполняющих бюджет своими налогами) у энергетиков нет и не предвидится. «Пока инвестиции осуществляются за счет традиционного источника – абонентной платы и тарифов», – признавал в сентябре 2006 года финансовый директор РАО «ЕЭС» Сергей Дубинин. И в последующие годы подавляющую часть вложенного в электроэнергетику составляли государственные средства. Вот только инвестиции являются делом добровольным, а у налогоплательщиков никто их согласия на такое «инвестирование» не спросил.

«Концепция реформы электроэнергетики губительна для страны и составлена людьми, вся прошлая деятельность которых не дает оснований для оптимизма, ибо они являются безответственными дилетантами низкой квалификации». Так говорили крупнейшие питерские энергетики – академики Игорь Глебов, Юрий Васильев и Василий Глухих. Пропагандисты РАО «ЕЭС», воспитанные Чубайсом, объявили их «ретроградами». Оппозиция, голосовавшая в Госдуме против реформы, настаивала на прозрачности тарифов, на аудите, на недопущении искусственного раздувания издержек – все это было отвергнуто как «тормозящее реформу»...


Авторов – на сцену!

Дальнейшее хорошо известно, и нельзя не задать естественный вопрос: кто несет ответственность за случившееся? Авторов – на сцену!

И тут выясняются весьма любопытные вещи: ключевые роли в этом играли те, кто сегодня называет себя оппозицией.

В октябре 2002 года, когда Госдума голосовала за «электропакет», кроме проправительственных «Единства» и ОВР его поддержали ЛДПР, фракция «Народный депутат» и «Союз правых сил». Правые, имевшие в Думе 33 мандата, яростно лоббировали проект, главным разработчиком которого был их товарищ по партии Анатолий Чубайс. При этом поддержка СПС оказалась ключевой: без них для принятия «пакета» не хватило бы голосов.

Лидером фракции СПС тогда являлся Борис Немцов. Одним из независимых депутатов, голосовавших за «энергопакет», был Владимир Рыжков. А возглавлял правительство РФ, которое вносило этот «пакет», Михаил Касьянов. Остается добавить, что заместителем министра энергетики был Владимир Милов, и перед нами предстает весь руководящий квартет создающейся «партии народной свободы».

Все они охотно (и во многом справедливо) рассуждают о негативных итогах последних десяти лет, но старательно обходят стороной то, к чему причастны сами или их единомышленники – такие как Чубайс. И неважно, что Анатолий Борисович прекрасно «встроен» в сегодняшнюю власть: будучи и по разные стороны политических баррикад, они остаются членами одной команды.

Именно потому в их «докладах» (большей частью скомпилированных из чужих публикаций в СМИ) нет ни слова о том, какие доходы получало руководство РАО «ЕЭС», плавно перекочевавшее в «Роснано». В них нет ни слова о том, кто и как организовывал приватизацию и пресловутые «залоговые аукционы», кто и как на этом обогатился. В них нет ни слова о том, кто создавал экономику, при которой главным залогом успеха бизнеса является близость к власти на всех уровнях. В них есть «семья» Лужкова – но нет ни слова о «семье» Ельцина. В них упоминаются люди, которые сказочно обогатились на продаже природных ресурсов в последнее десятилетие, – но нет тех, кто обогатился таким же образом в предпоследнее...

В Советском Союзе одним из главных принципов государственной власти было ее номенклатурное построение. Чиновник, попавший в номенклатуру, из нее выпасть уже не мог – и проштрафившийся директор завода в худшем случае назначался директором бани.

Увы, некоторые из нынешних оппозиционеров (еще вчера бывшие властью) считают себя такой же номенклатурой. И искренне не понимают, что политик, однажды обманувший граждан или причастный к решениям, которые нанесли им вред, из политики должен уйти насовсем. Потому что демократия и номенклатура несовместимы. И требовать к ответу сегодняшнюю власть вправе лишь те, кто, будучи властью, сам ответил за содеянное.

Оригинал

Член Федерального политкомитета партии, руководитель фракции партии в Законодательном собрании Санкт-Петербурга. Публицист, политолог. Лауреат премии «Золотое перо России»