01 декабря 2016
Общая газета, Марина Ильина

Не то село назвали Гондурасом

Быть или не быть в Подмосковье реформе губернатора Андрея Воробьева? Этим вопросом задается большинство депутатов сельских поселений, которые благодаря стараниям областной администрации могут скоро кануть в лету. В пользу своих решений и действий Андрей Воробьев обещает, что во всех уголках области улучшится инвестиционный климат, что благодаря сокращению штата чиновников, освободившиеся средства пойдут на улучшение социального сектора, а бюджеты, которые сельские поселения «транжирят налево и направо», будут распределяться исходя из потребностей образовавшихся городских округов. В своем стремлении «навести порядок» в области Андрей Воробьев идет на любые шаги, в чем некоторые депутаты и главы районов смогли убедиться на собственном опыте.

Например, еще в марте этого года, в Сети появилась информация о том, что якобы губернатор области поручил Главе Солнечногорского района Александру Якунину «договориться» со всеми 11 администрациями сельских поселений и убедить их отказаться от своих полномочий. Все они, по мнению руководства области, должны быть объединены в Солнечногорский округ с единым центром управления. Позже новость была удалена со страницы в «Фейсбуке», но угроза объединения никуда не делась. О том, почему депутаты сельских поселений категорически против, о «начинаниях» губернатора и о своем отношении к его политике в целом в интервью «Общей газете» рассказал Дмитрий Трунин, депутат сельского поселения Кривцовское Солнечногорского района от партии «ЯБЛОКО».

- В одном из своих интервью губернатор Андрей Воробьев высказал мысль о том, что, дескать, сельские поселения не рационально расходуют бюджет. Объединение в городские округа поможет его сэкономить и затем грамотно распределить. Какова сумма бюджета вашего сельского поселения? Насколько грамотно, на ваш взгляд, он расходуется?

- Бюджет сельского поселения Кривцовское Солнечногорского района Московской области составляет 70 млн. рублей. Конечно, это ничтожно мало. Ведь в городском округе Химки, например, только на празднование Нового года было потрачено 130 миллионов. В этой связи мне странно слышать утверждение Андрея Юрьевича Воробьева о том, что сельские поселения тратят деньги на ветер, мол, в городских округах такого не будет. Сложно тратить нерационально бюджет, который ограничен такой суммой. Этих денег едва хватает на обеспечение заработной платы бюджетникам, на поддержание худо-бедно социальной сферы.

– А дотации из областного бюджета вы получаете? В каком размере?

- Да. Наше поселение дотационное и примерно 20 миллионов рублей мы получаем в качестве дотации. Дотационным наше поселение стало в связи с тем, что Градостроительный совет Губернатора отказывает крестьянам в приватизации 3500 га земли, которые до сих пор находятся в государственной собственности, и погрязли в незаконных карьерах и свалках. Таким образом, они пытаются закрыть кому нужно глаза на существующие проблемы.

- Теперь о социальных объектах. Губернатор постоянно отчитывается о том, сколько в области построили новых школ, детских садов, создали рабочих мест. Об этом очень доходчиво и красочно сообщает социальная реклама. Каково состояние социальных объектов в вашем сельском поселении? Насколько картинки соответствуют реальности?

- У нас в нормальном состоянии находятся только учреждения культуры и то только потому, что они на балансе у сельского поселения. Это как раз к вопросу о том, что сельские поселения не рационально расходуют свой бюджет.  Все, что находится в ведении района и области, оставляет желать лучшего. Вы бы видели Ленинскую больницу. Ужасное впечатление. Она находится на нашей территории, но к нам не имеет отношения. Корпуса настолько обветшали, кажется, вот-вот это сооружение рухнет, подгребя под собой всех и вся. Над больницей постоянно висит угроза закрытия. Но наши пенсионеры за нее бьются. У них нет другого выхода, ведь в противном случае, им придется ездить в район. Но для областного правительства этот объект не рентабелен, так же, как и старики, проживающие в поселении.

– Вы упомянули больницу. Насколько, по-вашему, пострадало качество медицинского обслуживания с тех пор, как полномочия по здравоохранению были переданы в область?

- Наше здравоохранение находится примерно в таком же состоянии, как и больница. Вот, в принципе, и результат данной инициативы. Нет оборудования, специалистов не хватает.

– Губернатор говорит о том, что объединение поможет привлечь в Подмосковье инвесторов. Но для ведь того, чтобы их заинтересовать, нужны определенные условия, должно создаваться впечатление, что все благополучно?

- При взгляде на наше сельское поселение у некоторых может создастся впечатление, что он стал героем фантастического фильма на тему постапокалипсиса. Или возьмем жилищный вопрос. За 25 лет у нас не было построено ни одно жилого дома. Еще в советский период в селе Колтышево были построены бараки, временные. Так вот, людей, которые так проживают, до сих не могут расселить. Почему? Потому, что они, бараки, не признаны ветхими. И это больше не в компетенции нашего поселения. Полномочия у нас забрали. Я даже предложил переименовать Колтышево в Гондурас, может, хоть так проблему этого села заметят областные СМИ, которые заняты прославлением губернатора.

- Во многих районах области, по отзывам жителей, просто ужасающая экологическая обстановка. Заводы с вредными выбросами, свалки…Как обстоит дело с экологией в Солнечногорском районе?

- Так же же, как везде по Подмосковью. Ужасно. Водоемы обмелели до такой степени, что вода пропала даже из колодцев. Это происходит потому, что леса в округе «выкошены». Сельскохозяйственные поля превращены в свалки и карьеры. Экологический баланс нарушают предприятия, которые экономят на очистном оборудовании, фильтрах и т.д.

– И снова к вопросу о реформе. Губернатор говорит о том, что штат чиновников нужно сокращать. Что, мол, сэкономленные на чиновничьих зарплатах деньги можно будет направить на более важные вещи. Вот сколько, например, чиновников в вашей администрации?

- В нашем поселении количество чиновников всего 7 человек. Это при количестве жителей почти в 6 тысяч человек. На мой взгляд, это ничтожно мало на фоне разросшихся штатов областной и районной администрации.

– Как вы можете оценить работу губернатора области Андрея Воробьева? В его деятельности и деятельности его команды вообще есть плюсы?

- Буквально 3 года назад в наш район был заслан один из первых в Подмосковье назначенцев губернатора, который взявшись из ниоткуда, одержал победу на «честных» выборах главы района. Продержавшись половину положенного срока, он на днях «добровольно» ушел в отставку и на его место, отменив прямые выборы, назначают человека, который ранее был в Солнечногорске только проездом на поезде Москва - Санкт-Петербург и видел наш район только из окна поезда. Для меня сложно представить, как наше сельское поселение станет микрорайоном города Солнечногорска. Над жителями нашего поселения власти уже не раз проводили опыты, так была разорена птицефабрика и органы власти отобрали землю у крестьян в государственную собственность, сдавая ее в аренду рейдерам и отказывая в передаче крестьянам. Бывшие сельскохозяйственные поля изрезаны незаконными карьерами и захламлены свалками. Вокруг вырубаются леса и обмелели водоемы. Вместо работы с населением власть все дальше отдаляется от народа. Думаю разговор о «плюсах» можно не продолжать.

– Ну и, напоследок, о реформе, которую затеял господин Воробьев сотоварищи. К чему это может привести, если они& добьются своего и местное самоуправление перестанет существовать как таковое? Как это отразится, в первую очередь, на жителях?

- Я думаю, что если г-н Воробьев проведет свою реформу, то его действия будут образовывать состав преступления, ответственность за которое предусмотрена УК РФ. Я имею в виду статью 278 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти». Где говорится о том, что действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет. Но будут ли действия губернатора признаны уголовным преступлением? Вопрос остается открытым.

Оригинал