11 марта 2014
Российская объединенная демократическая партия «ЯБЛОКО». БЮРО

РЕШЕНИЕ №653

Российская объединенная демократическая партия «ЯБЛОКО»

БЮРО

РЕШЕНИЕ №653

г.Москва

25 мая 2007 года

Бюро РОДП «ЯБЛОКО» решило:

Одобрить основные положения политического доклада Председателя Партии Г.А.Явлинского на заседании Бюро 25 мая 2007 года (приложение №1).

Поручить Председателю Партии Г.А.Явлинскому выступить с политическим докладом на заседании Федерального Совета 15 июня 2007г. Предложить Федеральному Совету развёрнутый политический анализ предвыборной ситуации в стране и политическую позицию Партии, основанную на последних решениях Бюро Партии, принятых в марте-мае 2007г.

Рассмотреть в оперативном порядке на заседании Бюро предложения, замечания и рекомендации членов Федерального Совета, высказанные на заседании ФС 15-16 июня 2007г., и наметить основные направления работы и мероприятия по реализации принятых предложений и рекомендаций.

Рассмотреть на заседании Бюро по завершении заседания Федерального Совета оперативные организационные решения по проведению предвыборного съезда Партии.

Председатель Партии Г.А.Явлинский

Приложение 1 к решению Бюро № 653

Основные положения политического доклада Председателя

Партии Г.А.Явлинского на заседании Бюро 25 мая 2007г.

Выдержки из стенограммы.

Уважаемые коллеги!

Политическая ситуация в стране нами не раз характеризовалась, она, естественно, не изменилась. Она для нас, особенно для членов Бюро, очевидна.

Хочу обратить внимание на абсолютно позорную, беспримерно позорную историю, которая произошла в связи с событиями в Эстонии. У нашей партии была позиция по данному вопросу, мы ее открыто высказывали. Смысл нашей позиции заключался в том, что недальновидная, недипломатичная, неделикатная, и, конечно, неприемлемая политика эстонских властей по отношению к памятнику была с лихвой перекрыта совершенно безобразным поведением российского официального истеблишмента, спровоцировавшего беспорядки, как в Москве, так, очевидно, и в Таллинне, которые в итоге принесли еще больший позор нам всем. Не говоря уже о том, что одновременно с этим происходили события совершенно аналогичного свойства, только еще более постыдные. Это произошло в Химках. Там вообще ночью снесли такой же памятник. Но, кроме того, с помощью экскаватора ночью выкопали останки захороненных там военных летчиков. В каком-то убогом виде все это собрали, отвезли в какой-то морг. Аналогичные события произошли в Апрелевке, тоже под Москвой. Это еще раз показало, насколько лицемерной, двусмысленной и умышленной, с двойными стандартами, является политика нынешнего руководства нашей страны во всех ее проявлениях. Мне лично было очень стыдно за не то что низкий, а вообще ниже всякой критики уровень российской дипломатии, за двуличие, за цинизм, за бесконечную ложь. Я, безусловно, приветствую акции, которые провел генерал Горецкий, руководитель нашей Московской областной организации, под руководством С.С. Митрохина, с участием Московской городской организации в местах захоронения, несмотря на все препятствия, которые с этим были связаны. Я хочу информировать Бюро и поприветствовать нашу акцию Памяти, которая была проведена нашей Партией традиционно на Преображенском кладбище. Сергей Иваненко и Сергей Митрохин возложили от нашего имени цветы и к Могиле неизвестного солдата. То есть, все, что возможно было, для того, чтобы отдать дань погибшим за нашу свободу в борьбе с нацизмом и фашизмом людям, Партия сделала. Я считаю, что это – очень хорошо.

Обратите внимание – особенности политической системы и режима, который сложился в России, сегодня приходят все больше и больше в противоречие с, казалось бы, совершенно очевидными ценностями истории и культуры нашей страны.

Конечно, это все не могло не выразиться в очень тревожном событии, когда в Самаре сорвалась встреча – Саммит России и Евросоюза – который закончился просто абсолютно ничем. Это имеет очень существенное значение. И дело, конечно, не в той глупости, которая существует сегодня в виде польского запрета на переговоры в связи с поставками мяса. И дело, конечно, не только в том, хотя это существенно, что Евросоюз не имеет никакой стратегии в отношении России и вообще, той части Восточной Европы, которая не является сегодня формальным членом Евросоюза. Дело заключается в том, что Россия проводит агрессивно изоляционистский, контрпродуктивный, очень опасный курс. И это становится все более и более очевидным. Это очень большая опасность, потому что в концентрированном виде она превращается просто в открытый национализм. Этот национализм становится все более ясным, ярким, вызывающим, и не только внутри страны, но и во внешней политике. Складывается впечатление, что существует некий политический замысел, который сейчас вынашивает руководство нашей страны. В так называемом Брюссельском форуме, на котором участвовали руководители всего Европейского союза, всех основных политических партий, а также руководители на очень высоком уровне Соединенных Штатов - нынешней Администрации и Демократической партии, я участвовал в дискуссии, и одновременно в этой же дискуссии участвовал господин Косачев (председатель Комитета по международным делам Госдумы РФ). Господин Косачев так излагал взгляды российской стороны, что это вызывало бурный, шумный, активный, просто неприличный, с моей точки зрения, протест всей аудитории. В дискуссии, в которой участвовал Председатель комитета по международным делам Германии, участвовал первый заместитель Госсекретаря Соединенных Штатов, участвовал Косачев, как Председатель комитета по международным делам, и участвовал Президент Литвы Валдис Адамкус, реакция (на российскую позицию) была очень тяжелая.

Атмосфера в целом, относящаяся к России, по целому ряду факторов и по целому ряду обстоятельств становится все более и более тяжелой и опасной. Наши конфликты буквально со всеми соседями. Конечно, «наши» – это не в смысле России, а в смысле нынешнего руководства России. Какая-то у нынешнего руководства России патологическая ненависть к тому, что происходит на Украине, абсолютное злорадство по отношению к тому, что происходит на Украине. И это касается очень-очень многих таких вопросов. В то же время Россия проводит совершенно особые саммиты в среднеазиатском регионе, совершенно особых ищет партнеров. И создает организации, возглавляет организации, входит в организации тех стран, для которых общим признаком является игнорирование прав человека и подавление прав человека, например, ШОС. Там специально такие страны собираются, для которых это является главной объединяющей чертой. И все это очень серьезно. Это, конечно, усугубляется конфликтом, который разгорается во все стороны с Соединенными Штатами, в том числе и по противоракетной обороне. Если суммировать все эти обстоятельства и, оставляя в стороне ошибки или особенности политики, которую ведет Европейский союз, оставляя в стороне неактуальную для нашего Бюро критику политики Соединенных Штатов, которая абсолютно была бы справедлива и уместна; политика Соединенных Штатов в том числе и по отношению к нашей стране, и в мировом масштабе, это отдельная тема; - то мы должны с вами исходить из того, что это имеет к нам прямое отношение.

Есть три сюжета, важные для мирового сообщества, которые оставляют нас в нынешней ситуации в абсолютно полном одиночестве. Мы все свои задачи будем решать абсолютно самостоятельно. Я имею в виду нас, «ЯБЛОКО», демократов, российский народ, как угодно. Эти, как минимум, три проблемы, следующие: нераспространение ядерного оружия, энергетика и терроризм, уж кто как его трактует, как понимает. За то, чтобы Россия якобы сотрудничала во всех этих областях, члены «восьмерки», остальные семь, готовы идти на любые уступки: так это есть, и так это будет. И нам тут не надо ни ожидать чего-либо, ни «манифестировать», ни демонстрировать перед ними с какими-то лозунгами, не надо унижаться. Вопрос ясен. Они в этих условиях будут все вести себя так, как им подсказывают их рациональные интересы. Так они вели себя в 37, 68, 99 году, и так они будут вести себя и сейчас, это уже специальная тема.

Но если взглянуть на нашу с вами жизнь с этой точки зрения, то нужно сказать, что для нас с вами в этих условиях все, что происходит в стране, ясно и понятно. Для нас с вами в этих условиях наступает момент истины. Мы идем с вами на выборы, может быть, на последние выборы в нашей с вами политической жизни. Мысль эту тут уже озвучили в самых разных смыслах, тут уже было сказано, что проводить выборы надо в полную силу, а я хотел бы многократно это усилить. Я считаю, что мы должны идти к выборам, готовиться к выборам, и проводить выборы, ну если можно так выразиться, «на полную катушку». Нам с вами терять нечего, у нас больше ничего не остается. Не надо здесь никаких политесов, никакого политиканства, мы с вами партия с 15-летней историей, у нас в партии есть люди с 20-, 30-, 40-летнем стажем участия в демократическом, в широком смысле, движении в России. Сейчас наступает момент выбора, последний, может быть, на очень долгие годы. Поэтому я считаю, что мы как партия, должны отнестись к этому так: «это есть наш последний и решительный бой». Я думаю, что мы должны забыть о таких вещах – снимут, не снимут. Нет, мы должны выполнить все регламенты, раз уж мы решили идти, мы должны выполнить все законы, все правила, все порядки, все условия, все-все в максимально возможной степени. Но с точки зрения содержания выборов, они должны быть политическими выборами, они должны быть выборами, развернутыми к каждому гражданину, они не должны быть, наверное, только политическими. Они должны быть социальными, социально-политическими, они должны касаться уровня жизни, они должны касаться реальных экономических проблем, но они не могут быть просто «бытовухой». Прекратить свое существование на бытовых проблемах Партия не может себе позволить. Смысл нашего участия в выборах не столько в победе на этих выборах и прохождении десяти человек в Государственную Думу, сколько в том, чтобы суметь максимально широко, серьезно и ясно, сказать и внутри страны, и во всем мире, что мы думаем про то, что происходит. Про то, что есть, про перспективы, про будущие президентские выборы, про то, что нас ожидает в стране. Поэтому всем придется отложить в сторону все разборки, всякие конфликтные регионально-партийные дела. Смысл существования Партии теперь сводится к одному – активному, яркому, широкому участию в этих выборах. Наша с вами партия должна быть не похожа ни на кого, не должна быть похожа на всю эту серую массу. Для многих из нас, здесь присутствующих, «ЯБЛОКО» оказалось большей, если не самой большей частью нашей с вами жизни. Поэтому закончить это лишь бы как, закончить это на том, что просить у кого-то что-то, одалживать, что-то выпрашивать, это все надо забыть в принципе. Мы и раньше этим не злоупотребляли, но сейчас это вообще ни к чему. Не должно быть хамства, не должно быть «злобства», не должно быть матерщины, но должна быть зато ясность, жесткость, внятность критики. Это наша позиция.

Второе. Я думаю, по состоянию на сегодняшний день, мы сможем с вами принять участие в выборах. Это я говорю ответственно, это я не мог еще сказать неделю назад. В обществе нашлись силы, которые смогут нас профинансировать до такого уровня, который позволит нам выйти и участвовать в выборах. Конечно, в нынешних условиях это никак не распространяется на телевидение, потому что там вопрос не денег, там вопрос политической цензуры. Сколько бы денег у тебя не было, после 6 вечера тебе там делать нечего. Конечно, во многом содержание этих всех телевизионных вещей будет определять итоги выборов, поэтому они будут жестко политически цензурироваться. Конечно, все то, что связано с административным ресурсом, будет включено и будет действовать. Тем не менее, хотя мы находимся в абсолютно неравных, неконкурентных условиях, мы сможем принять участие. Какой будет от этого результат, зависит во многом от нас. Результат я меряю, хотел вам об этом сказать, не в процентах, не в местах, а меряю в том, насколько в середине декабря каждый из нас скажет: «я сказал все, что хотел, мне удалось с полной ответственностью и с полной самореализацией сказать все, что я считаю важным принципиально и необходимо сказать в настоящее время».

Конечно, мы будем делать это профессионально. Профессионально в том смысле, что мы не можем себе позволить иметь сто пятьдесят лозунгов, мы не можем себе позволить делать какие-то безумные программы, которые больше похожи на академические исследования. Мы не должны пытаться все мысли, какие есть на свете, и все предложения, какие есть на свете, выкладывать (избирателю). Мы должны сосредоточиться на самом принципиальном, на самом главном, на самом серьезном. И быть в этом открытыми, внятными и бескомпромиссными. В этом очень важный смысл этой кампании.

Следующий пункт. Нам эту кампанию будет вести очень трудно. Очень трудно, потому что уже с сегодняшнего дня у нас есть очень серьезные конкуренты, которые уже развернули против нас кампанию. Вы знаете позицию, которую отстаивают те, кто попытается отобрать у нас наших избирателей. Отобрать у нас наших избирателей попытаются «Союз правых сил», отбирать наших избирателей будет мироновская «Справедливая Россия», отбирать у нас избирателей будет КПРФ, обязательно. Все будут. К сожалению, бороться против нас будут еще странные люди из «Другой России», которые уже прямо заявили, что у них едва ли не главная цель, чтобы «ЯБЛОКО» уничтожить. Заявили одному из наших членов Бюро, который по согласованию со мной пошел на переговоры о том, чтобы прекратить войну. Ему было сказано – а как, мы не будем прекращать против вас войну, мы будем добиваться, чтобы вас не было. Мы хотим забрать у вас всех. Гарри Кимович Каспаров сделал вот такое заявление. Мы предложили: почему мы все должны ходить по вашей команде? Вы живите своей жизнью, мы будем жить своей жизнью, мы можем лучше найти какое-нибудь взаимопонимание, будем вместе что-то делать. Вот и получили такой ответ. С ними у нас проблемы в том, что у них неограниченные финансовые ресурсы, и неограниченная безответственность.

Представляете, что могут натворить люди, у которых неограниченные деньги, и не ограниченная ничем ответственность?! Полная безответственность и неограниченные деньги – это вещь очень серьезная.

Против нас будет бороться Администрация Президента. В одном из разговоров ключевой представитель Администрации Президента сказал: «вы – наши враги, мы это знаем. Если вы придете к власти – нам не поздоровится, мягко выражаясь. Мы это знаем, мы это понимаем, а соответственно, и будем по отношению к вам так себя вести». Так что не надо никаких иллюзий на этот счет.. Нас будут просто плющить с разных сторон. С одной стороны вот эти странные люди, с другой стороны – наши конкуренты, с третьей стороны – Администрация на всех этажах. И трудно будет очень. Тем не менее, мы можем с вами сказать, что у нас есть ресурс, и возможность, и обязанность, раз уж мы приняли такой курс, - выходить на выборы.

Следующий пункт. Мы не можем с вами обойти вопрос о президентских выборах. В вопросе о президентских выборах тоже должна быть ясность. На некоторые вопросы нам ответить очень легко. Никакой третий срок для нас не приемлем в принципе, и ни в какую игру с наследниками мы играть не намерены. Конечно, у нас есть вопрос – это будет хоть как-то похоже на выборы, чтобы в этом можно было участвовать? Например, в выборах 2004 года, вместе с охранником Жириновского и Харитоновым, даже Зюганов с Жириновским не пошли на выборы, понимая, что это такое. И если бы не глупость Ирины Хакамады, это выглядело бы так, как оно того заслуживает. Был бы Путин, охранник Жириновского и Коля Харитонов. Вот это были бы достойные борцы на поляне. Значит, если это будет в таком гротескном виде – это будет новая политическая реальность. Но если это будет хоть на что-то похоже, тогда должен быть кандидат от демократической оппозиции. Но, конечно, не анекдотический Геращенко, ну, конечно, не неприемлемый для демократов Касьянов, а человек, которому вся демократическая оппозиция готова всерьез вручить мандат. Это не значит, что мы должны стремиться, что он должен быть от всех: от «лимоновцев», от националистов, от коммунистов. Но от демократов должен быть такой кандидат. Он, кстати, был. И в 1996 году, и в 2000. И, наверное, правильно, чтобы он был в 2008 году. Вопрос – кто это? Я искренне вам говорю – я не знаю. Может я, может, не я, мы придумаем, как это определить. Но мы должны сделать это на самом серьезном уровне. И я хочу вам сказать, чтобы всем было понятно, что если думские выборы будут стоить миллионов 30-40, то уж президентские – точно 50. Это же надо за полгода суметь собрать 100 миллионов долларов. Это огромные деньги, за которые надо нести ответственность.. Чтобы занять третье место, в 2000 году нужно собрать было совершенно нешуточные деньги и совершенно нешуточно вести кампанию, чтобы придти третьим после Путина и Зюганова. Какое положение было в 2000 году – у нас уровень поддержки нашего кандидата в Москве был до 30% в центральных округах! Но сейчас речь уже вовсе не об этом. Сейчас речь идет о том, что в том случае, если демократическая оппозиция получает определенный результат на думских выборах, она выдвигает своего кандидата. Я понимаю всю стратегическую опасность этого заявления. Против нас в этом случае, опять же, будут бороться все. Потому что получить дополнительную платформу потом, для того, чтобы уже на президентских выборах, к которым традиционно и совершенно справедливо граждане относятся более серьезно, будет очень сложно. Но, наверное, будет правильно выстроить именно такую линию, именно такую стратегию. Да, мы оказались в очень сложном положении. Наша задача: ни в коем случае не дезориентировать нашего избирателя, ни в коем случае не размывать наш электорат, ни в коем случае сейчас не делать шагов, которые могли бы привести к тому, чтобы люди перестали понимать, кто с кем, кто за что, кто против кого. Самое ценное сейчас – это абсолютная внятность, абсолютная ясность и жесткость, если хотите. Это самое сейчас главное. Это будет вызывать уважение, и это приведет к тому, что те, кто сегодня (выборы – это такая вещь, где за вас голосует не только те, кто вас любит, но и те, кто рационально считает, что это правильно), и поддерживает «Другую Россию», и поддерживает СПС, и поддерживает кого угодно, при всех их замечаниях в наш адрес, чтобы они поняли – да, раз это единственные, кто на выборах есть, значит, за них надо голосовать, их надо поддерживать. Что-то похожее, как было в Москве на выборах в Московскую городскую думу. Но конструкция теперь будет гораздо серьезнее. Очень важно сейчас понимать, кто наши конкуренты, а я попытался об этом сказать, и не оказывать никакой поддержки нашим конкурентам. До марта месяца этот вопрос должен быть снят. Или вы (потенциальные политические союзники) с нами, мы вам готовы все отдать, всю душу, мы для вас стараемся, нам лично вообще ничего не надо. Но путать, мешать, морочить голову нашим избирателям никак не возможно, потому что ситуация и так очень трудная, нам будут очень много вставлять палок в колеса. Вот собственно этому вопросу, этой стратегии, этой тактике я предлагаю посвятить Федеральный Совет.

Это главное, что мы должны определить на ФС. Федеральный Совет – это один из самых представительных органов нашей Партии. На Федеральном Совете можно только обсуждать политику и принимать обязательные для Партии политические решения. На Федеральном Совете должна состояться четкая и внятная дискуссия. Партия, во-первых, может констатировать, что она выдержала этот этап в четыре года. Нам многие предсказывали гибель, этого не случилось. Мало того, что не случилось, с моей точки зрения, Партия сильнее, чем она была, когда была в Государственной Думе, сильнее, потому что она смогла через это пройти все, сильнее, потому что она не стала менее численной, сильнее, потому что появилась фракция «Зеленых», считай, партия зеленых, сильнее, потому что у нас появились правозащитники как организованное направление, сильнее, потому что появилось гендерное направление, молодежное направление, солдатские матери появились, что исключительно важно. Но теперь стоит перед нами наш традиционный вопрос – как нам всем этим воспользоваться, как нам все это реализовать. Как нам на полную катушку реализовать потенциал солдатских матерей, зеленых, правозащитников, молодежи, гендерное направление. Как как нам показать себя в новом качестве.

Я берусь сделать прогноз будущей Думы, её структуры. Думаю, что не ошибусь. Конституционное большинство в будущей Думе при всех условиях будет принадлежать сумме трех партий – Грызлова, Миронова и Жириновского. Им это абсолютно необходимо, потому что они не знают, кто будет в следующее время, включая президентские выборы. Иногда я говорю 75%, может быть, я преувеличиваю, но так по цифрам думаю, что будет много. Конституционное большинство. Оставшаяся часть – 25, 30%. Коммунисты там будут, но все это коммунистам не отдадут. Значит, там будет еще какой-то кусочек. Вот этот кусочек на всех желающих. Я это все сказал к тому, чтобы понять – у нас может быть только серьезный результат, по существу политический результат, если мы будем не похожи ни на кого. Так же, как и наши избиратели, которым очень тяжело живется, очень сильно достается. Это не самые бедные люди, это не самые обездоленные, но зато это люди, которые все больше и больше попадают в моральное и интеллектуальное гетто. Вот что такое наш избиратель. Наш избиратель – это человек, которого в принципе не устраивают такие правила жизни, которые складываются в России. Когда можно бить кого угодно, когда можно произвол учинить в отношении кого угодно, когда все живут по принципу силы и случая. Вот кто наш избиратель, кто с этим всем сталкивается. Кто видит, куда сталкивается, куда закатывается вообще вся ситуация, связанная и со свободой, и с собственностью, и с законностью. Вот такова наша задача. Я думаю, что нам очень важно подготовить такой Федеральный Совет. На Федеральном Совете очень важно принять политическую декларацию в виде политического манифеста от имени нашей партии, всей нашей партии. И принять еще основные направления всех избирательной кампании, основные тезисы, с которыми партия пойдет на избирательную кампанию.

Я вчера прилетел из города Саратова, был там несколько дней, и встречался с представителями Астрахани, Мордовии, все Поволжье – Воронеж, Самара и Ульяновск. С представителями всех наших организаций, находящихся на Волге. Там мы обсуждали те же вопросы, которые мы обсуждаем с вами сейчас. Я думаю, что те, кто живет в Москве, и в Петербурге, наверное, наверное, просто плохо представляет, насколько серьезные дела в стране. Трудно представить уровень несогласия Очень глубокое понимание того, что происходит, особенно, среди тех людей, которые на нас выходят, которые к нам обращаются. На передаче, которая была на «Эхе Москвы», называется «Контрудар», там я задавал вопросы. Вы слышали, насколько умные люди, насколько они содержательны. Там пришло более сотни отзывов на статью «Февральские параллели». Сколько людей реагируют на нас, как они точно объясняют диагноз, как они точно объясняют существо дела, это очень все серьезно. Примерно с тем же я столкнулся и в Саратове. Что люди хотят? Люди хотят, чтобы были четкие, ясные общефедеральные политические цели, к которым можно добавить региональную специфику. Это вызывает у людей поддержку и понимание. Но поднять Партию на активную кампанию нам с вами будет очень непросто, потому что очень велика степень давления со стороны Администрации, очень велика степень давления, которая оказывает «Единая Россия», и к этому надо быть готовым.

Уважаемые члены Бюро! Перед этим составом Бюро, перед этим составом Съезда, который мы будем собирать, перед этим составом Федерального Совета стоит в масштабах нашей Партии историческая задача – подготовить и провести выборы, которые могут оказаться на очень долгое время последними выборами, в которых принимают участие демократы. Перед нами на карте сейчас будет стоять все, что сделано чуть ли не с 1956 года. Я предлагаю вам по обозначенным основным темам, начиная со следующей недели, активно готовиться к Федеральному Совету. Встречаться, готовить свои выступления, работать в организациях, иметь консолидированную точку зрения организации, фракции, это очень важно.

Спасибо.