[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Не "наша" молодежь. Молодежное движение в современной России
На вопросы НЗ отвечает Илья Яшин
"Неприкосновенный запас", № 45   
1

Начиная с 1990-х годов и по сей день молодые люди (от 18 до 30 лет) в России в большинстве своем крайне аполитичны. Это касается практически всех "молодежных" прослоек российского общества, в меньшей степени студенчества, - но даже среди вузовской молодежи процент людей хотя бы интересующихся политикой, не говоря об активном в ней участии, очень невелик.

Впрочем, начиная с 2004 года наметилась тенденция роста политизации молодежи. Этот процесс был обусловлен "закручиванием гаек" со стороны власти: формирование фактически однопартийного парламента, усиление цензуры в СМИ и давление на оппозицию. При этом надо сказать, что массового интереса к политике в молодежной среде так и не появилось, однако рост политизации нашел выражение в резком увеличении числа молодых людей, готовых идти на радикальные формы протеста.

Сегодня политически активную молодежь страны можно условно разделить на три основные группы.

Первая объединяет людей, принимающих участие в гражданских движениях самой разной идеологической ориентации (от либералов и леваков-экологов - до нацболов и радикальных коммунистов из АКМ), которые сосредоточивают свою деятельность на протестных акциях и противопоставлении себя действующему режиму.

Вторая группа - созданные властью при активном использовании административного ресурса объединения ("Наши", Всеобщая альтерглобалистская лига (ВАЛ), "Россия молодая" и другие), цель которых - защита власти и демонстрация массовой поддержки президента и существующего порядка со стороны современной молодежи. Фактически активность государства в молодежной политике сводится исключительно к созданию подобных объединений. На радикальные акции протеста оппозиционной молодежи прокремлевские движения отвечают бюджетными многотысячными акциями. Противопоставление этих молодежных "фронтов" стало центральной тенденцией в молодежной политике последнего времени.

Не стоит, однако, забывать и о третьей группе - толком не организованной, но потенциально мощной прослойке молодых людей, ориентированных на радикальный национализм. За последние годы в России появилось целое поколение социально неблагополучных людей, видящих причины своей неустроенности в "образе национального врага". Бытовая ненависть к евреям и кавказцам, которые "все купили", находит выражение в агрессивных хулиганских акциях молодежных неофашистских группировок, которые, как правило, формируются в среде футбольных фанатов. Да и уличная субкультура ультраправых привлекает молодых людей не меньше, чем классические левацкие образы Че Гевары.

2

Типичный член "Молодежного "Яблока"" - это студент, более или менее социально адаптированный и устроенный в жизни. Он так же, как и его сверстники, ходит в клубы и на футбол, играет в боулинг и пьет пиво. Выделяется он только наличием отчетливой гражданской позиции, то есть иногда участвует в политических акциях, собраниях, время от времени клеит в вузе листовки или стикеры. Сверстники обычно воспринимают это как чудачество или желание выделиться, но не обращают на это особого внимания.

"Молодежное "Яблоко"" не проводит целенаправленных кампаний по рекрутингу активистов. Проблема в том, что, если завтра в нашу организацию придет две-три тысячи новых членов, у нас не хватит ни материальных, ни административных ресурсов, чтобы занять их делом. Поэтому сегодняшняя численность организации (около 1200 человек) нас вполне устраивает. Это скелет объединения, который в случае необходимости полной мобилизации сторонников может в достаточно сжатые сроки "обрасти мясом". Тем более, что на протяжении последних лет происходит вполне естественный процесс кадрового обновления. Кто-то находит работу, которая не оставляет времени на общественную деятельность, кто-то создает семью и постепенно отходит от дел. Кто-то, наоборот, приходит в организацию, прочитав в газете о нашей очередной акции или поучаствовав в дискуссии в Интернете.

3

Внимание молодых активистов в основном сосредоточено либо на масштабных политических темах, либо на проблемах, актуальных здесь и сейчас (то есть обсуждаемых в СМИ). Молодежные организации практически не проводят общественные кампании, направленные на комплексное решение какой-то проблемы, и молодые лидеры обычно воспринимают свои организации как трибуну для участия в "большой" политике. Если говорить о молодежных организациях оппозиционных политических партий, то они достаточно самостоятельны. Гражданские организации также, как правило, самостоятельно определяют собственную повестку дня.

Если же вести речь о бюджетных административных проектах вроде "Наших" или "России молодой" - то эти организации имеют четкую иерархическую вертикальную структуру управления, их стратегию деятельности определяет заказчик - администрация президента. Впрочем, менеджеры проектов имеют определенное пространство для маневра, не связанное, конечно, с отступлением от "генеральной линии".

Создается впечатление, что в обществе созрел некий запрос на молодежную политическую активность. Возможно, это связано с фактическим истончением российской публичной политики. Именно поэтому, наверное, деятельность большинства политически активных молодежных организаций страны достаточно широко освещается печатными СМИ.

4

Политическая активизация молодежного движения началась практически сразу после окончания избирательной кампании в Государственную думу 2003 года. Стал очевиден системный кризис либерального и коммунистического движений страны. По наивно откровенному выражению спикера Грызлова, "парламент перестал быть местом для политической дискуссии", а стартовавшая президентская кампания стала практически безальтернативной.

Уже через пару месяцев после этого на Пушкинской площади состоялся совместный митинг молодых активистов "Яблока", СПС, КПРФ и НБП за бойкот президентских выборов. Дальше - больше: забрасывание здания ФСБ краской, захваты правительственных учреждений, столкновения с милицией, общая радикализация протеста, как на демократическом, так и на левом флангах. На фоне "закручивания гаек" политика начала выходить на улицу, и в авангарде этого процесса встали молодые лидеры всего политического спектра. Реакцией стало появление движений "охранительного" толка, готовых встать на защиту Кремля. Их создание и поддержка стали, по сути, основными задачами молодежной политики на государственном уровне.

Это, конечно, привлекло интерес и в обществе, и в СМИ. Еще больше он увеличился в связи с украинскими событиями и выразился в вопросе: "Смогут ли молодые российские оппозиционеры устроить Майдан в России?" Специфика ситуации заключается в том, что в России этот вопрос был адресован именно молодежным лидерам, в то время как на Украине или в Грузии общество ставило такой вопрос перед "большими" политиками.

5

В нынешней ситуации, к сожалению, не приходится говорить об участии в принятии политических решений не только представителей оппозиции, но и членов каких-либо партий, кроме "Единой России". Например, несколько месяцев назад один из лидеров "Единой России", мэр Москвы Юрий Лужков, на заседании правительства озвучил курс на омоложение городского руководства. Лужков предложил тогда каждому московскому министру привлечь в свой штат заместителей моложе 30 лет, которые, по предложению мэра, должны представлять активно действующие в Москве молодежные организации. Партия "Яблоко" предложила целый список кандидатов на эти должности - молодых серьезных специалистов в области градостроительства, молодежной и социальной политики, образования, которые готовы были принять участие в работе правительства и предложить собственную программу действий. Правительство Москвы не проявило никакого интереса ни к нашим кандидатам, ни к нашей программе, и все вакансии заняли представители созданного под патронажем городских властей движения "Гражданская смена", своеобразного регионального клона организации "Наши".

В таких условиях оппозиционному молодежному движению, такому как "Молодежное "Яблоко"", не остается ничего иного, кроме организации гражданского давления на власть с целью отстаивания своих интересов. Сегодня мы проводим для граждан консультации по созданию товариществ собственников жилья, участвуем в создании студенческого профсоюза, помогаем инициативным группам, борющимся с незаконным строительством, и конечно, занимаемся политикой прямого действия - выдвигаем власти политические требования, критикуем те или иные ее шаги и выводим людей на улицу.

6

Политическая борьба в России обостряется: в 2007 и 2008 годах состоятся федеральные выборы, и это, вероятно, в значительной степени повлияет на молодежные организации страны. Готов предположить, что основным следствием этого влияния станет политизация большинства молодежных организаций, в том числе и общественных движений, ставящих перед собой задачи не политического, но гражданского характера.

Так или иначе, всем политически и социально активным молодым людям придется определиться - с властью они или в оппозиции. Думаю, что уже к началу следующего года молодежные объединения страны выстроятся по разные стороны баррикад и будут целенаправленно готовиться к грядущим масштабным политическим баталиям. При этом лидеры оппозиции будут привлекать под свои флаги молодежь, готовую идти в политику из романтических побуждений, активно используя при этом революционную и привлекательную для молодых пассионариев радикальную риторику. Комиссары же власти, в первую очередь, будут апеллировать к карьерным интересам своих активистов, обещая вырастить из них "новую элиту", которой нынешние обитатели Кремля "передадут страну". Очень вероятно также, что государственными пропагандистами будет активно использоваться тема "коричневой угрозы". Но если на выборах в роли "коричневой чумы" выступят известные солидные политики, то обеспечивать уличное противостояние придется, похоже, молодежным группировкам правых ультрас.

7

Мы с интересом относимся к опыту и сербского "Отпора", и украинской "Поры", и многих других молодежных организаций ближнего и дальнего зарубежья. Однако проводить схематичные параллели между ситуацией в России и в других странах - это, на мой взгляд, ошибочный путь. В России вряд ли получится "оранжевый сценарий", скажем, украинского образца - хотя бы потому, что от Киева до Днепропетровска ехать семь часов, а от Москвы до Владивостока семь дней. Но это не значит, что нашей стране "по менталитету не подходит демократия"

"Неприкосновенный запас", № 45

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Оригинал статьи

 Илья Яшин
 
 

Не "наша" молодежь Молодежное движение в современной России "Неприкосновенный запас", № 45     


info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика