[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Алексей Арбатов
"Для людей, которых обстреливают в окопах, все равно, где они: на Курской Дуге или под Урус- Мартаном"

Выступление Алексея Арбатова на парламентских слушаниях на тему: о проекте федерального закона "О статусе участников боевых действий"
Москва, 2 ноября 2001 г
Прежде чем обратиться в своем докладе непосредственно к проекту федерального закона "О статусе участников боевых действий", я хотел бы привести небольшую хронологическую справку. Законопроект был внесен в Государственную Думу в декабре 2000 года. Разработан он группой депутатов Государственной Думы, Арбатовым, Безбородовым, Бурдуковым, Волковым, Воробьевым, Гришанковым, Зеленовым, Иваненко, Лекаревой, Лушиным, Николаевым, Орловым, Солдаткиным, Чайкой. Как видите, в числе его разработчиков представлены практически все фракции и депутатские группы Государственной Думы. Последнее десятилетие характеризуется ростом числа вооруженных региональных конфликтов, возникающих на почве сепаратизма, национализма и религиозного экстремизма. К их разрешению все чаще привлекаются Вооруженные Силы, другие войска, органы и воинские формирования. По состоянию на 1 января 2001 года в России проживало более 12 тысяч лиц, получивших инвалидность в зоне боевых действий только на территории Северо-Кавказского региона. Предоставляя военнослужащим некоторые особые условия для службы и жизнедеятельности в условиях вооруженных конфликтов, общество и государство лишь в небольшой степени компенсирует им тяжесть несения службы вообще и участия в боевых действиях в частности. Но государство и общество не могут и не должны отказывать военнослужащим в защите интересов и компенсациях за перенесенные ими тяготы и лишения, угрозу жизни и здоровью. В настоящее время статус участников и ветеранов Великой Отечественной войны, других войн и боевых действий, которые проводились и проводятся Советским Союзом и Российской Федерацией, определяется целым рядом федеральных законов. Это законы "О ветеранах", "О статусе военнослужащих", "Об обороне", "О чрезвычайном положении", "О воинской обязанности и военной службе", "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, и членов их семей", "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территории государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан" и так далее. Положение этих законов не унифицированное и не всегда стыкуется между собой. Анализ практики исполнения законодательства о социальной защите военнослужащих свидетельствует о наличии ряда вопросов и проблем в законодательном обеспечении единства норм социальной защиты, распространяющихся на военнослужащих, выполняющих воинский долг на территории Северо-Кавказского региона, и членов их семей, а также на граждан, подпадающих под действие Федерального закона "О ветеранах". Права и льготы данной категории граждан, несмотря на исполнение служебных обязанностей в условиях боевых действий, имеют разный объем.

Кроме того, многие участники реальных боевых действий, например, участники проводящейся сейчас операции в Чеченской Республике, получают дополнительные льготы и выплаты в соответствии с подзаконными актами, такими, как указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, которые в любой момент могут быть отменены. Более того, контртеррористическая операция в Чеченской Республике не имеет в настоящее время достаточного юридического оформления, в связи с чем в дальнейшем это может привести к произволу в отношении ее участников. Анализ многочисленных обращений граждан, органов государственной власти субъектов Российской Федерации в Государственную Думу, показывает, что, к глубокому сожалению, это действительно так и происходит в действительности. Вот небольшой пример. В марте сего года в Государственную Думу поступило обращение депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области по невыплате денежного довольствия военнослужащим, принимавшим участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики. Поступившие после этого в Комитет по обороне из ряда субъектов Российской Федерации отклики на обращение и материалы показывают, что случаи, описанные в названном документе, далеко не единичны.

Только в Саратовской области имеется более 100 обращений военнослужащих и их родственников по фактам невыплаты в полном объеме денежного содержания. По тому же вопросу в Оренбургской области в Фонд поддержки уволенных военнослужащих в 2000 году обратилось 84 военнослужащих-контрактников, которые служили в частях МВД, и которые тоже испытывали большие трудности в получении тех льгот и выплат, которые им причитаются. Я не буду утомлять вас многочисленными примерами. Если бы я начал вам перечислять все письма и обращения, которые получает Комитет по обороне Государственной Думы, на это, наверное, ушел бы целый день. Я позволю себе зачитать только одну маленькую заметку из региональной газеты: "Уважаемая редакция журнала, пишут вам родители Косорева Виталия Геннадьевича, проходившего срочную службу в Чеченской Республике, и погибшего. После его гибели мы получили только единовременное пособие - 31 тысяча 300 рублей, больше никакой компенсации мы не получали. Куда бы мы не обращались, конкретного ответа не получали. Сколько же можно писать и обивать порог военкомата? Так и не знаем, какая сумма нам положена и куда обращаться. Мы не получили даже его боевые, в боях он участвовал с 12 по 29 апреля. И еще в одном журнале мы прочитали, что право на пенсию имеют нетрудоспособные члены семьи. Отец, погибшего сына - инвалид 2 группы, нетрудоспособен. Имеет ли он право на пенсию? С уважением, Косоревы". Вот таких заметок очень много.

Анализ проблем, которые чаще всего описываются в таких письмах и обращениях, показывает, что следующие трудности охватывают наибольшее количество участников боевых действий: задержки увольнения с военной службы по призыву, невыплата денежного довольствия за участия в выполнении задач в условиях боевых действий, отсутствие записи в документах об участии в боевых действиях, принуждение военнослужащих, проходящих военную службу по призыву к заключению контракта на прохождение военной службы в условиях боевых действий, отсутствие записи в документах о перенесенных ранениях и заболеваниях во время прохождения военной службы в зонах боевых действий, несовременные выплаты страховых сумм обязательного государственного страхования, невыплаты установленных пособий родителям военнослужащих, бедственное положение участников боевых действий, ставших инвалидами во время прохождения военной службы по призыву. Проведенная Главной военной прокуратурой проверка подтвердила несвоевременность выплаты боевых, во многих случаях нарушение порядка разрешения обращений увольнения в запас военнослужащих без расчета с ними. Для тех, кто еще не определил свое отношение к проекту закона, отмечу, что сама жизнь диктует необходимость его скорейшего принятия, чтобы ограничить имеющий место произвол и попрание конституционных прав и свобод человека и гражданина, защищающего Отечество. Поэтому представляется целесообразным, чтобы статус участников боевых действий, в том числе и таких операций, которые сейчас проводятся в Чеченской Республике, регулировался одним общим федеральным законом, в соответствии с которым государство берет на себя определенные материальные и моральные обязательства перед участниками боевых действий. Наличие такого закона, кроме всего прочего, гарантирует, что исполнительная власть, начиная любые боевые действия, должна будет учитывать, что государство будет обязано нести крупные расходы, обеспечивать их участников и членов их семей соответствующими материальными благами за риск и потерю здоровья. Вся предварительная работа по законопроекту проведена, состоялись поездки в зону боевых действия, где этот документ детально обсуждался непосредственно с теми людьми, которые являются объектом закона, то есть с участниками боевых действий. Законопроект дважды рассылался по комитетам, фракциям в Государственной Думе, в субъекты Федерации, Президенту, в Правительство. Далее я хочу сказать об одном вопросе и прошу вас обратить на это особое внимание. Так на первоначальный вариант этого законопроекта, так и на доработанный поступили негативные официальные отзывы Правительства.

Первоначально законопроект действительно был сырой. Мы его отослали в предварительном порядке, чтобы знать реакцию исполнительной власти, она была отрицательной. Но связана была она, боюсь не только с многочисленными реально имевшими место недостатками этого первого варианта, но и с его основной концепцией. А концепция эта состоит в том, что обеспечение участников боевых действий и определение статуса участника боевых действий нужно поставить не на базу десятков нормативных актов, большая часть которых вообще засекречена, а на твердую, открытую законодательную основу с тем, чтобы каждый солдат, идущий в бой, знал, что ему положено в том или ином случае.

Тот вариант, который имеется сейчас, был поддержан Советом Федерации, но со стороны исполнительной власти вновь идет сопротивление. Я думаю, что борьба за права участников боевых действий предстоит тяжелая. Министерство обороны, Министерство внутренних дел и все остальные структуры, которые непосредственно этим законом затрагиваются, будут, по-видимому, против него, подчиняясь решениям Правительства и Министерства финансов.

При этом на уровне людей, в беседах с руководством этих силовых структур, на уровне Вооруженных Сил и других войск, поддержка у этого закона огромна. В армии, и мы в этом убедились сами, этот закон ждут. Почему его ждут? По тем же самым причинам, по которым сопротивляется Правительство и Министерство финансов, потому что этим законопроектом предпринята попытка установления четких правил обеспечения выплат, решения социальных вопросов, обеспечения социальной защиты, обеспечение в случае ранения, увечья и обеспечение семьи в случаи гибели военнослужащего, и определение условия, при которых вступает в действие этот закон. Это все то, чего ждут люди, которым приходится жить и воевать, иногда и погибать в условиях боевых действий, и то, чего не хотят чиновники в московских кабинетах, которые посылают этих людей на смерть. Им гораздо удобнее, чтобы царил произвол: захотел - выплачиваю боевые, не захотел - не выплачиваю. Механизма определения начала боевых действий нет. Там может воевать стотысячная армия, а боевые действия как бы и не начинались. Есть деньги - выплачиваем, кончились деньги - перестали выплачивать, объявили, что боевые действия закончились, а люди продолжают точно также погибать. Конечно, это удобно, также как удобно гробить молодых ребят, а потом не нести ни материальной, ни социальной ответственности. В законопроекте есть целый ряд и объективно-трудных положений, о них мой коллега, депутат Безбородов, уже частично сказал. Во- первых, как определить наличие боевых действий? Мы пытались это делать с военной, с оперативно-тактической точки зрения, но ситуаций великое множество, и самых разных. Поэтому решено было отдать это на откуп командованию в каждом случае, в каждой конкретной горячей точке, чтобы на определенный период времени командование, исходя из местных условий, определяло перечень того, что относится к боевым действиям, и в соответствии с этим перечнем командиры частей и подразделений, которые выполняют боевые задания, направляли рапорты на соответствующие боевые выплаты и определение социальных и служебных льгот. В то же время закреплено, что перечень воинских частей, штабов и учреждений, участвовавших в боевых действиях, районы боевых действий и период их проведения, определяются Президентом Российской Федерации. По первому пункту, а именно по тому, что относится к боевым действиям, мы просто взяли на вооружение ту практику, которая осуществлялась во время второй чеченской кампании, того момента, когда было объявлено, что война закончилась и больше выплат никому не будет.

По второму случаю мы постарались избежать длительных дискуссий о том, что, начиная с 1945 года, отнести к боевым действиям и локальным конфликтам. Можно ли отнести участников войны во Вьетнаме, можно ли отнести участников, которые служили на Кубе во время Карибского кризиса? Вот эти бесконечные споры побудили нас просто предоставить эту прерогативу Президенту Российской Федерации, чтобы был соответствующий список, и в случае новых вооруженных конфликтов этот список пополнялся.

Если бы мы попытались в законе это оговорить, то в каждом новом случае нам нужно было бы вносить поправки в закон, добавляя туда новые регионы, новые ситуации, а поправки, как вы знаете, это дело длительное, они проходит три чтения, так за это время люди воевали бы там, не имея реально соответствующего обеспечения.

Второй момент связан с тем, что сейчас общая тенденция в обеспечении военнослужащих: уходить от социальных льгот и переходить на денежные компенсации по этим льготам. У нас во вторник прошли парламентские слушания, посвященные как раз закону о реформе, реструктуризации денежного содержания военнослужащих. Эта тенденция только намечается и большинство членов Комитета по обороне, многие депутаты Государственной Думы с ней не согласны в принципе.

В законе, о котором я говорю, мы исходим из того, что социальные льготы останутся, потому что пока они еще не отменены. И мы не можем идти на опережение в том законе, который сегодня обсуждаем, когда еще не принят закон, представленный Правительством в Государственную Думу "О реформе денежного содержания". Авторы законопроекта просто не видят возможности перевести эти льготы быстро в денежную форму. Они считают, что все льготы, которые обеспечиваются на уровне местных бюджетов, должны так и дальше обеспечиваться, а компенсация регионам должна идти за счет межбюджетных отношений вместо того, что предлагает сейчас Правительство. То есть отменить все льготы и просто немножко увеличивать денежное довольствие. Как показывает опыт, это себя не оправдывает. Мы предполагаем, что здесь тоже возникнут серьезные льготы. И ожидаем, что участники сегодняшних слушаний выскажутся по этому вопросу. Особенно интересно было бы услышать мнение представителей исполнительной власти.

Третий момент. Мы полагаем, что возможны споры, возражения и внутри Государственной Думы. В частности, мы приравниваем фактически все льготы и компенсации, привилегии участников Великой Отечественной войны к льготам участникам боевых действий, то есть локальных войн после 1945 года. Этот вопрос тяжелый и принципиально спорный.

Лично мое мнение и мнение авторов законопроекта таково. Для страны и общества, как и для политического руководства, конечно, есть большая разница - Великая Отечественная война или локальный конфликт: война в Афганистане или в Чечне. Здесь нет сомнений. Но мы исходим из того, что наш закон обращен непосредственно к участникам боевых действий. А для людей, которых обстреливают в окопах, которые гибнут на блокпостах, в сбитых вертолетах, с человеческой точки зрения все равно, где они: на Курской Дуге или под Урус- Мартаном. Они одинаково страдают. И может быть в известном смысле последним даже тяжелее, потому что вся страна не живет вместе с ними и не воюет вместе с ними, а живет совсем по-другому. Исходя из этого, мы пошли по пути приравнивания их льгот и привилегий к правам и привилегиям ветеранов и участников Великой Отечественной войны.

Законопроект включает в себя юридическое понятие "участник боевых действий", а также устанавливает конкретные выплаты, льготы, привилегии во время проведения боевых действий, после их завершения, а также в случае гибели участников боевых действий.

Законопроект состоит из 3 глав и 16 статей. Я не буду сейчас подробно рассказывать, что в каждой из этих глав имеется. Я хочу просто остановиться на одном вопросе. В связи с тем, что я в первой части своего доклада я подробно говорил о нарушениях, связанных с выплатой боевых денег, то хочется сказать о тех положениях, которые заложены в законопроекте именно по данной тематике. Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в соответствующих районах, оклады по воинским должностям и оклады по воинским званиям выплачиваются в полуторном размере. При выполнении задач в условиях военного и чрезвычайного положения эти оклады по воинским должностям и воинским званиям выплачиваются в двойном размере. Далее. При увольнении выплачиваются соответствующие пособия. Но вот интересный момент. При проведении боевых действий в условиях военного положения, и чрезвычайного положения, и так далее военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, выплачивается денежное довольствие в полуторном размере. По контракту - тоже в полуторном размере. За непосредственное участие в проведении боевых действий дополнительные выплаты из расчета на одни сутки выплачиваются военнослужащим по призыву и по контракту на должности солдатов и сержантов 1,3 минимального месячного оклада по воинской должности по 1 тарифному разряду. Военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должности офицеров и прапорщиков - полтора минимального месячного оклада в сутки. Значит, уже на слух вы, наверное, поняли, насколько сложна эта система. Почему она сложная и противоречивая? Очень просто. Потому что мы попытались взять за основу те нормативные акты, которые в разные время выпускались Правительством, Президентом во время второй чеченской компании.

Вот вам конкретный пример. Вы видите, какое огромное поле для злоупотребления чиновникам на местах предоставляет вот эта вот усложненная система. Мы пока включили это в закон, но мы считаем, что система должны быть простая и предельно ясная. Например, всем, кто проходит военную службу в условиях вооруженных конфликтов, выплачивается полуторное денежное содержание по воинскому званию и по воинской должности, а за непосредственное участие в боевых действиях, когда осуществляются операции, выплачиваются суточные из того объема, о котором я сказал. То есть фактически мы взяли за основу то, что выплачивалось в условиях второй чеченской кампании вплоть до того момента, когда она была объявлена успешно завершенной. Примерно: рядовому сержантскому составу - по 800 рублей в сутки, офицерам - 900 и более рублей. Вот мы взяли за основу это, но поскольку в рублях мы не стали формулировать, ясно, что инфляция будет и так далее. Мы исходили из минимального месячного оклада в воинской должности по первому тарифному разряду. Этот оклад будет меняться, соответственно, будут увеличиваться и суточные выплаты. Вот это простая система, просто за службу в условиях вооруженных конфликтов, и за выполнение боевых задач, то есть непосредственное участие в боях. Мы считаем, что это оптимальный вариант.

Уважаемые участники парламентских слушаний! Такова на данный момент основная концепция законопроекта и основное содержание его правовых предписаний. Мы понимаем, что данный проект требует дальнейшей доработки, в связи с чем и было принято решение провести парламентские слушания, пригласить на них вас и выслушать ваше мнение по данной проблеме.

Мы хотим уточнить и дальнейшее направление работы. В комитете создается рабочая группа из представителей федеральных органов исполнительной власти, в составе которых есть войска и органы. Высказанные вами замечания и предложения будут учтены при дальнейшей доработке проекта федерального закона.

Москва, 2 ноября 2001 г

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Алексей Арбатов

Выступление Алексея Арбатова на ТВ-6 "России нужно срочно подтягивать свои Вооруженные Силы до требуемого уровня" ТВ-6, 22 ноября 2001 года

Раздел "Оборонная политика"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика