[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Интервью депутата Государственной думы Александра Шишлова
НОВОСТИ ОН-ЛАЙН, Персона-он-лайн, 22.05.2002

Ведущий:

Я приветствую нашего сегодняшнего гостя, это Александр Шишлов - депутат ГД от фракции Яблоко и председатель думского Комитета по образованию и науке, кроме этого, он является членом Комиссии по юридическим вопросам и правам человека ПАСЕ. Что касается сегодняшних событий. Сегодня Кассационная коллегия Верховного суда подтвердила запрет на захоронение в России венгерских радиоактивных отходов, тем самым коллегия не удовлетворила жалобу правительства на февральское решение верховного суда, которая тоже сказала, что хранить венгерские отходы на территории России нельзя. Фракция Яблоко всегда была противником, насколько я помню, ввоза и хранения у нас этой европейской гадости. Решает ли проблему сегодняшнее решение кассационной коллегии Верховного суда?

Александр Шишлов:

Я думаю, что это решение очень важное, и мы можем порадоваться, что защищено самое главное право, которое существует - право на жизнь в благоприятной окружающей среде и право на то, чтобы наши дети не страдали от радиоактивной грязи, которую хотят нам завезти. Но я не могу сказать, что решение Верховного суда решает проблему, он решает только один из частных случаев, а проблема остается, потому что те законы, которые были приняты вопреки опасениям, которые высказывало не только Яблоко, но и практически все организации экологов. Проблема остается, потому что законы эти остаются в прежнем виде, они не дают механизмов контроля над этими проектами ввоза ядерных отходов и, по сути дела, делают это бесконтрольным. Я не говорю о том, что те экономические выгоды, которые обещаны были при принятии этих законов, оказались во многом блефом. Проблема остается, Яблоко держит эту проблему в поле внимания, и мы будем возвращаться к этому раз за разом до тех пор, пока мы не изменим эту ситуацию, пока не поставим этот вопрос под общественный контроль, под парламентский контроль. Мы не позволим, чтобы страну превращали в ядерную свалку.

Ведущий:

У россиян по Конституции есть еще одно право - право на частную собственность, в том числе право на частную собственность на землю. В последние недели Дума буквально "кипит" по этому поводу, коммунисты не собираются сдавать своих позиций после того, как прошел неделю назад правительственный вариант законопроекта об обороте земель сельхозначения. Сегодня стало известно о том, что коммунисты собираются провести всенародный референдум как раз по этому вопросу. Они говорят, что соберут там как минимум 2 миллиона подписей, в пятницу этот вопрос о референдуме будет рассматривать ГД. Каковы перспективы коммунистов в этом смысле?

Александр Шишлов:

Я думаю, что такая постановка вопроса носит достаточно демагогический характер, потому что земля фактически, земля сельскохозяйственного назначения давно находится в собственности и вопрос лишь в том, кто может ей распоряжаться. Те же члены аграрной фракции, которые заседают в ГД с большинстве своем люди весьма небедные и владеющие значительными земельными участками. Вопрос состоит в том, чтобы эта земля приносила плоды и для того, чтобы это было так, нужно, чтобы у земли был хозяин. Тот закон, который был принят в первом чтении, вопрос об обороте земель сельскохозяйственного назначения, он пока еще не идеален, у нас к нему есть серьезные поправки. Мы хотим вносить их во втором чтении, мы хотим, чтобы уменьшилось влияние бюрократии, уменьшились возможности для чиновников принимать произвольные решения, но, в принципе, это движение в абсолютно правильном направлении.

Те инициативы, о которых Вы сказали, инициативы коммунистов - это просто во многом политическая демагогия, рассчитанная на тех людей, которые просто не могут или не хотят вникнуть в суть проблемы. На самом деле речь идет о том, чтобы обеспечить эффективное использование земель сельскохозяйственного назначения в интересах общества. Вот об этом идет речь. И для этого других механизмов, кроме как рыночных, не существует.

Ведущий:

Теперь к вашим профильным вопросам мы и обращаемся. Сегодня любопытное сообщение пришло. Известный российский политолог Георгий Сатаров сегодня привел вот такие цифры: ежегодно россияне тратят на взятки не менее 37 миллиардов долларов. Сатаров утверждает, что больше всего взяток люди дают для того, чтобы их дети поступили в вузы, только потом идут сотрудники ГИБДД, судьи и врачи. На первом месте у нас стоят, как выяснилось, профессора вузовские, деканы и администрация высших учебных заведений. Что тут скажешь?

Александр Шишлов:

Трудно, конечно, оценивать, насколько эта безумно огромная цифра реалистична, потому что такую вещь, как взятки оценить довольно трудно. Каждый с этим явлением сталкивался в той или иной форме - кто с ГИБДД, кто с врачами, кто с вузами, но то, что проблема существует знают все.

Ведущий:

Почему они на первом месте? Непонятно.

Александр Шишлов: Это надо спросить у Сатарова, потому что я не знаю кто на первом месте, я не могу оценить, кто больше берет взяток, но я знаю точно по очень серьезным экспертным исследованиям, которые проводились, наше общество в целом тратит на преодоление порога между школой и вузом, на поступление абитуриентов в вуз, по разным оценкам, разные цифры, но по самым скромным оценкам, здесь речь идет примерно о сумме 30 миллиардов рублей, то есть около миллиарда долларов ежегодно. Конечно, не все эти деньги идет на взятки: часть идет на репетиторов, часть идут на подготовительные отделения, еще на какие-то формы.

Ведущий:

Но в большинстве это такая теневая индустрия?

Александр Шишлов:

Частично она теневая, частично она легальная, но главное, что эти деньги, которые мы все, наше общество тратим на то, чтобы наши дети поступали в вузы, далеко не все эти деньги идут на цели образования. Вот это очевидный факт. И то, что часть их них идет просто на взятки - это тоже очевидный факт. Поэтому нельзя просто мириться с такой системой, надо ее менять.

Ведущий:

Каким образом?

Александр Шишлов:

На самом деле путь уже найдет. Это система единых государственных экзаменов.

Ведущий:

Сейчас как раз школьники заканчивают 11-й класс. Давайте поподробнее.

Александр Шишлов:

Сейчас эта система уже второй год проходит апробацию как эксперимент. В прошлом году участвовало несколько регионов, в этом году число регионов, которые участвуют в этом эксперименте расширено. Суть этой системы в том, что создается независимая от школы, независимая от вуза система контроля качества подготовки учеников, система аттестации в форме, которая позволяет эффективно оценить уровень знаний. В форме письменных тестов производится единый экзамен, одинаковый по методике, по форме для всех. Процедура его проведения должна быть устроена таким образом, чтобы исключить возможность влияния учителей, директоров, руководителей РОНО и тем более тех, кто работает в вузах.

Первый год эксперимента показал, что система работает.

Вопросов там очень много, например, по содержанию тестов, какие вопросы должны быть в этих тестах, как исключить возможность вмешательства в проведение этих экзаменов, как обеспечить, что очень важно, на мой взгляд, контроль, причем общественный контроль. Мне кажется, что очень важно обеспечить общественный контроль за проведением этих единых экзаменов, потому что если каждый из нас будет знать, что могут быть наши представители, также как наблюдатели на выборах на избирательных участках, и смотреть за тем, что там все происходит честно, у нас будет сразу больше доверия к этой системе. Первый этап прошлогоднего эксперимента показал, что есть вопросы по тестам, есть вопросы по методикам, есть вопросы по оценкам, но, по сути дела, мы на правильном пути, и сейчас вопрос состоит лишь в том, как выбрать правильную форму, правильную методику, правильные способы контроля за тем, чтобы все это не было бы вырождено, куплено и продано, такие опасения есть.

В принципе, когда эта система будет отработана мы, я надеюсь, будем принимать федеральный закон об изменении в систему поступления в вузы. Здесь нужно будет вносить поправки в несколько федеральных законов и мы сможем уйти от этой уродливой системы поступления в вуз, когда наши дети испытывают двойные стрессы летом - сначала выпускные экзамены, потом вступительные.

Ведущий:

Мы сами прошли эти стрессы, и ничего страшного, живы же.

Александр Шишлов:

Когда я поступал, это было очень давно, первое мое поступление было в 1972-м году, тогда страна была совершенно другая, и не было теневых манипуляций при поступлении в вузы. Разумеется, тогда тоже существовала система, когда кто-то пользовался привилегиями, а кому-то поступить было трудно. Сейчас мы видим, что эта система перестала работать, она просто не отвечает требованиям нового времени. В очень многих странах система, которая основана на единой системе тестирования, применяется и очень эффективно. Она еще и другую задачу решает, она дает возможность поступать в столичные вузы тем, кто живет в провинции, кто должен тратить деньги на билет, должен тратить огромные деньги на подготовительные курсы, на репетиторов для того, чтобы иметь возможность поступить, но без всякой гарантии поступления.

При такой системе выпускник, который заканчивает школу далеко, не в Москве и не в Петербурге, а где-то в провинции может пройти это тестирование. Если результат тестирования показывает, что он имеет высокий уровень подготовки, то он зачисляется и едет в столичный город, практически, студентом. Что касается вузов, то они по-разному к этому относятся.

Ведущий:

Ректор МГУ Садовничий наотрез сказал "нет".

Александр Шишлов: Прежде всего, такая система вызывает озабоченность у тех вузов, на которые имеется огромный конкурс. Это ведущие, элитарные, престижные вузы. Конечно, в том числе и МГУ. Такой группе вузов к системе единых экзаменов в дополнение можно будет давать возможность давать свою собственную вузовскую системы дополнительных критериев, дополнительных требований к абитуриентам.

Ведущий:

Условно говоря, если набираются студенты на мехмат МГУ, то мехмат МГУ направляют свой тест в регионы, и кто хочет, тот его и проходит.

Александр Шишлов:

Может быть, что-то вроде того. Ситуация может быть такая, гипотетическая ситуация - 5 мест по приему какой-то очень редкой специальности и на эти места пришло 10 заявлений с высшим баллом ЕГ, что тогда делать? Нужны какие-то дополнительные критерии. Такие вопросы действительно существуют и я понимаю ректоров, которые их ставят, но те, кто думают о том, как разрушить нынешнюю систему коррупционную, нечестную, несправедливую, должны понимать, что других механизмов, кроме как создание единой системы, независимо от вузов, независимо от школы, единой государственной системы контроля качества подготовки выпускников пока что не придумано. Я не говорю, что это лучшая система, но такая система может реально изменить ситуацию. Поэтому мне думается, что нам надо поддерживать ее и отвечать на те жизненные вопросы технологии, внедрения, в том числе на те вопросы, которые связаны с ведущими вузами.

Ведущий:

Условно говоря, как выглядит вопрос единого государственного экзамена? В каком году было Ледовое побоище? 3 варианта ответа. Так?

Александр Шишлов:

Может быть, и так. Может быть, и сложнее. Вопрос не один, целое семейство вопросов. Это зависит от предмета, по которому проводится экзамен. Я хочу еще раз обратить Ваше внимание, что это частности - сколько вопросов, сколько вариантов ответов, это частности. Главное то, что эта система дает несоизмеримо более высокий уровень объективности оценки и она обеспечивает реальное право на доступ к высшему образованию на конкурсной основе тем, кто сейчас его не имеет.

Ведущий:

В российской Конституции четко прописано право наших граждан на бесплатное образование. В последнее время складывается ощущение, что это не более, чем миф, как на школьном уровне, так и на вузовском. Что с этим собираются делать депутаты, в частности, ваш Комитет по образованию и науке?

Александр Шишлов:

Давайте начнем с вузовского, потому что там уже большой объем платного образования. В Конституции написано, что государство гарантирует получение бесплатного образования на конкурсной основе. Мы не можем гарантировать всем получение высшего образования и то, что в последнее время увеличивается число платных мест, практически, оно уже сравнялось и даже превысило число бюджетных бесплатных мест. Бесплатное все относительно, мы за все платим через свои налоги. Бесплатно в том смысле, что финансируем их из государственного бюджета. Я хочу подчеркнуть, что число бесплатных мест, финансируемых из государственного бюджета, не уменьшается. Государство финансирует по-прежнему обучение на бесплатной основе того количества студентов, которое зафиксировано в законодательстве. Это не менее чем 170 на 10 тысяч населения.

Реальные цифры еще больше.

Что происходит? Происходит рост числа мест, которые финансируются за счет тех, кто учится и за счет тех, кто их посылает. Происходит рост платных мест. Это говорит о том, что люди готовы платить за образование и нужно создать лишь условия, чтобы те деньги, которые люди готовы отдать за качественное образование действительно приносили качественное образование, чтобы это не было просто покупкой диплома, который дает какие-то права. К сожалению, это бывает сплошь и рядом. Нужно создать такие условия, когда деньги, которые приносятся в систему образования, шли на развитие системы образования для того, чтобы можно было повышать зарплату профессорско-преподавательскому составу, для того, чтобы можно было закупать современное оборудования, потому что без современного научного, учебного, методического оборудования невозможно качественное образование. Об это идет речь. Если говорить о школе - да, школа должна быть бесплатной. Возможность получения образования в школе не должна зависеть от доходов. Это верно. Но мы все видим в каком состоянии находятся наши школы, мы видим, что школы находятся в нищете и нам нужно создавать новую систему экономики школьного образования.

Ведущий:

Совершенно понятно, что родителям в любой школе, в столичной престижной, сельской, приходится вкладывать деньги в школу. Недавно наша сотрудница рассказывала о том, как она своей дочке в 4-м классе покупала доску в класс.

Александр Шишлов:

Каждый с этим сталкивается в той или иной степени. Кто-то платит за охрану, кто-то платит за доску, кто-то платит за краску, кто-то за ремонт. К сожалению, это реальность. Нам нужно открыть ворота обществу в управление школой. У нас можно говорить о родительских комитетах, еще о каких-то формах, но если сравнивать с общим числом, то очень мало школ, где эти органы самоуправления играют действительно серьезную роль.

Во многом это зависит от директора, от активности родительского коллектива в конкретной школе. Было бы правильно, если бы мы дали таким управляющим советам в школе реальные полномочия по управлению школьным бюджетом, по согласованию кадровых назначений, по определению режима работы школы - пятидневка или шестидневка, по вопросу выбора школьной формы, расписанию перемен, каникул и так далее. Если родители почувствуют, что они могут влиять на то, чтобы жизнь в школе была более благоприятной для их детей, тогда вопрос: "А почему я должен это платить?" - будет немножко иначе звучать, потому что мы будем знать, на что их тратим.

Разумеется, это должно быть легализовано. Тут есть еще и другая сторона, ведь многие, в том числе предприниматели, юридические лица были бы готовы вкладывать деньги в образование, но государство должно стимулировать это. Нам нужно возвращать налоговые льготы и развивать систему налоговых льгот для тех, кто готов вкладывать средства в образование. Ведь это вложение в наше будущее.

Ведущий:

Речь, наверное, идет о вложении денег в собственных детей. Условно, бизнесмен А вкладывает деньги в ту школу, в которой учатся его дети.

Александр Шишлов:

Возможно и такое, а возможны даже более широкие формы поддержки, не только потому, что у кого-то там учатся дети. Возможно и существуют более широкие формы, но здесь нужны налоговые льготы и это в наших планах есть. Сейчас идет работа, кстати говоря, совместно с правительственными министерствами по созданию системы таких налоговых льгот, и если эта идеология о том, что нужно стимулировать инвестиции общества, стимулировать инвестиции бизнеса, стимулировать инвестиции физических лиц в образование будет поддержана, то это будет большим подспорьем нашему образованию и его развитию.

Ведущий:

У нас есть телефонный звонок.

Без титров:

У моей знакомой девятиклассник вчера на уроке физкультуры был учителем унижен, оскорблен, я просто не хочу цитировать то, что он говорил, не допустил до уроков, поставил двойку в четверти, приговорил его к экзамену по физкультуре, кстати, я не понимаю, что это значит. Через 2 недели экзамены. Что-то можно сделать в такой ситуации или наша школа, как она была при советской власти, уродовала детей, так и продолжает? К кому обратиться?

Александр Шишлов:

Конечно, можно. И не только можно, а нужно. Нельзя мириться с тем, как унижают детей. Если говорить конкретно об этом случае, то Вам нужно для начала обратиться к директору школы. Если Вы не найдете понимания, то тогда в органы управления образования. Можно и к своему депутату обратиться, если потребуется можно и в наш комитет для того, чтобы мы проконтролировали конкретно этот случай.

Ведущий:

Давайте сразу назовем телефоны думского Комитета по образованию.

Александр Шишлов:

292-88-17. Можно звонить по этому телефону. Здесь нужна система защита прав учеников. То, о чем мы говорили несколько минут назад, о том, что нам нужно развивать общественное управление в школе, то это один из способов, потому что если советы в школе будут иметь реальное влияние, в том числе и кадровые инструменты, в том числе и возможности применения междисциплинарной ответственности, смогут ставить вопрос об увольнении, я Вас уверяю тогда будет другая совсем обстановка.

Ведущий:

Но пока ни ученики, ни их родители, в принципе, никаким образом не могут сместить педагога, который, в общем-то, случайный человек. Пока этих механизмов нет.

Александр Шишлов:

Что касается педагогов, то, в определенном смысле, это особая профессия и педагогом не может быть человек, который унижает детей. Это просто квалификационное требование. Если это действительно так, то такой человек просто будет немедленно уволен. Это можно делать по действующему законодательству, тут нет вопросов. Вопрос на самом деле стоит шире. Нужно создавать такую систему, которая защищает и учеников, и преподавателей. Здесь можно говорить, что нам нужно вообще менять статус педагогов, потому что если взять в целом по России, в Москве немножко другая ситуация, то педагоги это очень бедные люди, у них очень небольшая зарплата и в наших планах не просто борьба за повышение зарплаты, а изменение самой системы заработной платы. Нужно отказываться от тарифной сетки, единой для всех бюджетников. Нужно создавать профессиональную систему оплаты труда для педагогов, которая учитывала бы и квалификацию, и опыт, и возраст, и образование, и разные другие критерии. Сейчас идет работа над этим и модель такой системы разрабатывается. Через год уже можно будет говорить о том, что она готова к внедрению и, возможно, с 2004 года она будет внедряться.

Ведущий:

Здесь еще есть такой вопрос - в школе не хватает учителей. Неважно плохих или хороших. Их в принципе не хватает, особенно это касается сельских школ. В деревню никто не хочет ехать работать. Пока законодательно имеют право на отсрочку мужчины, закончившие пединституты и которые идут работать по специальности в сельские школы. Справедливо ли это? Неужели и в городе работы им нет?

Александр Шишлов:

Во-первых, почему не хватает учителей, особенно по таким специальностям, где можно найти работу достаточно легко? Почему? Прежде всего, потому что недостаточная зарплата, недостаточный статус профессии педагога, и здесь надо менять ситуацию. Вы сказали, что сельские учителя имеют право на отсрочку от воинского призыва, так вот предоставление от воинского призыва - это один из способов государственного привлечения кадров в эту сферу, и я, например, считаю, что неправильно, что только сельские учителя имеют сейчас отсрочку от призыва. У нас в школах очень мало учителей мужчин. Кстати, в сельских школах их, как ни странно, больше.

Ведущий:

Благодаря этой отсрочке или просто так сложилось?

Александр Шишлов:

Эта отсрочка немного отбирает из армии, порядка 12-13 тысяч на всю страну. Для армии это, конечно, крохи. Но это механизм, это стимул для того, чтобы люди шли в школу. И еще, может быть, что не менее важно, это знак того, что государство считает образование действительно приоритетом, важной сферой жизни. Я предлагал распространить эту отсрочку и на учителей городских школ. В прошлом году я вносил в ГД такой законопроект, но он был отклонен, не хватило 40 голосов.

Ведущий:

Кто был против?

Александр Шишлов:

Тому, что он был отклонен мы обязаны фракции Единство и, отчасти, фракции КПРФ. Но сейчас мы сделали вторую попытку. Мы собрали авторский коллектив из представителей почти всех фракций ГД и сейчас этот закон находится в плане на весеннюю сессию. Сейчас, буквально в последние недели произошла странная история. В Комитете по обороне ГД разработан законопроект, который не то, что не поддерживает введение отсрочки для городских учителей, а предлагает снять отсрочку от призыва и для сельских учителей, снять отсрочку от призыва для пожарных, для милиции, для многих разных категорий. Они хотят использовать проходящий сейчас в ГД закон об альтернативной гражданской службе как, по сути дела, инструмент для введения трудовой армии. Логика рассуждений примерно такая, что каждый имеет долг перед государством и должен этот долг отдать. Государство уже пусть решает, где этот долг молодой человек будет отдавать. Кто-то будет отдавать его в армии, кто-то в школе учителем, кто-то токарем.

Ведущий:

Права выбора не будет?

Александр Шишлов:

Я уверен, что это не пройдет, но то, что эта инициатива всерьез обсуждается, по-моему, очень тревожный знак. Это совершенно не соответствует нашему времени. Мы живем в 21-м веке. Я не думаю, что кто-то будет хорошим учителем по принуждению. Это очень странная логика, то тем не менее такой проект обсуждается. Общество не должно позволить такого принять.

Другая идея, которая существует вокруг отсрочек, это то, что отсрочки для учителей должны вводиться не законом - четким, понятным, открытым, единым для всех законом, а путем установления квот. Скажем, президент издает указ, 15 тысяч учителей в год освобождается от призыва. Потом эта квота на 15 тысяч распределяется по регионам, по субъектам федерации, спускается в комитеты по управлению образованием и там решают - Иванов идет в школу, а Петров идет в армию. На мой взгляд, такой путь - это путь к тому, чтоб создать еще большее семейство очагов коррупции. Если уж государство заявляет, что образование - это приоритет и что учитель нужнее в школе, чем в армии, то это должно быть закреплено на уровне закона, поэтому мы свою борьбу за то, чтобы предоставлять отсрочку всем учителям от воинского призыва, мы ее не прекращаем, будем добиваться, чтобы такой закон был принят.

Ведущий:

Мне хотелось бы затронуть фундаментальную науку. Если в школьном образовании и в вузовском большую роль играют родители, которые вкладывают деньги в своих собственных детей, все-таки и школа и институт не умрут. Что же касается фундаментальной науки, НИИ и прочих учреждений, то складывается впечатление, что там совсем плохо.

Александр Шишлов:

Действительно плохо, но мне хочется думать, что есть надежда на будущее, потому что все больше людей во власти понимают, что без науки невозможно думать о том, чтоб Россия заняла достойное место в 21-м веке. Сравнительно недавно состоялось совместное заседание президиума Госсовета, Совета безопасности, Совета по науке при президенте на котором были приняты решения о том, как поэтапно увеличивать финансирование науки. Наверное, науку нам надо будет оставить на следующий разговор, но сейчас я могу сказать лишь о том, что моя позиция состоит в том, что нужно концентрировать финансовые ресурсы, которые есть на ключевых направлениях.

Ведущий: Какие направления ключевые?

Александр Шишлов:

Я сейчас имею в виду не только отрасли науки. Нам нужно концентрировать деньги на то, чтобы поддерживать молодых ученых, чтобы поддерживать вообще высококвалифицированный труд. Сейчас у нас начинается работа над бюджетом на следующий год и я хочу, чтобы в бюджет следующего года были заложены деньги для того, чтобы существенно увеличить надбавки за ученые степени кандидатам и докторам наук, потому что при всех недостатках системы аттестации кадров, все-таки, наличие ученой степени - это знак того, что человек чего-то добился и тот уровень зарплаты, который сегодня имеют кандидаты и доктора наук, совершенно недостаточен.

Мы должны поддержать тех, кто работает в науке, кстати говоря, не только в науке, но и в вузах. Очень много преподавателей, которые занимаются наукой и имеют ученые степени. Мы должны поддержать этих людей и мы должны показать им, что государство поворачивается лицом к науке, поворачивается лицом к образованию. Нам нужды видимые и понятные шаги. Я надеюсь, что одним из этих шагов будет увеличение надбавок за ученые степени.

Ведущий:

Александр Шишлов - председатель Думского комитета по образованию и науке был сегодня у нас в гостях. Мы, наверное, не успели за час обсудить и десятую часть той огромной проблемы, которая сейчас накопилась в образовании и науке, поэтому я смею надеяться еще на один Ваш визит к нам на радиостанцию. Я думаю, что всегда будет о чем поговорить.

Александр Шишлов:

Спасибо. Это действительно тема, которая необъятная и которая очень важна для нашего будущего, поэтому я всегда готов придти и продолжить этот разговор.

НОВОСТИ ОН-ЛАЙН, Персона-он-лайн, 22.05.2002

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

Александр Шишлов

Будут ли служить городские учителя Право на отсрочку от армии для мужчин-педагогов стало предметом спора в Госдуме РФ Наталья Савицкая, "Независимая газета", 14 мая 2002 года

Высшее образование: бесплатное или хорошее? Ведущий Лев Ройтман Радио "Свобода", 30 апреля 2002 года

Ответы Александра Шишлова на вопросы участников форума "Яблочный сад" Форум "Яблочный сад", 29 апреля 2002 года

Раздел "Политика в области образования"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика