[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]
Алексей Воробьев
Программа “Персонально Ваш” с Сергеем Митрохиным
"Эхо Москвы",   2 декабря 2003 года

Алексей Воробьев: 19:09 в столице. Еще раз добрый вечер, у микрофона по-прежнему Алексей Воробьев. Гость нашего сегодняшнего эфира Сергей Митрохин – депутат Госдумы третьего созыва, член партии "Яблоко". Добрый вечер.

Сергей Митрохин: Добрый вечер.

Алексей Воробьев: Сергей Митрохин сегодня "Персонально Ваш", поэтому свои вопросы присылайте на пейджер 961-22-22, для абонента "Эхо Москвы". Давайте, наверное, с информационного повода сегодняшнего дня. "Яблоко" обращается в прокуратуру и Центризбирком по поводу клеветы в СМИ, так начинаются заголовки сегодняшних новостей. В чем дело?

Сергей Митрохин: Я бы даже не назвал это особым информационным поводом. Это наша работа в течение последних нескольких месяцев. Мы почти каждый день подаем заявления в прокуратуру или иски в суд по поводу публикаций относительно партии, по поводу той клеветы, которая обрушилась на нас, начиная с августа этого года. И в чем нас только ни обвиняют, просто даже скучно перечислять.

Алексей Воробьев: С августа этого года или минувшего?

Сергей Митрохин: С этого. Были и раньше против нас выпады всевозможные, но массированный характер они приобрели в августе этого года. Мы знаем, кто финансирует эту кампанию.

Алексей Воробьев: Кто?

Сергей Митрохин: Эту кампанию финансирует Анатолий Чубайс. Я уже неоднократно об этом говорил. Выделены огромные средства, по нашим оценкам, около 5 миллионов долларов. Эти средства сегодня активно осваиваются наемниками.

Алексей Воробьев: Освоены, на ваш взгляд?

Сергей Митрохин: Осталось несколько дней до выборов. Я думаю, что еще не до конца освоены. Мы ожидаем, что будет какой-нибудь вброс еще сделан завтра либо послезавтра. Поэтому это дело привычное, я даже не вижу особого повода для разговора.

Алексей Воробьев: Давайте тогда предметно. Не так давно, на минувшей неделе Леонид Маевский, бывший теперь уже член партии КПРФ, утверждал, что члены вашей партии и ее руководители оказывали содействие и поддержку незаконным бандформированиям, чеченским террористам.

Сергей Митрохин: Вот мы уже вчера направили заявление в генеральную прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело по поводу клеветы. Вот пусть прокуратура разберется, в чем мы виноваты и чем занимается депутат Маевский, который давно уже выполняет роль провокатора, которого натравливают то на КПРФ, то на "Яблоко". Видимо, кому-то не нравятся сильные партии, с независимой позицией. Видимо, мы кому-то наступаем на мозоли, кому-то говорим о том, что они, например, возглавляют крупные монополии и обирают потребителей электроэнергии, и за счет этих денег, которые они получают незаконным путем, финансируют политические проекты, в том числе и кампании черного пиара.

Алексей Воробьев: Т.е. из этой же области утверждение того же Маевского, кстати говоря, называлась и ваша фамилия, будто бы некоторые участники бандформирований являются членами "Яблока", помощниками депутата Сергея Митрохина.

Сергей Митрохин: Это из той же серии. Мы уже подали иски по поводу нескольких газет, где это писалось. Очень оригинальный способ изложения. Там пишется так: не исключено, что депутат Митрохин продает свои удостоверения. Не исключено, что он пожирает младенцев, не знаю, в темной комнате. Не исключено, что он душит старушек в темных подъездах. Вот в таком стиле написаны публикации. Это обыкновенная "чернуха". И почему-то я еще удивляюсь, что в нашей стране остались люди, которые перед выборами верят тому, что пишут в газетах про другие партии.

Алексей Воробьев: Вы считаете, что и Маевский, и экс-яблочники, которые были в том числе и у нас в эфире на радиостанции, финансируются из средств СПС?

Сергей Митрохин: Нет, они, безусловно, финансируются, безусловно, это заказная кампания, потому что интервью, всевозможные статьи на эту тему тиражируются в основных электорально значимых регионах России с завидным постоянством. Конечно, за этим стоят очень большие деньги. Выдвигаются специальные подставные кандидаты в этих регионах, которые проплачивают из своих избирательных фондов агитацию против "Яблока". Все это, конечно, очень большие деньги, но мы понимаем, о чем идет речь, мы понимаем, что кому-то мешаем, для кого-то являемся сильными конкурентами и с нами пытаются расправиться вот такими, мягко говоря, не очень корректными методами.

Алексей Воробьев: Но вы будете действовать исключительно через суд.

Сергей Митрохин: Мы действуем через суд, и мы открыто говорим о том, с кем имеем дело. Кстати, заказчики этих кампаний давно уже признались, что они этим занимаются. Было признание Альфреда Коха о том, что на борьбу с "Яблоком" выделены человеческие и финансовые ресурсы. Недавно и Анатолий Чубайс признался, что в СПС существуют контрпропагандистские проекты против "Яблока". Поэтому они уже во всем давно признались все. Леонид Гозман тоже делал такие же признания.

Алексей Воробьев: В Москве 19:15, на "Эхе" новости.
-

Алексей Воробьев: Продолжаем беседу с Сергеем Митрохиным. Сергей, много вопросов приходит к вам. Понятно, что есть некое противостояние между "Яблоком" и СПС. Много было копей сломано относительно возможного объединения и СПС, и "Яблоко". Понятно, что это ни к чему не привело. Вот складывается все-таки такая конфликтная ситуация, вбросы информации уходят в народ и становятся там притчей во языцех. Вот вопрос от Анны: "Почему партия "Яблоко" ничего не говорила в защиту телеканала ТВС?" Давайте чуть дальше уйдем от этого. "Мочить СПС во всех сортирах – это, похоже, единственное, на что способно "Яблоко", ни к какой конструктивной работе оно не приспособлено. Алла".

Сергей Митрохин: Во-первых, "Яблоко" и не мочит никого ни в каких сортирах. СПС ведет планомерную и хорошо проплаченную атаку черного пиара против "Яблока". Почему когда мы об этом говорим, нас обвиняют в том, что мы кого-то мочим? А мы что, должны об этом молчать?

Алексей Воробьев: Не кажется ли вам, что опровержения, которые вы, я должен признать, с завидной регулярностью делаете в СМИ, опровержения той информации, которая появляется на информационном рынке, не доходят должным образом до умов.

Сергей Митрохин: На это и делается расчет. На то, что против нас будут брошены огромные деньги, огромные ресурсы, будет куча подставных людей лить на нас помои всевозможные, а мы, когда будем на все это отвечать, не достучимся до избирателей. На это и делается расчет теми, кто ведет против нас эту помойную атаку.

Алексей Воробьев: Ну неужели у вас нет какого-то аналитического центра, условно говоря, который бы смог противостоять подобным акциям?

Сергей Митрохин: Я думаю, что просто эти акции сами по себе не достигают цели, они, скорее всего, даже в каком-то смысле делают нам рекламу, по крайней мере, они повышают упоминаемость "Яблока" в информационном пространстве, а это уже очень много для выборов. А во-вторых, мы достаточно успешно доносим свою позицию, об этом свидетельствуют вопросы радиослушателей.

Алексей Воробьев: Евгений спрашивает: "Почему "Яблоко" так вяло ведет предвыборную кампанию? Выдвигает ли "Яблоко" своих кандидатов среди одномандатных округов в Москве?" Давайте сначала на первый вопрос. Вяло, вяло. Ни от одного Евгения приходят такие вопросы, что вялая предвыборная кампания.

Сергей Митрохин: Вы знаете, во-первых, даже по объективным рейтингам, по интенсивности кампании мы занимаем второе место после "Единой России", а "Единая Россия" – это партия административного ресурса. Поэтому за вычетом административного ресурса мы ведем самую активную кампанию. Поезжайте в любой крупный город России, вы увидите, что там "полевую" кампанию, т.е. кампания лицом к лицу с избирателями, ведет только "Яблоко". А то, что мы меньше появляемся в СМИ, чем некоторые партии, ну просто у нас нет достаточно денег. Вы знаете, сколько сейчас стоит одна минута на центральном телевидении политической рекламы? Это астрономические суммы, это просто астрономические суммы, я даже не хочу пугать радиослушателей называнием этих сумм.

Алексей Воробьев: Давайте уж будем пугать, что уж.

Сергей Митрохин: Очень много, это сотни тысяч долларов.

Алексей Воробьев: Сто тысяч, я слышал.

Сергей Митрохин: Сто тысяч и даже больше.

Алексей Воробьев: "От сознания собственного бессилия можно впасть с ярость, но не до такой степени. Это неприлично. А с неприличными людьми я не хочу иметь дела. Спасибо, Людмила".

Сергей Митрохин: Спасибо, я тоже.

Алексей Воробьев: "Господин Митрохин, два дня назад вы должны были придти на "Эхо" в 15:30. Не пришли, чтобы ответить на вопрос одного из депутатов, что вы чеченский террорист и в "Норд-Осте" были найдены удостоверения ваших помощников…".

Сергей Митрохин: Я повод счел не заслуживающим внимания, потому что открытая клевета, когда вот сразу на нее так отвечаешь, тем самым придаешь ей какую-то значимость. А там была еще и клевета с каким-то нацистским оттенком. Я не считаю себя вправе даже реагировать так быстро и так остро на подобные вещи. Это значит просто заниматься разжиганием национальной розни вместе с теми, кто распространяет эту клевету.

Алексей Воробьев: Давайте к московским выборам. "Скажите, кого из депутатов в мэры поддерживает партия "Яблоко". Фаина".

Сергей Митрохин: Партия "Яблоко" не поддерживает никого. Мы очень хорошо относимся к Юрию Михайловичу Лужкову, считаем его одним из наиболее достойных кандидатов на этих выборах. Но Лужков идет на третий срок, а для "Яблока" это неприемлемо. Мы в свое время активно выступали и голосовали в Думе против третьего срока. Поэтому по этой причине мы не можем поддержать Юрия Михайловича.

Алексей Воробьев: Понимаю. "Мне кажется, что причина неудач "Яблока" – личность Явлинского. Сам по себе Григорий Алексеевич умница и во многом прав, но внутри партии тем не менее пора что-то делать. Вам не кажется?" – спрашивает Александр Васильев.

Сергей Митрохин: Что вы называете неудачами "Яблока", я не знаю, о чем речь идет.

Алексей Воробьев: Это на взгляд Александра Васильева из Екатеринбурга.

Сергей Митрохин: Я не вижу у нас никаких неудач. Давайте дождемся выборов и будем говорить, удачи у нас или неудачи.

Алексей Воробьев: "К плохой агитации "Яблока" добавлено пассивное отношение ваших лидеров к антирекламе. Может, это ваш рекламный трюк. Не слишком ли рискованно? Надежда Сычева из Омска".

Сергей Митрохин: Ну не совсем пассивное…
Смотрите, Сергей, из регионов приходят эти вопросы.

Сергей Митрохин: Видимо, имеется в виду, что мы не занимаемся черным пиаром, не отвечаем тем же нашим конкурентам, которые прибегают к грязным методам. Мы этого делать никогда не будем. Но мы говорим об этом публично. Считаем, что этого достаточно.

Алексей Воробьев: Любопытное сообщение из Тюмени: "Делайте, что хотите, но чтоб "Яблоко" попало в Думу. Полжизни прожил при всяких придурках, – извините, – во власти и перспектива жить оставшиеся полжизни в таком государстве не радует".

Сергей Митрохин: Спасибо. "Яблоко" обязательно попадет в Думу с хорошим результатом.

Алексей Воробьев: По-моему, сейчас уже нельзя, по закону, оглашать какие-либо прогнозы, рейтинги.

Сергей Митрохин: Даже если нельзя, если мы вспомним те прогнозы, которые были опубликованы в последнее воскресенье, то это тоже элемент кампании черного пиара. Наш рейтинг намного выше, чем то, что нарисовал ФОМ. Эти рейтинги являются проплаченными теми же самыми конкурентами нашими.

Алексей Воробьев: Ждем развития событий. Борис спрашивает: "PR-агентство, занимавшееся предвыборной кампанией "Яблока", несколько месяцев назад подверглось обыскам в связи с делом группы компаний, входящих в структуру "ЮКОСа". Удалось ли им возобновить работу над проведением вашей предвыборной кампании?"

Сергей Митрохин: Во-первых, им удалось возобновить работу. Во-вторых, мы работали с другими фирмами, и на них сейчас перенесена основная тяжесть в этой работе.

Алексей Воробьев: Бедное "Яблоко", все вас обижают.

Сергей Митрохин: Да никто нас не обижает, что вы, боже упаси.

Алексей Воробьев: "Наша семья всегда голосовала за "Яблоко", большое вам спасибо. Лариса Александровна". Случайным образом выбранное сообщение.

Сергей Митрохин: Спасибо большое, Лариса Александровна.

Алексей Воробьев: Достаточно много таких, надо сказать, Сергей. Давайте все-таки вернемся к тем вопросам, которые приходили к нам по Интернету, достаточно много их. Вот, кстати говоря, сегодня вечером будет Владимир Лукин у нас же в эфире, будем подводить итоги работы Думы третьего созыва. Вот вопрос, наверное, к этой части: "Уважаемый Сергей, понимаете ли вы и ваша партия, что переработка ядерных отходов – это производство новых боеголовок и повышение обороноспособности страны? Спасибо".

Сергей Митрохин: Извините, вы просто не в курсе дела. Из переработанного ОЯТ никто в мире не делает ядерные боеголовки. В лучшем случае их можно использовать в атомных электростанциях, но качество тех сборок, которые производятся из переработанного ОЯТ, оно намного хуже, эти сборки намного токсичнее, чем сборки из свежего урана. Именно поэтому мы и считаем, что заниматься переработкой просто нерентабельно. Очень мало стран сегодня занимаются переработкой. Это Франция и Великобритания, только две страны. И даже там уже признано, что это производство нерентабельно. США этим не занимаются и заниматься не собираются. Это может быть рентабельно, исходя из перспективы создания реакторов на быстрых нейтронах, но наши атомщики еще 20-30 лет назад обещали, что они через 2-3 года создадут эффективный реактор на быстрых нейтронах. Те реакторы, которые существуют сегодня, в частности на Белоярской АЭС, они просто некачественные, они только пожирают деньги и всё, они существуют в основном в экспериментальном режиме. К сожалению, новое поколение этих реакторов еще не создано. А раз оно не создано, то перерабатывать ОЯТ – это крайне дорогостоящее занятие, притом совершенно бессмысленное. Это способ просто выкачивать деньги из бюджета для атомного ведомства, и больше ничего. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы в России был организован не замкнутый цикл, т.е. отходы должны не перерабатываться, отработавшее ядерное топлива должно не перерабатываться, оно должно захораниваться, при этом это должно быть только отечественное топливо. Это самый безопасный способ, по которому сегодня работает вся Европа, все атомные страны Европы. Т.е. должно производиться захоронение навечно, и вопрос должен этот закрываться.

Алексей Воробьев: Сергей, перед рекламой у вас минута еще. Как фракция "Яблоко" голосовала за принятие в Думе закона о таможенных пошлинах на автомобили и тарифах на автогражданскую ответственность?

Сергей Митрохин: Фракция "Яблоко" голосовала против. Да, было 2 или 3 депутата, которые проголосовали за, но так очень часто бывает с голосованием. Позиция "Яблока" была против. Почему? Потому что этот закон, как и многие другие, которые принимает Дума, передавал полномочия по установлению тарифов правительству. "Яблоко" в мае вышло с вотумом недоверия правительству. Мы правительству не доверяем ни в чем, этому, сегодняшнему, которое возглавляет Касьянов. Потому что это правительство в свое время ввело и пошлины на подержанные иномарки, именно это правительство инициировало ряд законов, защищающих интересы крупных монополий против интересов потребителей жилищно-коммунальных услуг, услуг электроэнергетики и так далее. Поэтому мы не могли поддерживать этот закон изначально. А сейчас мы считаем, что, действительно, ситуация очень сложная. Мы считаем, что закон надо отменить и вернуться к принципу добровольности. Т.е. те автовладельцы, которые уже заплатили эти тарифы, они должны выбрать: получить деньги обратно или оставить их у тех компаний, которым они заплатили, страховым.

Алексей Воробьев: Это дело уже, наверное, Думы четвертого созыва.

Сергей Митрохин: Да, это уже следующая Дума будет решать.

Алексей Воробьев: 19:28, мы уходим на короткую паузу, затем новости, еще реклама, затем Сергей Митрохин вновь "Персонально Ваш".
-

Алексей Воробьев: Сергей Митрохин вновь "Персонально Ваш". Галина Борисовна обвиняет меня в возмутительной тенденциозности, а именно в том, что я не задаю ее первой вопросы. Галина Борисовна, сообщения на пейджер поступают сотнями, если не тысячами в течение одного эфира, поэтому сориентироваться сразу достаточно сложно. Наконец я на паузе откопал ваш вопрос. Сергей, вопрос к вам: "Почему вы не подаете в суд непосредственно на Чубайса? В интервью в "Известиях" Чубайс говорил о том, что некий деятель демократического движения заключил тайный союз с коммунистами и Рогозиным, якобы для борьбы с фашизмом".

Сергей Митрохин: Во-первых, некий деятель – это непонятно кто. На самом деле, Анатолий Чубайс обвинял меня в черном пиаре, но он считает черным пиаром это мои публичные выступления. Таковые черным пиаром, конечно, не являются. Черный пиар – это когда человек прячется из-за угла и наносит удары из-за угла, исподтишка или скрывается под какими-то чужими фамилиями, псевдонимами. А почему я не подаю на Чубайса? Ну во-первых, я жду, когда его окружение подаст на меня в суд, оно обещало это. Во-вторых, я считаю, что на политического оппонента нельзя подавать в суд, его надо побеждать политическими методами.

Алексей Воробьев: "Где же молодая яркая смена яблочников? Глядя на унылые сытые лица вокруг вождя, не будем голосовать за вас. Евгения".

Сергей Митрохин: У нас довольно активная молодая смена. Вот сейчас, кстати, наша молодежь, яблочная, поехала в Иваново, поехала в те поселки, которые показало НТВ, там, действительно, тяжелейшая ситуация с отоплением, с теплоснабжением, с водоснабжением. Вот они приехали в эти поселки, уже их усилиями удалось добиться, чтобы там дали воду. Они разобрались в ситуации. Я думаю, что скоро там ситуация наладится, именно усилиями молодых яблочников. Так что вы почти каждый день сейчас по телевизору можете видеть акции молодежного "Яблока", там собираются сотни молодых людей, студентов. Так что у нас очень мощная молодая смена, и мы на нее надеемся и рассчитываем.

Алексей Воробьев: По Москве это заметно, во всяком случае, как расхаживают молодые люди.

Сергей Митрохин: И не только по Москве.

Алексей Воробьев: Я только в Москве последний месяц безвылазно сижу в связи с предвыборной кампанией. "Подтвердите или опровергните жизнь сыновей Явлинского в Англии, большая статья в газете "Жизнь". Тамара".

Сергей Митрохин: Один из сыновей Григория Алексеевича учится в Англии по специальности, которой, к сожалению, в России нет ни в одном вузе, он намерен вернуться в Россию сразу, как только эту специальность получит. Второй сын тоже живет там временно. Он взял кредит, он продал московскую квартиру, для того, чтобы взять кредит, купил там жилье в кредит. Все это стоит не очень дорого в Англии. Но от тоже связывает свои планы с Россией, собирается вернуться в Россию. Ну а то, что наши оппоненты раздули из этого очередную черную пиаровскую акцию, используя желтую прессу и пытаясь изобразить из этого какой-то антипатриотизм Явлинского, это пусть останется на их совести.

Алексей Воробьев: Почему вы не критикуете "Единую Россию"? Боитесь, наверное, Сергей?

Сергей Митрохин: Мы критикуем. Просто где ж ее критиковать, если она даже в дебатах не участвует. Я вот в своем округе 192-м, где я выдвигаюсь кандидатом, когда прихожу на дебаты вместе с г-ном Широковым, который является моим соперником, я открыто с ним полемизирую, я говорю о том, как голосовала "Единая Россия" по тем законам, которые они сейчас поднимают на щит в качестве своего выдающегося достижения. Вот я, например, постоянно говорю о том, что "Единая Россия" проголосовала за закон о скорейшем переходе к 100-процентной оплате коммунальных услуг, а теперь везде ее представители говорят, что они как раз проголосовали против этого. Они, например, говорят, что остановили реформы электроэнергетики по Чубайсу. Ну вот я спрашиваю: почему ж тогда Чубайс так радуется, что эти законы про эту реформу были приняты Госдумой, именно за них проголосовала "Единая Россия". И так на каждом шагу. Вообще эта партия избрала очень странную тактику, т.е. делать одно, а говорить полностью противоположное.

Алексей Воробьев: Вот смотрите, Сергей Рогов из Пятигорска, так получается, что обобщает этот вопрос: "Почему в России существует информационный "железный занавес"? Про мнение партий мы узнаем "со слов, по слухам" от корреспондентов "Эхо Москвы", – спасибо, – а чаще догадываемся сами?"

Сергей Митрохин: Да, в России есть проблема со свободой СМИ.

Алексей Воробьев: Почему?

Сергей Митрохин: В России фактически действует цензура на центральных телеканалах. Это элемент управляемой демократии. Крупные каналы, которые могут воздействовать на сотни тысяч и миллионы людей, они находятся под контролем власти. Потому что власть боится общественного мнения.

Алексей Воробьев: "Я вышел из "Яблока", потому что там отсутствует внутридемократическая основа. Виктор". "Вы хотите свою секту, – извините, не мои слова, – распространить на всю Россию?"

Сергей Митрохин: У нас абсолютно прозрачные демократические процедуры в "Яблоке". Иначе бы при такой подозрительности властей к нам мы давно бы подпали под закон о партии, были бы распущены. Мы проводим регулярно съезды, в соответствии с законом, на съезде избирают делегатов первичная организация, региональная организация, местная. Все это проходит сугубо демократическим путем. Ну а то, что есть авторитетные члены партии, лидеры партии, которых избирают чаще, чем остальных, так такое происходит в любой, абсолютно в любой партии.

Алексей Воробьев: Забавный вопрос: "Ведущему. Почему вы задаете заведомо неприятные вопросы, а хорошие умалчиваете?" И подпись – Иваненко.

Сергей Митрохин: А мне приятны эти вопросы. Я готов на них отвечать.

Алексей Воробьев: Еще один вопрос. Давайте все-таки вновь о взаимодействии с СПС. Готовы вы ли выдвинуть единого кандидата в перспективе, когда-нибудь, на следующих выборах?

Сергей Митрохин: Действительно, вопрос очень серьезный, давайте поговорим по существу. Вот нас постоянно обвиняют в том, что мы не хотим объединяться с СПС, дескать, они нас призывают, а мы не хотим.

Алексей Воробьев: Именно так все выглядит.

Сергей Митрохин: Именно так все выглядит. Я объясняю, как есть на самом деле. На самом деле самая лучшая форма взаимодействия "Яблока" и СПС – это сотрудничество двух самостоятельных партий. И такое сотрудничество у нас уже было налажено в последние два года. У нас был создан координационный совет по законодательной работе, у нас был создан объединенный политсовет по координации политических инициатив. Мы даже договорились о разведении кандидатов в округах. Вот после этого пришел Анатолий Чубайс и все это фактически поставил на грань срыва, все это взаимодействие. Почему? Потому что он сказал, он как бы сделал вид, что это ничего не значит, вот это взаимодействие, и предложил – давайте сольемся в единую организацию, вот это будет самое лучшее.

Алексей Воробьев: После этого последовали заявления о том, что вы разные партии…

Сергей Митрохин: На самом деле, он сыграл провокационную роль, потому что он поставил уже налаженное взаимодействие на грань срыва. И это очень опасно, это очень неправильно. Потому что если мы сейчас начнем процесс слияния в одну партию, то ничего хорошего из этого не получится. Во-первых, значительная часть избирателей "Яблока", примерно больше половины, которая, мягко говоря, негативно относится к Анатолию Борисовичу, она просто не поддержит эту объединенную партию. И в результате эта партия, которая возникнет в результате слияния, получит гораздо меньше голосов демократических избирателей, чем сегодня по отдельности получают две партии. Так зачем же делать вот такие провокационные заявления, которые приведут к ослаблению демократических сил. Объединенная партия "Яблока" и СПС – это партия, которая потеряет огромное количество голосов. Мы же предлагаем нормальный путь, который принят во всем цивилизованном мире. Две партии, у которых есть какие-то общие позиции, но есть и очень сильные различия, они не сливаются друг с другом в экстазе, они налаживают такие формы взаимодействия, которые позволяют им продвигать те позиции, которые они разделяют. Это и есть наиболее конструктивный путь. И мы желаем успеха СПС на выборах, мы хотим, чтобы они прошли в Думу, и мы надеемся на сотрудничество с ними, если нам не будут мешать. А вот такие заявления, которые иногда делают лидеры СПС, о том, что давайте быстрее-быстрее объединимся, это вот вообще счастье будет у всех, они играют провокационную роль. Это, действительно, заведомо провокационные заявления. На что делается расчет? Сегодня в электорате "Яблока", среди избирателей "Яблока" Анатолий Чубайс крайне непопулярен. Значит малейший намек на то, что "Яблоко" объединиться с СПС, приведет к тому, что от нас отойдет часть избирателей. Что же касается Григория Явлинского, то он не является столь же непопулярным в электорате СПС. И поэтому заявления об объединении с ним не приведут к оттоку избирателей от СПС. Именно поэтому был расчет на что? Что мы сделаем какое-то движение навстречу, от нас уйдет часть электората, и мы не преодолеем 5-процентный барьер, а СПС преодолеет. Вот с этой целью и было сделано заявление Анатолия Чубайса.

Алексей Воробьев: Но как я понял, вы тоже сделали тактический шаг.

Сергей Митрохин: Мы в данном случае не были инициаторами всей этой неприличной истории.

Алексей Воробьев: Понимаю. Увы, время истекло. Сергей Митрохин был "Персонально Вашим" сегодня в течение 45 минут, чуть меньше. Спасибо большое. Удачи.

Сергей Митрохин: Спасибо. Всего доброго.

"Эхо Москвы", 2 декабря 2003 года

обсудить статью на тематическом форуме

Cм. также:

"Эхо Москвы"

Сергей Митрохин

"ЯБЛОКО" обращается в прокуратуру и в ЦИК по поводу клеветы в СМИ - пресс-релиз 1 декабря 2003 г.

Раздел "Выборы"

Раздел "Опрвержения, черный PR"

Раздел "Отношения с другими партиями и политиками"

info@yabloko.ru

[Начальная страница] [Карта сервера/Поиск] [Новости] [Форумы] [Книга гостей] [Публикации] [Пресс-служба] [Персоналии] [Актуальные темы]

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика