Андрей Бузин
История фальсификации
Дело Дронсейко
   

Л.Н. Дронсейко была инициатором судебного дела по фальсификации на выборах в Дмитровском районе (см. раздел «Дмитровский», с. 67). Сразу же после того, как суд отказался удовлетворить заявление об отмене результатов выборов, территориальная избирательная комиссия подала в суд заявление о выводе Дронсейко из своего состава. Серьезные трудности возникли и на службе, поскольку Лариса Николаевна является, на свою голову, еще и муниципальным служащим.

Судебное разбирательство показало, что лишение Дронсейко полномочий члена комиссии – акт мести чиновничьей корпорации гражданину, желающему работать по закону, а не по внутренним понятиям этой корпорации.

Московская городская избирательная комиссия назначила Л.Н. Дронсейко членом ТИК с правом решающего голоса 2 октября 2003 года; 16 октября Дронсейко была избрана секретарем комиссии. В тот момент комиссия учла компетентность и навыки Дронсейко, которая, будучи сотрудником муниципалитета, имела опыт работы с документами.

Однако на выборах депутатов Государственной Думы и мэра Москвы, проходивших 7 декабря 2003 года, произошел первый инцидент: Дронсейко воспротивилась незаконному внесению исправлений в протоколы участковых комиссий. По указанию председателя ТИК В.М. Рубченкова (а он одновременно является одним из руководителей управы) председатели многих участковых комиссий грубо нарушили закон: они исправляли и переписывали протоколы участковых комиссий без согласования с другими членами УИК непосредственно в помещении ТИК. Дронсейко подала особое мнение по этому поводу, которое не было принято во внимание окружной и городской избирательной комиссиями (заметим, что секретарем окружной комиссии был в то время некто Б.А. Скоробогатов, который в дальнейшем стал членом ТИК Дмитровского района от партии «Единая Россия» и представителем ТИК в суде).

После этого инцидента ТИК попыталась «уволить» Дронсейко, направив в орган, который выдвинул ее в состав ТИК, требование отозвать Дронсейко. Основание, указанное в решении: Дронсейко «не подписывала протокол ТИК». Такое требование свидетельствовало о полной некомпетентности ТИК, поскольку, во-первых, отозвать члена избирательной комиссии с правом решающего голоса невозможно, а во-вторых, закон не обязывает члена комиссии подписывать сфальсифицированный протокол. Поэтому Рубченкову пришлось искать другие способы избавления от Дронсейко.

5 февраля Дронсейко была лишена полномочий секретаря комиссии, поскольку у Рубченкова вдруг возникли претензии к оформлению протоколов заседаний комиссии. Однако перед этим, 15 января, Дронсейко была назначена председателем Контрольно-ревизионной службы ТИК.

14 марта состоялись выборы в муниципальное собрание Дмитровского района. Дронсейко пыталась пресечь тотальные фальсификации, которые нагло осуществляло руководство комиссии, а затем пыталась оспорить эти фальсификации в суде (см. раздел «Дмитровский», с. 67). Это, естественно, не прибавило любви руководства управы и префектуры к Дронсейко. И как только суд «прикрыл» дело о фальсификациях (решение было принято 4 августа 2004 года), началась травля Дронсейко на всех фронтах: взыскания на работе, проверки со стороны вышестоящих органов, подача заявления в суд о лишении Дронсейко полномочий члена ТИК.

Заседание ТИК, на котором было принято решение о подаче заявления в суд, проводилось в отсутствие Дронсейко и еще двух членов комиссии, которые просто не были приглашены на это заседание. Более того, в повестке дня заседания вопрос о подаче заявления в суд даже не стоял. Зато на заседании комиссии присутствовал «партийный вдохновитель» – член ТИК с совещательным голосом от «Единой России», он же – основной представитель ТИК в суде Б.А. Скоробогатов и незаконно избранный депутат Л.Н. Баранова (председатель незаконного муниципального собрания).

Судебный процесс по делу Дронсейко длился несколько месяцев, состоялось около десятка заседаний. Судья Тимирязевского суда С.В. Севостьянова имитировала тщательное рассмотрение дела. Не исключено, впрочем, что она надеялась, что на этот раз ей не придется принимать неправедное решение, поскольку будет достигнута какая-нибудь договоренность между сторонами. Ведь главной задачей было припугнуть Дронсейко.

Заявители предъявили Дронсейко претензии в том, что она: а) ненадлежащим образом исполняла обязанности секретаря ТИК, б) ненадлежащим образом исполняла обязанности руководителя КРС и в) систематически отсутствовала на заседаниях комиссии.

В качестве заинтересованного лица в процесс была привлечена Московская городская избирательная комиссия, которая активно выступила на стороне заявителей. [37]

Подоплека этого дела была очевидной любому непредвзятому наблюдателю. Также совершенно очевидно, что дело было следствием решения суда по делу о фальсификациях, которое вынесла все та же судья Севостьянова. Каждое заседание суда начиналось с отвода судье, который благополучно отклонялся.

Особенно надуманными выглядели обвинения, что Дронсейко якобы систематически не посещала заседания. В суде выяснилось, что большая часть заседаний, которые не посетила Дронсейко, приходится на лето 2004 года, когда территориальная комиссия вряд ли собиралась более трех-четырех раз. Протоколы этих (21) якобы состоявшихся летом заседаний в суд представлены не были, да если бы и были, то вряд ли могли послужить убедительным доказательством, поскольку руководство комиссии могло самостоятельно изготовить сколько угодно таких протоколов. Зато свидетели – члены комиссии заявляли, что летом заседаний практически не было. Что же касается других единичных заседаний, на которых Дронсейко отсутствовала, то большинство из них она пропустила по болезни, о чем и были представлены свидетельства в виде листов нетрудоспособности. «Но, – возразили Дронсейко представители ТИК и МГИК, – вы же не лежали в больнице». Суд даже запросил лечебные учреждения о том, посещала ли Дронсейко врача или процедуры в периоды, когда у нее был больничный. На тот статистический факт, что до своей болезни Дронсейко посещала заседания чаще, чем подавляющее большинство других членов комиссии (в том числе и председатель), суд не обратил внимания.

Суд вынес решение о выводе Дронсейко из комиссии [38]. Теперь рубченковы и их начальники из префектуры еще с большей наглостью могут фальсифицировать выборы.

37 19 февраля 2004 года МГИК рассматривала вопрос о работе ТИК Дмитровского района.

Присутствовали зам. префекта САО Ашмарин А.С., глава Дмитровской управы Богомолов Л.Л., председатель ТИК Рубченков В.М. Из представленной в суд выписки из протокола этого заседания МГИК говорилось, что член МГИК с правом решающего голоса Чубаров О.А. якобы предложил вывести Дронсейко из состава ТИК. Однако, приглашенный на заседание суда в качестве свидетеля Чубаров заявил, что он сказать такого не мог, хотя бы потому, что будучи юристом, знакомым с избирательным законодательством, он знает, что МГИК не имеет права выводить члена избирательной комиссии из ее состава. Зная стиль МГИК, могу засвительствовать, что очень маловероятно, чтобы при обсуждении данного вопроса фамилия Дронсейко могла войти в протокол.

Отсюда возникает серьезное подозрение, что протокол МГИК был «подкорректирован» для суда.

38 Решение Тимирязевского суда вынесено 18 февраля 2005 года. Однако уже около трех месяцев судья Севостьянова никак не может сформулировать это неправосудное решение в окончательном виде, поэтому оно пока не вступило в силу.

Сайт РДП "ЯБЛОКО"
Персональный сайт Г.А.Явлинского
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика