11 октября 2014
RFI

Софья Русова: Краснодар – это концентрация всех негативных проявлений нашей политической системы

Сегодня в гостях студии RFI Софья Русова, советник председателя партии «Яблоко», а также член «Экологической вахты по Северному Кавказу». Вы приехали во Францию поговорить о довольно плачевной экологической ситуации, которая сейчас сложилась на Северном Кавказе, в частности, в Сочи. Дело в том, что во Франции проблеме экологии в Сочи уделялось большое внимание до Олимпиады-2014, а сейчас этот интерес уже стих.

RFI: Что сейчас происходит и в Сочи, и в Краснодарском крае, которым вы сейчас непосредственно занимаетесь? Почему там сейчас сложилась такая «территория без права»?

Софья Русова: Я считаю, что очень важно, чтобы между «зелеными» движениями - российскими и международными - была какая-то солидарность. Вот, как раз во Францию я приехала искать этой солидарности, для того, чтобы встретиться с рядом чиновников и депутатов, которые занимаются экологическими проблемами, и которым небезразлична ситуация, которая сейчас складывается в России. Тем более, что у нас находится огромное количество заповедников, а также и заповедник «Западный Кавказ», который считается объектом природного наследия и находится под эгидой ЮНЕСКО. В общем, все это представляет интерес не только для самой России.

Но, к сожалению, в нашей сегодняшней, современной ситуации складывается следующая картина: если ты активно и открыто защищаешь природу, то ты можешь стать политическим заключенным. К сожалению, мой товарищ, Евгений Витишко, до сих пор находится в колонии поселения Тамбовской области, и есть вероятность, что он будет переведен на общий режим. Я просто напомню слушателям, что Евгений Витишко активно занимался защитой экологии, жил в Туапсинском районе, боролся против строительства терминала, который загрязнял окружающую среду Туапсинского района, и, собственно, один из немногих экологов в России, который говорил о вреде Олимпиады для всего края. И принимал участие в написании доклада о ситуации, которая складывается с природой и заповедниками края.

И вот, в декабре Евгений Витишко оказался в тюрьме, в колонии поселения. И 24 сентября я ездила в Краснодар и присутствовала на заседании суда. Была надежда, что все-таки мера пресечения будет изменена. Это была коллегия судей в Краснодарском крае – несколько судей сидели – и по просьбе прокурора и адвоката Евгения Витишко пытались пересмотреть наказание для Евгения Витишко. Но судьи Краснодарского края, президиум судей вынес решение о том, что Евгений Витишко должен сидеть в тюрьме, остаться в местах заключения. Это очень больно - видеть своих товарищей, с которыми ты стоял плечом к плечу и защищал заповедники. Поскольку природа – это, может быть, то немногое, что невозможно уже восстановить никогда. У нас есть информация о том, какие последствия сейчас в Сочи после Олимпиады.

Но, кроме Евгения Витишко, есть ряд еще людей – это и Наталья Клиновская (опять же в Сочи). Почему я говорю о Сочи? Поскольку это город такой, на котором были достаточно выпукло видны все проблемы и самого края, и коррупции, и беззакония, и поведение полиции абсолютно беспардонное, и отношение властей к населению и непосредственно к экологам и гражданским активистам. И сейчас Сочи находятся также под угрозой, поскольку планы нашего правительства, и планы, например, компании «Газпром» их аппетиты не стали меньше – им мало дворцов, им мало замков, им мало строительства в заповедных зонах, в заповедниках. Теперь они хотят строить еще все новые и новые горнолыжные курорты для себя. Ну, а также получать все новые земельные участки под какие-то свои интересы, коммерческие в том числе.

Собственно, Евгений Витишко был осужден за то, что проник на территорию дачи губернатора Ткачева и якобы написал на его заборе слова «Саня – вор». Поскольку, действительно, губернатор Ткачев просто украл эту землю – он не имел права строить там ничего и, тем более, строить в заповедной зоне. И вот, Евгений Витишко сейчас сидит в тюрьме, а губернатор Ткачев и дальше занимается политической деятельностью и сидит в своем кресле губернатора, замечу, уже более 14 лет.

Витишко – это знаковая фигура. Но пострадал в ходе всевозможных акций «Экологической вахты по Северному Кавказу» не только он, а и те, кто его пытался защитить. Расскажите о случаях одиночных пикетов и о давлении на ваших коллег в ходе их деятельности по защите эколога Витишко.

«Экологическая вахта по Северному Кавказу» - это организация, которая с 90-х годов занимается защитой природы и занимается исключительно только этой проблематикой. Нет никакой ни коммерческой деятельности – ничего. Это чисто некоммерческая организация, в которую входит большое количество членов по всему Северному Кавказу и на территории всего Краснодарского края. Это и Анапа, и Сочи, и сам Краснодар, и Ставропольский край. И просто не всегда получается донести информацию до общественности, поскольку, безусловно, все СМИ в Краснодарском крае находятся под жестким прессом со стороны губернатора Ткачева, и все это контролируется. Очень сложно бывает рассказать об этих случаях.

Вот сейчас у нас студентку, члена «Экологической вахты по Северному Кавказу» Татьяну Борисову осудили по статье 19.3 – это «проведение одиночного пикета», незаконное (якобы) проведение публичного мероприятия. И Краснодарский суд вынес решение дать ей десять суток ареста. Девочка молодая, никому никогда не причиняла никакого вреда, и она выходила на пикет в поддержку Витишко одиночный.

Одиночные пикеты, в принципе, не запрещены в России.

Конечно, сейчас одиночный пикет – пока что – в рамках законодательства разрешен, если ты, действительно, находишься один, а также на плакате нет экстремистских лозунгов. Безусловно, лозунг у нас один – «Свободу Евгению Витишко», с которым и я лично выходила к генеральной прокуратуре Москвы, и в Краснодаре тоже проводили неоднократно.

Софья Русова в одиночном пикете в Москве в защиту Евгения Витишко Sofia Roussova/DR

Для чего мы это делаем? Для того, что не все – даже население Краснодарского края – знают, что происходит. Ведь у нас – как? Начинаешь обращать внимание, когда с тобой или с кругом твоих знакомых что-то случается. А есть люди, которые не занимаются политической деятельностью, не проявляют какой-то активности и, в принципе, живут вполне достойно (все-таки Краснодарский край – это житница с советских времен, это зерновые культуры, он очень богатый – и природа края, и сам край достаточно богат).

Признаю, что там жить в экономическом плане намного лучше, чем на севере или чем в Удмуртии и многих-многих других регионах России. Но при этом – «шаг влево, шаг вправо»: если ты начинаешь участвовать в выборах, начинаешь выступать на публичных слушаниях против застройки какого-то сквера в том же Краснодаре, то тебя сразу берут «под колпак». Это тоже отдельная история – именно силовые структуры Краснодарского края. Такого жестокого отношения к активистам… еще несколько лет назад на акции был сломан палец эколога Сурена Газаряна сотрудниками полиции Краснодара, никто никак не отреагировал на жалобы. А наблюдателей от партии «Яблоко» и членов «Эковахты» на выборах мэра Анапы избивали на избирательных участках. Были поданы заявления – на это тоже никакой реакции. И очень активно работает «Центр Э» – по борьбе с экстремизмом, который выявляет активных граждан на территории Краснодарского края, и на каждого заводится определенная папка, личное дело – в каких акциях участвовал, куда ездил, с какими лозунгами выступал, какой позиции придерживается.

Каким образом экологическая деятельность может быть связана с экстремизмом?

Вы знаете, есть такой чиновник, Василий Симонович, в администрации Краснодарского края, который, когда мы куда-то приезжаем в разные города Краснодарского края, ездит за нами на машине в сопровождении своих помощников. Видимо, считает, что обсуждение экологических проблем – это и есть уже экстремизм.

У нас обвиняли в экстремизме Наталью Калиновскую, которая в Сочи занимается защитой пляжей в Имеретинской низменности. Кстати, не так давно, буквально несколько недель назад, опять же беспардонно и без спросу к ней вломились сотрудники полиции, устраивали у нее обыски, абсолютно это не мотивируя ничем. Поэтому, что тут можно?.. В моем понимании, любые публичные действия, которые расходятся с мнением администрации края, и теперь уже получается – и нашего правительства – это все считается экстремизмом.

У нас есть активист в Сочи – Ольга Носковец, она, например, давно занимается проблемой бездомных собак, которых, действительно, убивали, особенно это возросло, возрос градус жестокости и насилия в отношении животных во время подготовки Олимпиады, поскольку проще убить, чем стерилизовать, проще лишить жизни животное, чем найти приют, заняться этой проблемой. Ее тоже почему-то, например, могут остановить сотрудники полиции, попросить документы, порыться в ее личных вещах, к ней тоже приходят периодически сотрудники полиции сочинской домой. Все это, безусловно, кажется абсурдным для тех, кто с этим не сталкивается.

Но, к сожалению, современная политическая реалия в России такова (Краснодар – это просто концентрация всех этих негативных проявлений нашей политической системы), что ты можешь получить уголовный срок, тебе могут подбросить наркотики, тебя могут обвинить в том, чего ты никогда не делал, просто за то, что ты публично заявил об этом и ты борешься с этим.

То есть, местные власти, власти Краснодарского края, пытаются на экологов всячески давить. А если поговорить о самой экологии - что сейчас происходит с экологией на Северном Кавказе?

Из последних случаев, безусловно – это вопиющий, но, к сожалению, ситуация такова, что чиновники никак не отреагировали, это исчезновение вообще видов растений с лица земли, которые растут и произрастали миллионы лет на территории Северного Кавказа, в том числе, на территории заповедников. Вот, просто один из примеров: все мы знаем, и на улицах Парижа очень много красивых самшитовых деревьев, кустарников. Самшит – это вечнозеленое дерево, которое может долго жить – десятками и сотнями лет. И оно очень красиво, декоративно. В Сочи в 2012 году была закуплена очень крупная партия самшитовых саженцев в Италии. Поскольку это, видимо, было выгодно кому-то из чиновников…

Считается, что родина самшита – Кавказ…

Да, это Кавказ, Абхазия, Новороссийск – такой ареал. Ну, решили закупить чиновники сочинские – «Олимпстрой» занимался, та корпорация, которая была создана для решения всех этих вопросов. «Олимпстрой» закупил саженцы в Италии. А вместе с этими саженцами была привезена такая бабочка-огневка. Она питается исключительно самшитом и пожирает самшит в течение двух дней, полностью объедает все его листья. Я говорю сейчас о больших деревьях, не о кустарниках, которые – несколько метров.

В 2012 году «Экологическая вахта по Северному Кавказу» узнала об этом, написала массу запросов, обращений и в Росприроднадзор, и в местные органы сочинской администрации власти о том, что есть такая угроза, и бабочка будет размножаться - и в Сочи, и вообще на территории Северного Кавказа благоприятные условия для ее размножения. Там же тепло и т. д.

И на сегодняшний день, к сожалению, это даже признали сами сотрудники заповедника, это официальная информация, что 90 % колхидского самшита уничтожено этим вредителем. Возможно, людям, кто достаточно равнодушен к деревьям, сложно принять эту проблему близко к сердцу, но просто представьте, что этот лес рос миллионы лет. И просто по нерасторопности чиновников, их равнодушию – они отказывались реагировать, принимать какие-то меры – за два года (в этом году уже в сентябре официально объявлено) 90 % самшита уничтожено.

Вопрос теперь, как сохранить то, что есть. Но мы уже пытаемся практически месяц добиться какого-то ответа от чиновников, кто занимается экологией, и от краснодарских чиновников, но пока тишина. Также огромная проблема остается с доступностью береговой линии для отдыхающих и самих местных жителей. Поскольку у нас по закону – 50 метров ты имеешь право спокойно, беспрепятственно на любых пляжах бесплатно отдыхать, кемпинги разбивать. Застройка очень близкая, непосредственно те, кто это застраивает, в основном это чиновники различного уровня – и российские, и Краснодарского края.

Вы имеете в виду частные дачи?

Да. Частные дачи, которые находятся – удобнее же, прямо на берегу моря. Это проблема. Проблема по растительному миру – исчезновение редких видов краснокнижных, которые входят в международную «Красную книгу» и в русскую «Красную книгу».

Например, некоторые виды орхидных растений. Орхидеи, которые больше никогда не восстановятся – панкрация морская, очень красивое растение, клубневидное – у нее большие белые цветы, похожие на нарциссы, но намного больше. Оно может расти в песке рядом с морем. И, собственно, там, где больше всего их произрастает в Сочи, сейчас начались строительные работы. И просто строители прямо на этих цветах ведут работы, и если это не остановить, они просто тоже исчезнут. По крайней мере, с территории Краснодарского края. Они растут еще в Европе, эти цветы, но на территории Краснодарского края их точно не будет. Наши активисты пытаются все это останавливать – вахты, дежурства, пересадки растений, привлечение внимания к проблемам.

Софья Руссова в одиночном пикете против уничтожения экологии Сочи Sofia Roussova/DR

Но наших ресурсов очень мало. Поскольку сейчас власть не слышит людей – у нас, сами понимаете, какие вопросы стоят на повестке дня – а экология, кажется, это что-то вторичное, если вообще не третьесортное. Но экология и природа вообще – это такая вещь, которая может никогда не возобновиться.

И очень остро стоит вопрос утилизации мусорных отходов. Это вообще беда для Сочи особенно, потому что до сих пор, уже Олимпиада закончилась, а во время подготовки к Олимпиаде все это было: бетонит, строительный мусор - все это сливалось в море. Есть видео, заявления в прокуратуру – никакой реакции. И вот сейчас так же вывозится в горы, в лес. Самосвалы, Камазы с мусором. А недавно даже разрешили на территории национального парка полигоны ТБО размещать (твердых бытовых отходов). Я присутствовала – это решение вынес Верховный суд Российской Федерации о разрешении размещения твердых бытовых отходов на территории Сочинского национального парка. А что туда может входить? Туда может входить еда какая-то – отходы, строительный мусор. Безусловно, все это – преступление против экологии и, по сути, против человечества.

В гостях у RFI была Софья Русова, советник председателя партии «Яблоко» и член «Экологической вахты по Северному Кавказу».

Оригинал