17 февраля

Закон о декриминализации семейного насилия увеличит число жертв

Государственная Дума в ускоренном порядке приняла, Совет Федерации одобрил и президент подписал закон о внесении изменений в Уголовный кодекс, который исключил из него даже понятие о семейном насилии и специальной ответственности за него вообще. Из статьи 116 УК исключили ответственность за побои в отношении близких лиц, лишив наименее защищенную группу: детей, стариков и женщин такой предупредительной меры, как угроза привлечения к уголовной ответственности за домашнее насилие.

Это означает, что за впервые совершенные побои домочадцев, насильник будет привлекаться не к уголовной ответственности, а только - к административной. И только при повторном насилии можно будет попытаться привлечь насильника к уголовной ответственности.

При этом в Уголовном кодексе осталось специальная защита от хулиганов и лиц, нанесших побои даже впервые по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

В нашей стране катастрофическая ситуация с семейным насилием, даже по официальной статистике (которая отражает далеко не все случаи) ежегодно десятки тысяч женщин, детей, стариков становятся жертвами, а 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье, каждый год гибнут десятки тысяч жертв.

Действие существующего административного, уголовного и уголовно-процессуального законодательства неэффективно. Дела возбуждаются только по заявлению в суд потерпевшей стороны в соответствии с процедурой частного обвинения. Ни полиция, ни прокуратура в таких делах не участвуют. Пострадавшая сторона должна самостоятельно собирать доказательства и представлять их суду, что в ситуациях домашнего насилия практически невозможно для жертвы. Часто жертва и насильник живут вместе, и подавать заявление о случаях насилия, а тем более, собирать доказательства небезопасно для жертвы. Сбор доказательств связан с серьезными процессуальными сложностями. В отличие от обвиняемого, частному обвинителю адвокат бесплатно не предоставляется, а оплатить помощь адвоката может не каждый. Кроме того, дела частного обвинения прекращаются в связи с примирением сторон, и возникает опасность давления на жертву со стороны насильника. Из-за этого многие потерпевшие предпочитают либо не обращаться вовсе в суд, либо после обращения отказываются от дальнейшей борьбы. В случае присуждения штрафа, он оплачивается из семейного бюджета, т.е. вместе с насильником наказывается и жертва.

Часто преступнику неоднократно удается избежать наказания. Фактически преступления в семейно-бытовой сфере в настоящее время легализованы. Полиция и раньше старалась не выезжать на вызовы по таким случаям, а сейчас для этого еще больше оснований. Депутаты и сенаторы, сознательно действующие по указке самых реакционных представителей традиционных российских конфессий, входящих в экспертные советы при органах власти, принимают законы в духе "Домостроя". Насилие становится почти общественной нормой под лозунгами: "они сами нарываются", "бьет - значит любит".

Защиты слабым членам семьи искать неоткуда. Даже в Москве всего несколько телефонов, по которым можно позвонить в случае домашнего насилия. А кризисных центров, куда можно скрыться от насильников - единицы по всей стране. Отсутствуют защитные механизмы для потерпевших (охранные предписания, психологическая и юридическая помощь, сеть убежищ, реабилитационных центров и т.д.). Нет программ по реабилитации как жертв, так и преступников.

Мировая практика в области борьбы с насилием в семье доказала, что специальный закон о профилактике насилия в семье более эффективен, чем отдельные статьи уголовного, гражданского и административного законодательства. Подобные законы уже несколько лет действуют на территории многих стран Западной и Восточной Европы, а также СНГ. Опыт Казахстана, Украины, Молдовы, Киргизии, Чехии, Литвы, а также других стран показал, что случаи внутрисемейного насилия сокращаются от 20 до 40 процентов после принятия подобных законов.

Принятый закон противоречит европейской (Стамбульской) Конвенция Совета Европы «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье» от 11.05.2011 года, подписанной всеми странами ЕС. Против этой Конвенции, которую Россия до сих пор не подписала, выступила РПЦ, лоббировавшая декриминализацию семейного насилия.

Практически все существующие независимые женские организации, журналисты и общественники выступили против принятия этих поправок. Петиция на chance.org собрала более 250 тысяч подписей.

Совет Европы 16 января 2017 г. также призвал Россию не принимать этот закон. Позицию и общественную кампанию партии против декриминализации семейного насилия поддержал вице-президент Либерального интернационала Маркус Лернинг, призвав Президента России не подписывать этот закон.

Мы убеждены, что декриминализация семейного насилия увеличит число жертв, оставив без реального наказания насильников. Мы требуем от законодателей принять специальный Закон об ответственности за семейное насилие, а также создать действенный государственный механизм по профилактике насилия в семье, по помощи пострадавшим от него и их и реабилитации.

Председатель Партии

Э.Э.Слабунова