17 декабря 2010
Блог Алексея Мельникова на сайте "Эхо Москвы"

Рождение, жизнь и смерть «государственной компании»

Перед вынесением «судом» рождественского приговора М.Б. Ходорковскому и П.Л. Лебедеву уместно напомнить, что в 2003 году, после их ареста, молва приписывала крупным собственникам компании ЮКОС два «греха». Во-первых, попытку продажи нефти Китаю и, во-вторых, намерение реализовать если и не весь ЮКОС, то значительную его часть одной из американских нефтегазовых компаний (назывались Exxon и Chevron).

Часть нашего общества склонна оправдывать заключение в тюрьму акционеров и сотрудников ЮКОСа вовсе не тем, что им непосредственно вменяется в вину, а соображениями «государственного порядка». Не раз приходилось в прошлом слышать такого рода аргумент: «Не мог же В.В. Путин посадить в тюрьму Ходорковского и Лебедева исходя из их желания фактически усилить стратегического противника России – Китай, продавая ему нефть. Не мог же он позволить продать американцам самую крупную нефтяную компанию России. Вот и был найден другой повод для преследований. Но реальная причина репрессий иная – интересы России».

Соответственно, укрепление активами ЮКОСа т.н. «государственной» компании «Роснефть», придание этой компании если и не противовеса частным российским нефтяным компаниям, то, во всяком случае, «первой среди равных», признавалось частью общества явлением безусловно положительным. В компании «Роснефть» видели едва ли не национальную государственную нефтяную компанию, которая будет проводить какую-то другую, «государственную» политику, руководствоваться не частными, а общественными интересами.

Что же стало с этими взглядами спустя 7 лет?

Прежде всего, выяснилось, что т.н. «государственная компания» совсем не против вести себя как обычная акционерная компания. В июле 2006 года «Роснефть» провела первичное размещение акций на биржах Москвы и Лондона, продав 15% своих акций. И как не подавалось в пропагандных целях подобное размещение как «народное», ясно не только то, что в городе Лондоне проживает далеко не простая часть российского народа. Понятно и другое – компания, проводящая такие решения, по определению должна заботиться вовсе не только об интересе государства, но и о частных интересах своих новых акционеров.

В том же 2006 году «государственная» компания «Роснефть» смутила сторонников державы российской и противников Срединного государства другим своим решением – создала совместное предприятие с китайской CNPC, «на территории России». Спустя 3 года, компания «Роснефть» привлекает 20-летний кредит от Банка развития Китая, как лирично подчёркивается на официальном сайте «Роснефти», «на очень выгодных условиях» и заключает долгосрочное соглашение о поставках нефти в Китай в 2011–2030 годах …

Другими словами, «Роснефть» сделала ровным счётом то, в чём часть нашего общества обвиняла акционеров ЮКОСа – договорилась о продаже нефти в Китай. За тем, пожалуй, исключением, что не приходилось слышать от акционеров ЮКОСа о том, что они собирались создавать с китайскими нефтяными компаниями совместные предприятия на территории России или же использовать китайские кредиты для поставок нефти в Китай.

И вот сегодня, президент «Роснефти» Э.Ю. Худайнатов заявляет о том, что компания желает в 2014-2015 годах привлечь «стратегического инвестора». Это возможно было бы сделать прямо сейчас, но 2-3 года, по словам Эдуарда Юрьевича, потребуются для того, чтобы рынок оценил «Роснефть» адекватно, т.к. сегодня по его словам компания недооценена «в три раза». Не удивлюсь, если среди потенциальных покупателей части компании окажется всё тот же Большой Дракон из-за Великой Китайской стены или же кто-нибудь из американских нефтегазовых компаний. Кто же ещё сможет быть «стратегическим инвестором» для компании, которую Э.Ю. Худайнатов оценивает в 225 млрд. $?

И в чём же, в таком случае разница с тем, что желали сделать акционеры ЮКОСа, реализовав часть своей компании? Между прочим, от того, что ТНК продала в 2003 году половину своего бизнеса BP ничего страшного с российской нефтегазовой отраслью не случилось.

Мы вовсе не являемся противниками иностранного капитала в российской нефтегазовой промышленности как в виде прямых инвестиций, так и в виде участия в акционерном капитале российских нефтегазовых компаний. Равно как не являемся мы противниками поставок российских углеводородов на мировой рынок и, в частности, в Китай. Мы, напротив, являемся сторонниками такой политики.

Тем же нашим соотечественникам, которые являются противниками привлечения иностранного капитала в российский нефтегазовый сектор, полагают, что нельзя продавать нефть Китаю, склонны обвинять М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева в «негосударственном подходе» неплохо бы в свете приведённых выше фактов задуматься. Над вопросом о том, чем же, собственно, отличаются от преследуемых бизнесменов предприниматели, работающие под государственным прикрытием и с вывеской «государственный» на своём бизнесе?

Оригинал текста здесь