11 июля

«ЯБЛОКО» содействует возвращению ефрейтора Агеева в Россию

Борис Вишневский и Александр Гончаренко - о ситуации с военнослужащим, брошенным российскими властями

Вчера украинские силовые ведомства опубликовали материалы допроса пленного Виктора Агеева, который был захвачен в Луганской области, на линии соприкосновения вооруженных сил Украины и Народной милиции самопровозглашенной ЛНР. По словам самого Агеева, он является контрактным служащим российской армии. Ранее «Новая газета» опубликовала интервью с матерю пленного Светланой Агеевой, записанное на их родине в Алтайском крае. Она рассказала о том, что не подозревала, что ее сын находится в зоне конфликта на Юго-Востоке Украины, пыталась добиться разъяснений в местных военкоматах и обратилась к российским властям, но безрезультатно - представители Минобороны продолжают отрицать принадлежность Виктора Агеева к вооруженным силам РФ.

Светлана Агеева

Первые, кто оказал ей помощь - местные правозащитники во главе с председателем алтайского краевого отделения «ЯБЛОКА» Александром Гончаренко, а также депутат Заксобрания Петербурга Борис Вишневский. В партии заявляют, что будет сделано все возможное для установления контактов с украинскими силовиками и скорейшего возвращения Виктора Агеева в Россию.

Александр Гончаренко, лидер Алтайского «ЯБЛОКА»:

- Когда я узнал, что этот парень с Алтайского края, с моего родного села, меня ситуация особенно взволновала. Мы вышли на контакт с его мамой, учительницей иностранного языка, которая одна воспитала двух сыновей. Она приехала к нам, после чего я передал информацию Борису Вишневскому, который очень оперативно откликнулся. Потом на меня вышел корреспондент «Новой газеты» Павел Каныгин.

Ясно, что Виктор находился в Луганской области и выполнял команду вышестоящих военных начальников, которые, на мой взгляд, его бросили. До меня, его мама обратилась к районному военкому, съездила в краевой военкомат — ей никто ничего не сказал. Объявили, что мы такого не знаем, он у нас не числиться. Насколько мне известно, парень ни в кого не стрелял, даже по данным украинских СМИ. Сейчас у нас такая задача. Мы установили, где он находится. Второе — мы пытаемся через разные структуры обеспечить общение Светланы Агеевой с сыном — пусть это будет телефонный разговор или Скайп. Третье: мы в регионе объявили сбор средств с тем, чтобы найти адвоката, который знает украинское законодательство и который бы защищал Агеева. Чтобы суд был справедливым, чтобы он учел его возраст и то, что на нем, насколько мы знаем, нет преступлений.

Следующий момент. Это вопрос возможного помилования и обмена на лиц, которые содержатся на территории России. Если при этом обмене кто-то их украинских граждан, которые содержатся в российских тюрьмах, или в тюрьмах так называемых ЛНР или ДНР, вернуться к своим матерям, я буду счастлив дважды. Нам на фиг не нужен никакой самопиар, в котором сейчас нас обвиняют некоторые представители демократической или либеральной общественности, которым, похоже, важнее всего засадить в тюрьму 21-летнего парня. Пусть он вернется домой.

Мне непонятно бездействие российского МИДа, который говорит, что это не наша компетенция. Параллельно Минобороны от него отказывается.

Поэтому мы вынуждены действовать на фоне бездействия официальных органов власти, которая несет ответственность за эту войну и ссору народов России и Украины. Родину мы не выбираем, а вот власть надо научиться выбирать! Мы всевозможно будем помогать Светлане Агеевой.

Борис Вишневский, депутат Заксобрания Петербурга от «ЯБЛОКА»:

- Очень показательно, что мама Виктора Агеева обратилась к нам и дала согласие пообщаться с «Новой газетой». Потому что понимает, что, если нужна помощь, бессмысленно обращаться в «Единую Россию» и газету «Известия», обращаться надо в «Новую газету» и партию «ЯБЛОКО». Мы постарались придать максимальной огласке эту ситуацию. Огромный резонанс получило интервью Светланы Агеевой.

Я сразу же отправил обращение на имя министра обороны, где указал все имеющиеся сведения и просил провести срочную проверку информации, просил узнать, как наш военнослужащий оказался на территории Украины. И раз уж он туда попал, Минобороны должно предпринять все необходимые меры для его освобождения из плена. Насколько я понимаю, он не преступник, он никого не убивал, он военнослужащий, который имеет право на защиту со стороны своего государства. Оставляю в стороне действия тех, кто его туда послал. На мой взгляд, это как раз преступление. Но раз уж так получилось, то надо предпринять шаги для его освобождения, каким-то образом его обменять.

Сейчас мои коллеги из разных сфер пытаются найти контакты и как-то организовать возможный обмен. Украинская сторона после завершения следственных действий готова это обсуждать. Думаю, это было бы правильно.

Повторяю, очень важным является организация этих контактов, этих переговоров. Вся эта история, на мой взгляд, показывает верность позиции «ЯБЛОКА», с которой мы выступали с самого начала событий на Юго-Востоке Украины - о необходимости прекращения любого, особенно военного вмешательства. Нам надо прекратить посылать туда «добровольцев» и «отпускников», прекратить не объявленную войну. Поэтому мы начали кампанию «Время вернуться домой» - она не только про Сирию, но и про Украину. Никого в мире мы не сможем обмануть, что наших военных нет там. К сожалению, они там есть.

Напомним, что партия «ЯБЛОКО» проводит всероссийскую кампанию «Время вернуться домой», в рамках которой мы собираем подписи за выход России из военных конфликтов в Сириии и на Украине, и направление ресурсов на обустройство и развитие нашей страны.