03 октября
Отрывок из книги «Яблоков-Сад»

Памяти Алексея Владимировича Яблокова

Сегодня учёному-экологу исполнилось бы 84 года

Сегодня учёному-экологу, председателю «Зеленой фракции» партии «Яблоко» Алексею Владимировичу Яблокову исполнилось бы 84 года. Его нет с нами почти год, но мы, его коллеги, друзья и соратники, храним память о нем и его делах.

В этот день мы публикуем статью Григория Явлинского из книги «Яблоков-Сад», которая только готовится к изданию.*

Григорий Явлинский — о том, зачем экологам становиться политиками

С Алексеем Владимировичем мы познакомились в самом начале 1990-х годов. В то время он уже был очень известным ученым с мировым именем, советником президента Ельцина по экологии. Правда, недолго. Ельцин, разумеется, никакой экологией заниматься не собирался, а Яблоков, профессионал и очень принципиальный человек, был не из тех, кто мог занять должность и ничего на ней не делать. Таких людей в России немного было тогда, и, возможно, еще меньше сейчас.

Ближе мы узнали друг друга уже в 2000-х, когда «Зеленая Россия», партия, которую он пытался создать, входила в состав «Яблока». Кстати, мало кто помнит, но пригласить его к нам было идеей Сергея Митрохина. Скажу честно: я долго и напряженно вел с ним переговоры, уговаривал присоединиться к нам. Убеждать приходилось серьезно и обстоятельно, потому что Яблоков был непререкаемым авторитетом, настоящим лидером. Но в итоге он нам поверил.

Яблоков вписался в политику полностью. Я всегда говорил, что самая уникальная черта Алексея Владимировича в одной простой, казалось бы, вещи: он был первым и единственным крупным экологом, кто понял, что добиться решения экологических проблем в российских условиях можно только и исключительно через участие в политике.

Он понимал, например, такую вещь: если государство в нашей стране де-факто является не обслуживающей структурой общества, а бизнесменом, то оно не будет защищать никакую окружающую среду, оно, напротив, будет ее цинично эксплуатировать во имя банального получения дополнительной прибыли. Оно всегда построит медный рудник там, где этого делать нельзя, лишь бы извлечь большие доходы для больших чиновников. Ровно поэтому в России решительно не работает министерство экологии, нет ведомства по защите окружающей среды.

Он понимал, что сначала надо создать правовое государство, в котором работает Конституция, действуют законы и есть разделение властей, и только тогда можно реально бороться за экологию. Именно в такой последовательности. Не сделав первого, второе не получится! Можно заниматься защитой окружающей среды всю свою жизнь, быть борцом, но пользы от этого не будет.

Почему этого не поняли другие? Думаю, что многие боялись. Думаю, что многие решали личные задачи. Будучи крупными профессионалами, многие боролись за сохранение российской экологии путем стройки собственной дачи в хорошем месте. А для этого надо дружить с властью. Яблоков был не таким.

Крупный ученый-биолог, он, как и абсолютное большинство его коллег, был большую часть своей жизни с головой погружен в науку, вполне мог и дальше заниматься только ей, изучать морфологию морских млекопитающих, их эволюцию и популяции. Но став основателем российской экологии, сознательно выбрал роль не только теоретика, а лично включился в борьбу за экологию страны, придя в политику.

Политиком он оказался тоже талантливым, хотя и очень нетипичным, особенным. Потому что политики — люди исключительно эгоцентричные, они только и делают, что смотрят на себя в зеркало, даже тогда, когда там ничего хорошего невозможно увидеть. Яблоков же думал не о себе любимом, а о профессиональных задачах, о нашем изуродованном жизненном пространстве, об экологии и окружающей среде в самом широком смысле. А еще о российском обществе, которое все это, к сожалению, мало интересует. У Яблокова были цели, выходящие далеко за рамки личных амбиций и корыстных интересов. Заполучить мандат депутата, статус и квартиру с зарплатой — Яблокова это не интересовало вообще. Он не стеснялся заниматься самой рутинной партийной работой, хотя был уже далеко не молодым человеком. Вспоминаю, как он объездил всю Московскую область, проводя там нашу предвыборную кампанию. Выходил на митинги. Неисчислимое количество раз, уже тяжелобольной, стоял в пикетах, держа в руках плакаты с крайне жесткими по отношению к власти диагнозами.

С Алексеем Владимировичем можно было обсуждать самые сложные и противоречивые политические вопросы. Он всегда умел слушать аргументы, умел участвовать в диалоге — и это тоже уникально.

«Яблоко» до прихода к нам «Зеленой России» и после этого – немного разные истории. И даже не потому, что Яблоков дал нам новое направление, усилил экологическую повестку нашей работы. Он дал значительно больше — он облагородил партию, поднял наш культурный уровень и профессиональные компетенции. А сам стал яблочником больше, чем многие из тех, кто был здесь всю свою жизнь.

А потом его непререкаемый авторитет в экологическом движении способствовал тому, что в «Яблоко» стали приходить другие известные экологи, что партия стала для их профессионального сообщества безусловным политическим лидером. В России, как известно, хватает псевдоэкологов и псевдоэкологических партий. Но все серьезные специалисты в этой области знают, что мы являемся единственной партией, реально занимающейся борьбой за экологию.

Надо, впрочем, сказать и о том, что, придя в партию, Яблоков не оставил своей общественной деятельности, не отвернулся от коллег, которые не видели себя в политике. Он сделал так, что «Зеленая Россия» стала политическим крылом всего российского зеленого движения, была на переднем фланге борьбы за экологию. Мы проводили крупные конференции, на которых яблочники встречались с теми экологами, которые в силу различных причин не хотели вступать ни в какую партию. Мы с пониманием относились к такой позиции, и вместе с Яблоковым старались выработать общие цели для экологов и политиков. Сама «Зеленая Россия», представляя экологическое сообщество в политическом пространстве, во многом состоит из экологов-общественников, которые параллельно являются лидерами зеленых НКО. Мы не подменяем политикой их профессиональную работу – напротив, «Зеленая Россия» дала им новый инструментарий, оставаясь лидером всего российского зеленого движения.

Яблоков — ученый и гуманитарий абсолютно мирового масштаба, и это без всякого пафоса. Знаковая фигура, присутствие которой само по себе было для нас тестом, было ответом на вопрос — порядочные мы люди или нет, профессионалы ли мы, ответственные ли мы политики?

Вот такой был человек. Непримиримый. И незаменимый.

***

*Поддержите издание книги «Яблоков-Сад». Чем большим тиражом у нас получится ее издать, тем дешевле будет один экземпляр. Подробности здесь.