31 октября
«Новая газета», видео

Владимир Лукин: «Я мечтаю, чтобы будущие президенты приносили присягу у этой стены»

Речь на открытии памятника «Стена скорби»

 

Член Совета Федерации, председатель Фонда памяти жертв политических репрессий, один из основателей партии «Яблоко» Владимир Лукин принял участие в церемонии открытия памятника «Стена скорби», посвященного жертвам политических репрессий в СССР, которая состоялась 30 октября.

Памятник — тридцатиметровый двусторонний бронзовый барельеф работы скульптора Георгия Франгуляна — находится на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца.

Прямая речь Владимира Лукина на открытии памятника:

— Человек слаб… И в эти минуты я не могу не думать о судьбе своей семьи. Особенно двух женщин. Обе — мои бабушки.

У одной из них, кроме моей мамы, было еще три сына. Старший был зверски убит в одной из стычек гражданской войны. Жизнь второго оборвалась здесь недалеко, в Коммунарке. Он попал в один из расстрельных списков 1937 года, подписанных пятью тогдашними членами ПБ Компартии, во главе лично со Сталиным. Третий, несмотря на бронь, которая выдавалась крупным ученым, вступил в ряды ополченцев и погиб, защищая Москву осенью 1941 года. Три сына — три смерти.

Младшая дочь — моя мать — была арестована в том же 1937 году, сразу после моего рождения. Ее пытали, как и моего отца. Но им повезло: в 1938 году, после падения Ежова, их освободили, и они оба успели принять участие в обороне Москвы. Отец был комиссаром 7-ой Бауманской ополченческой дивизии, памятник бойцам которой, как многие из вас знают, стоит на 242-м км Минского шоссе.

А его младший брат вынужден был после ареста моего отца отречься от него, чтобы спасти себя и остатки семьи.

Представьте себе чувства моей второй бабушки, сыновья которой не пожали друг другу руки никогда, даже на ее могиле. И семей с такой или близкой судьбой было в нашей стране тысячи, сотни тысяч, если не миллионы. Сосчитать уже не возможно.

Это они, их искалеченные судьбы взывают к нашей памяти, нашей совести с мемориальной стены.

ХХ век для нашей страны — век великих побед, но и великих трагедий. О самой главной великой победе наше общество, молодое поколение знает достаточно хорошо, хотя и здесь есть свои пробелы.

О главной великой трагедии — массовых репрессиях, страшном терроре, связанном с революцией, гражданской войной, сталинской тоталитарной диктатурой, молодое поколение знает мало.

А это плохо. Невежество — это не аргумент, говорил Спиноза. Из невежества мудрых уроков извлечь нельзя.

Некоторые наши граждане считают, что ворошить кровавое прошлое — непатриотично. Убежден, что такое мнение ошибочно.

Родина и Истина — это понятия равновеликие. Нельзя любить Родину, не любя Истину. Не отличая добро от зла, правду от неправды, изуверство от человечности. Суверенное право на жизнь, безопасность, свободу и личное счастье человека не менее важны, чем любой суверенитет. Замечательно, что наша нынешняя Конституция начинается именно с этого нормативного положения.

«Все прогрессы реакционны, если рушится человек», — сказал поэт.

Только свободный человек может быть подлинным патриотом!

Нынешние и будущие поколения наших граждан должны, во-первых, знать об этой страшной драме. Нежелание знать — это интеллектуальная трусость, тяжкий моральный грех. И большая опасность. Ведь сокрытие истины — верный путь к рецидивам трагедии.

Во-вторых, важно помнить о том, что случилось со страной в ХХ столетии. Помнить о жертвах массового государственного террора — лучший способ избавиться от иллюзий о том, что все сложные проблемы страны можно решить быстро и резко — как любили говорить в то время — лихой «кавалеристской атакой».

В-третьих, надо ясно, решительно и необратимо осудить деяния тех, кто раскрутил «красное колесо» массового террора. Им нет и не может быть оправданий. Даже с учетом того, что в этом кровавом карнавале во след своим жертвам исчезали и их палачи.

И, наконец, в-четвертых, — и это самое трудное — нам нужно постараться простить участников этой страшной исторической драмы.

Конечно, простить не их ужасные деяния, а приведшие к ним их трагические ошибки, их самообманы, их утопические фантазии.

По-моему, простить — означает, прежде всего, постараться изгнать из собственных душ атмосферу ненависти и нетерпимости ко всему иному, ко всему «не своему», ко всему «непонятному».

Избавиться от сладкой, но ядовитой иллюзии собственной уникальной правоты и непогрешимости.

Мы не можем изменить прошлое. Не можем сделать вид, что его вовсе не было. Но мы можем, помня о прошлом, постараться подавить вирусы озлобления и ненависти в самом себе.

И тем самым перекрыть доступ в настоящее и будущее кровавым страстям прошлого.

Память о страшной трагедии, которая произошла на нашей земле в ХХ столетии, должна стать частью нашей исторической памяти. Мы, наследники жертв массовых репрессий, благодарны всем тем, кто внес вклад в создание Монумента памяти.

В заключение мне хотелось бы поделиться с вами одной своей мечтой. Хотя я и понимаю, что она, скорее всего, утопична.

Я мечтаю, чтобы будущие президенты — гаранты Конституции РФ — и будущие омбудсмены нашей страны приносили свою присягу народу именно здесь, у этой стены перед этими трагическими ликами.

Оригинал