22 августа 2017
«Эхо Москвы

Митрохин: «Власти Ростова-на-Дону могут использовать поджоги в своих целях»

Такое мнение политик высказал в эфире «Эха Москвы»

Председатель московского отделения партии «Яблоко» Сергей Митрохин стал гостем программы «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы», в которой политик обсудил самые актуальные темы последних дней с ведущей Татьяной Фельгенгауэр.

Т. Фельгенгауэр

― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». И я рада приветствовать в этой студии Сергея Митрохина, политика, лидера московского отделения партии «Яблоко». Здравствуйте, Сергей Сергеевич.

С. Митрохин

― Добрый день.

Т. Фельгенгауэр

― Давайте, наверное, с новости, которую сейчас активно обсуждают. Визы в США теперь получить можно только в Москве. Придется ехать даже из Владивостока. Вы помните, как сокращали количество дипломатов, но вот комментарий от главы Министерства иностранных дел Сергея Лаврова. Он считает, что американская сторона таким образом пытается вызвать недовольство российских граждан действиями российской власти. Натравливают просто граждан на власть. Согласитесь?

С. Митрохин

― Мне кажется вообще последнее время, ну как последнее, уже очень долгое время и МИД и лично Лавров, и другие лица из МИДа все время придумывают какие-то крайне экзотические версии происходящих событий. Как-то везде ищут какие-то происки чьи-то, каких-то врагов. Может быть, иногда надо подумать о собственных недоработках. О том, как прогнозируется международная обстановка, как прогнозируется политика России в этом контексте международном. Я помню, как все радовались, наш истеблишмент радовался и МИД тоже наверняка приходу Трампа. Хотя с самого начала было ясно, что отношения между Россией и США при Трампе станут гораздо хуже. Чем при Обаме. Вот мне, например, это было очевидно. Почему это не было очевидно нашим руководителям нашей страны мне совершенно непонятно. Только потому что они так жестко были настроены по отношению к Хиллари Клинтон. Ну, это не международный анализ уважающего себя государства.

Государство должно все риски оценивать и предпринимать какие-то шаги, чтобы их смягчить. В том числе и для собственных граждан. В данном случае, конечно, есть ответственность и российской стороны в этом. В том числе и по тем ответным шагам, которые они сделали в ответ на американские. Такое огромное количество сотрудников уволить из посольства. Мне кажется, что все это просто делается для какого-то внутреннего пиара. Показать кузькину мать, вот мы 700 сколько там, 50 сотрудников уволили. Вот какие мы крутые. Вот как мы не боимся Америки. Какой-то инфантильный подход. В международной политике он всегда приносит негатив. Но в данном случае негатив оборачивается проблемами для собственных граждан. Вот и все

Т. Фельгенгауэр

― Просто проблемы собственных граждан Сергей Лавров объясняет не просчетами внешней политики России, а желанием Америки нам здесь навредить. Специально они это делают. Вы же знаете, как они все эти цветные революции устраивают. Послушайте Марию Захарову. Она вам все объяснит.

С. Митрохин

― Я ее тоже имел в виду, когда сказал про эти все заявления. Печально, что у нас такая внешняя политика. Не профессиональная, основанная на каких-то инфантильных комплексах, на каких-то страхах. На стремлении какого-то бесконечного самопиара. По сути дела, у нас вообще вся такая политика — и внутренняя, и внешняя. В этой политике не преследуются профессиональные цели. В этой политике нет государственного подхода. Он исчез у нас во всем. У нас во всем на переднем плане либо какой-то самопиар, либо стремление самовыразиться. Либо стремление повысить рейтинг. Такое ощущение, что главная станция в нашей стране это Первый канал телевидения. Для него все делается, чтобы это все продемонстрировать там. И показать в очередной раз, какие мы крутые и замечательные. И как мы не боимся Америки. Вот и все. Стыдно, конечно за все это, но вот такова реальность.

Т. Фельгенгауэр

― А по поводу того, что показывают и не показывают по телевидению, по федеральным каналам. Все обратили внимание, что про нападение в Сургуте практически ничего по федеральным каналам не прошло. И вот сегодня система Скан данные опубликованы: российские СМИ чаще упоминали теракт в Барселоне, чем нападение в Сургуте. Там молодой человек с ножом нападал на прохожих. Он ранил 7 человек. Его самого убили. И о причастности к нападению заявила террористическая группировка «Исламское государство». У нас об этом вообще молчок. Почему? Почему власти не хотят признавать, что это теракт? Почему они вообще не хотят об этом говорить?

С. Митрохин

― У нас выстроена определенная информационная политика. На центральном телевидении. В общем, примерно как в Советском Союзе это было. Что все плохое, неприятное происходит на Западе. В системе международного империализма как это говорили. Сейчас по-другому называют. Но суть осталась точно такая же. Да, очень много рассказывают про теракты в Барселоне, в Турку. В других странах, каких угодно, кроме нашей собственной страны. Что с этим сделаешь. Мы же давно привыкли к тому, что наше телевидение крайне необъективно в освещении событий как внутри страны, так и вовне. В данном случае это проявляется очень сильно, очень резко. Это печально, конечно, потому что вообще создается в массовом сознании такое представление, что терроризм это не для нас. Несмотря на теракты в Санкт-Петербурге недавние, и прошлые, которые были. Только что в Сургуте. Вот, несмотря на все это терроризм это явление, которое порождено, во-первых, с подачи западных стран. А, во-вторых, эти западные страны за свою неправильную политику и получают типа по заслугам. Вот примерно такой подтекст у тех официальных репортажей, которые мы слышим. И что в результате получается – что у большинства граждан нашей страны, которые зависят от такого вида зависимости, у нас в стране есть особый – телесмотрение. Причем зависимость очень сильная информационная. У них возникает впечатление, что, в общем, мы страна, которая неуязвима для террористов. Значит можно расслабиться и особенно не переживать по этому поводу. Это ослабление бдительности и так далее. Я считаю, что это конечно, абсолютно порочная политика, порочный подход к освещению событий. Как внутренних, так и зарубежных.

Т. Фельгенгауэр

― Здесь помимо вопроса освещения еще не очень понятно, как с одной стороны мы ратуем за то, чтобы Россия принимала большие международные мероприятия, как гордились мы Олимпиадой и продолжаем гордиться. И в следующем году чемпионат мира по футболу. Это серьезные мероприятия. Это то, к чему готовится вся страна. И одновременно мы игнорируем такие важнейшие вещи как вопросы безопасности. Кстати, те темы, которые объединяют страны. Борьба с терроризмом это одна из главных тем, по которой можно сотрудничать, а не ругаться и обмениваться бесконечными нотами.

С. Митрохин

― Безусловно, это так. Терроризм не знает границ. Это понятно. Это международное интернациональное явление. Это вызов всему миру и невозможно с ним бороться в одной отдельно взятой стране. Какими-то особыми способами, каким-то особым путем. Это в принципе невозможно. Если вы изолируете себя в этом вопросе от других стран, то вы недополучаете необходимой информации. В том числе о планах террористов. Об их новых методах. И действительно сотрудничество в этой сфере сведено к минимуму у нас. Наша делегация насколько я помню, в прошлом году даже не поехала саммит, посвященный угрозам ядерного терроризма. Ну не поехали и все. Просто потому что мы не любим их. Но кому хуже от этого мы сделали. Только своим собственным гражданам, потому что наши специалисты не приобрели необходимых знаний, которые они могли там получить для того, чтобы противодействовать терроризму внутри страны. Вот и все. То есть эта политика ничем хорошим для граждан не оборачивается. А корень один и тот же, об этом уже говорили. Вообще в стране создается такая психология осажденной крепости. Это очень опасная вещь. Создать такую атмосферу, при которой все вокруг нас ненавидят, все в любой момент готовы напасть, задушить нас, задавить. Мы противостоим всему миру. Это такая психология, которая признана мобилизовать поддержку для власти, которая по сути ничего в стране не делает. Она не двигает страну вперед, она ее не развивает. И особо нечем похвастаться.

Т. Фельгенгауэр

― Зато она ее держит в руках. Ничего никуда не разваливается.

С. Митрохин

― Да, то есть это такая власть, главная цель которой – самосохранение. А для самосохранения нужно постоянно взвинчивать массовое сознание, нужно его мобилизовывать, нужно ему внушать, что у нас такая уникальная ситуация, когда мы должны обороняться от всего мира. Как долго это может продолжаться, я не знаю. Но это прямое следствие такой контрмодернизационной сущности нашей действующей власти. Это, пожалуй, за всю историю России первое поколение власти, которое вообще ничего не делает для развития страны. Вообще ничего. Ни в каком направлении. Даже в советское время делали очень многое. А сейчас ничего не делают. Что остается делать…

Т. Фельгенгауэр

― Дошли. Сергей Митрохин ностальгирует по советским временам.

С. Митрохин

― Я не ностальгирую. Но знаете…

Т. Фельгенгауэр

― Довели человека.

С. Митрохин

― Развитие было в определенных направлениях.

Т. Фельгенгауэр

― Главный герой этой передачи политик, лидер московского «Яблока» Сергей Митрохин. Не только про Москву и не только про Россию хочу сегодня с вами говорить. Развивается и трагически ситуация в Ростове-на-Дону, уже 25 домов в центре города практически, Театральный спуск горит. Частный сектор. Площадь пожара увеличивается. Две версии сейчас рассматривают: неосторожное обращение с огнем и поджог. При этом сейчас, если посмотреть местные онлайн издания, можно найти информацию о том, что людям угрожали, что либо продавайте дома, либо будем по-другому разбираться. Эта практика же довольно распространенная. Вы наверняка тоже, защищая в Москве какие-то территории, с этим сталкивались.

С. Митрохин

― Да, я стакивался с этим. И речь может идти о поджогах, просто о нанесении увечий людям. Я могу конкретные примеры назвать. Если говорить о поджогах, только сейчас развивается ситуация с кинотеатром «35 миллиметров», его просто выдавливают из того помещения, которое он законно арендует. И месяц назад там произошел пожар. Ну ни с того ни с сего. В процессе осуществления капремонта. Там капремонт очень странный, мы уже выявили там коррупцию. Центральный дом предпринимателя. Это Покровка. Коррупцию в очень больших размерах. Подрядчик там как всегда спонсор партии «Единая Россия». И вот для того чтобы он продолжал все это делать, кинотеатр в результате выгоняют из его помещения. И в субботу фактически выгнали его. Несмотря на то, что была поддержка, мы пытались ее организовать. Пока что их просто оттуда выдворили. А предшествовало этому что: — пожар. А кто найдет следы, кто выяснит, поджог это был, не поджог. Или случайно. Ремонт, там все что угодно может быть. Или нападают на активистов. У нас известен случай, Наталья Федорова, активист «Яблока» борется с точечными застройками у себя во дворе. Ей тоже угрожали не раз. И не раз демонстративно ей окна били, стреляли из пневматического оружия по окнам.

Угрожали, а потом прыснули в лицо из баллона. И человек, который это сделал, был зафиксирован на камерах полицейских. Но до сих пор его никто не может найти. Я таких случаев могу множество рассказать. Только что в Хамовниках пострадала Саша Парушина, активист. Лидер по сути дела гражданский в районе Хамовников. Просто потому что она противостояла незаконным прокладываниям кабеля прямо под деревьями. Рубят корни и так далее. Незаконным способом. Ее фактически повалили на землю, сотрясение мозга. Она до сих пор не может отойти. То есть это я о чем хочу сказать. Подводя такой знаменатель под всеми этим

случаями. К сожалению, у нас очень многие решения государственной и муниципальной власти реализуются с привлечением прямой откровенной уголовщины. И в этом замешаны, как правило, и правоохранительные органы, которые никого не могут найти потом, вот никого привлечь к ответственности не могут. Ничего не могут. С этим связаны местные власти, которые в данном случае, по-моему, в московских ситуациях вообще все разбежались по углам. И ни управ там никаких, ни префектур, никого нет. Когда не надо, вот праздники праздновать, я могу отдельно об этом сказать, их полно. А вот когда людям угрожают чуть ли ни убийством, никого нет и полиции нет, и в результате бандиты откровенные получают карт-бланш и могут делать все, что они хотят. Это такая серая масса наваливается на нас в результате крайне низкого качества всего нашего государства.

Т. Фельгенгауэр

― Здесь как вы видите, больше политика является таким спусковым крючком или какие-то бизнес-интересы. Потому что в ситуации с Ростовом-на-Дону, речь идет о

том, что там какие-то строительные фирмы что-то там хотят. Вроде бизнес, но все скатывается в криминал.

С. Митрохин

― Вы знаете, когда закон не работает, когда вы не можете отстоять свои интересы ни в суде, потому что суды карманные, то естественно этим пользуются любые криминальные элементы. Любые просто нечистоплотные люди. И власть с ним сотрудничает, и власть сама из них состоит по большей части. Если уж так прямо говорить. И естественно, они ощущают в этой ситуации полную безнаказанность. Они знают, что полиция не сможет расследовать. Она не разглядит их на камере.

Между прочим, если мы будем вспоминать еще более страшную историю, можем и Кущевку вспомнить. В чем там была проблема? – проблема была с захватом земельных участков. У честных нормальных фермеров. Это же тоже с подачи государства все было. Какую историю сегодня ни ткнем криминальную — везде стоит интерес какого-то чиновника. Его всегда можно найти. То есть в чистом виде один сам по себе криминал даже не работает, это просто невыгодно. Он сейчас весь сросся так или иначе с органами власти. И власть занимается бизнесом, чего она в принципе не должна делать. Занимаются бизнесом конкретные чиновники. Они крышуют конкретные коммерческие структуры. А коммерческие структуры используют для реализации своих целей, в том числе и криминал. Вот этот клубок, который все больше и больше заматывается на всех уровнях. Я могу рассказать, как это в Москве происходит, например, на уровне конкретных районов. Как осваиваются бюджеты. Муниципальный бюджет казалось бы, ну совсем небольшая сумма в районе Хамовников бюджет всего 21 миллион. И вот наш активист Алексей Карнаухов,

который там выдвигается кандидатом в депутаты, это мой зам. по центру антикоррупционной политики партии «Яблоко». Вот он расследовал, как осваивались эти деньги. Даже на такую казалось бы, небольшую сумму умудряются, я уж не говорю, во-первых, себе особые какие-то привилегии устроить, транспорт, лечение. Причем лечение, в том числе и после того как уволился из этих органов.

Т. Фельгенгауэр

― Надо придти в себя после такой работы.

С. Митрохин

― Да, бесконечные праздники отмечают за счет этого микроскопического бюджета. Как будто в районе больше нечего делать.

Т. Фельгенгауэр

― Правильно, хлеба и зрелищ. Людям нужны праздники.

С. Митрохин

― А когда устраивают праздники, во-первых, там это все время почему-то происходит под маркой «Единой России». Все эти праздники и под ее символикой. А, во-вторых, все подрядчики и получатели муниципального заказа, которые организуют технически, опять оказываются либо функционерами «Единой России», либо близкими к ней людьми. И так далее. Мы кстати сейчас в Москве решили провести такое расследование по всем районам. Как эти муниципальные бюджеты осваиваются. Это, конечно, связано с предстоящими выборами. Но это работа, которую необходимо сделать сейчас, потому что вообще крайне мутная ситуация с финансами. Мы никогда не знаем, почему вдруг в очередной раз перекладывают что-то у вас в районе, почему по 10 раз благоустройство проводят одного и того же.

Т. Фельгенгауэр

― Вам каждый раз кто-нибудь скажет, что значит так надо. Значит, нам хотят сделать как лучше. А мы своего счастья не понимаем. И вообще неблагодарные и злые.

С. Митрохин

― Если мы в это не поверим, то к вам потом подойдут товарищи, которые скажут, что зря в это не верим. Потому что не дай бог с нами чего-нибудь еще случится. И это не голословное. Я только что привел примеры, как это можно весьма сильно подкрепить.

Т. Фельгенгауэр

― Вы видите способ этому противостоять? Или нет.

С. Митрохин

― Да, я вижу способ этому противостоять. Это максимальная самоорганизация граждан. Людей, которые живут в данном конкретном районе. В данном конкретном дворе, доме. Они должны саморганизовываться, объединяться. Объединять усилия и должны всему этому противостоять. Они должны контролировать власть во все отношениях. В первую очередь в финансовом. Они должны оказывать взаимопомощь. И как раз сейчас та пора в Москве, когда эта деятельность должна перейти на новый виток, потому что сейчас выборы, вот сейчас самое время проявить самоорганизацию.

Т. Фельгенгауэр

― Как раз хотела спросить. А вот то внушительное количество людей, которые сейчас выдвигаются в муниципальные депутаты, учатся проводить кампании, люди, которые раньше никогда этим не занимались. Я вот с удивлением обнаружила среди своих знакомых если не каждый десятый, то каждый двадцатый говорит о том, что попытается выдвинуться в муниципальные депутаты. Это потому что все уже, сил больше нет. Люди понимают, что если они не будут брать на себя эту ответственность, то ничего никак не изменится.

С. Митрохин

― Да, люди, во-первых, начинают понимать, во-вторых, многие люди вовлеклись в такую гражданскую активность поневоле и еще до всяких выборов. И еще, не думая вообще ни о каких выборах. А просто поняли, что если они сейчас не займутся своим двором конкретным, своим районом, то от него просто ничего не останется. Его либо изуродуют, либо застроят какой-то дрянью. Извиняюсь за выражение. Либо вообще их вышвырнут из того дома, где они живут. Я иногда думал, что я преувеличиваю, когда такие прогнозы делал. Раньше говорил, вот вы зря сидите на диване, когда что-то там происходит в другом дворе, потому что рано или поздно придут за вами выбросят вас из вашей квартиры вместе с диваном. Я думал, что это такая фигура речи моя преувеличение. Но история с реновацией ведь подтвердила, что это было совсем не преувеличение, к сожалению. Это был такой прогноз, который полностью осуществился. И сейчас масса людей помимо своей воли приговорены к переселению. Неизвестно куда, кстати. Им не сказали, куда их переселят. Потому что большинство в их доме решило, что должны куда-то в неизвестность переселиться. И неизвестно когда, кстати.

Т. Фельгенгауэр

― Получается, мы должны быть благодарны московской мэрии. Потому что она мобилизовала горожан. И они пошли участвовать…

С. Митрохин

― Я бы не стал так говорить. Представляете, нельзя же быть благодарным землетрясению за то, что люди побежали друг друга спасать. Или выручать. За что же тут быть благодарным.

Т. Фельгенгауэр

― Или строить более прочные дома.

С. Митрохин

― Но то, что нам устроила нынешняя команда московской мэрии это, конечно, такая встряска для всех москвичей, которая кстати повлияла на эти настроения. И она действительно мобилизующее действие произвела. Потому что очень многие люди именно после объявления реновации решили идти в депутаты, решили стать более активным гражданами. Стали создавать различные организации. Кстати мы создали комитет спасения Москвы. Почему с таким пафосным названием. Ну потому что это бедствие такой ужас, что только надо спасать Москву. Уже больше деваться некуда.

Т. Фельгенгауэр

― Сейчас делаем перерыв. Сергей Митрохин и его «Особое мнение» скоро снова в эфире.

Т. Фельгенгауэр

― Продолжается программа «Особое мнение». Еще про Москву. Сегодня «КоммерсантЪ» рассказал о том, что структура Министерства обороны намерена продать участок площадь почти 160 гектаров на улице Вешних Вод, треть площади входит в зону национального парка «Лосиный остров». Ваши прогнозы, насколько все плохо. Потому что там пока много вопросов, но звучит тревожно.

С. Митрохин

― Очень все плохо, на самом деле история там развивается застройка «Лосиного острова» еще с прошлого года. Там выделена земля компании Гранднэкст, уже выделена под высотное строительство.

Т. Фельгенгауэр

― То есть там не рекреационная зона, о которой писали…

С. Митрохин

― Сейчас про нее тоже скажу. Представьте себе «Лосиный остров» если вы сверху смотрите. Большой кусок зелени. И если хотя бы этот Гранднэкст будет реализовано, им разрешат там строить. Фактически уже разрешили, если граждане им разрешат строить там, это будет примерно, как Москва-Сити торчать посередине «Лосиного острова». Вот такой будет вид. Это для того чтобы понимать, что там вообще творится. И плюс к этому еще кусок земли продает Минобороны и на нем собираются чудовищное строительство — 4 миллиона квадратных метров строить. Причем все это вплотную к «Лосиному острову». Даже кусок еще забирает сам «Лосиный остров». Но даже если там не будут строить непосредственно в самом «Лосином острове», построят рядом. Это будет конец парку. Это будет разрушение всей экосистемы. Это наши зеленые легкие.

Т. Фельгенгауэр

― Это же охранная зона.

С. Митрохин

― Вы ключевые слова сказали. Она там была установлена 25 лет назад совместным постановлением Москвы и области. 150 метров от границы «Лосиного острова» нельзя ничего строить. Это охранная зона. Но сейчас правительство Москвы полностью игнорирует наличие охранной зоны, и что оно сделало – оно весной этого года втихаря приняло так называемые правила землепользования застройки. Втихаря – потому что 10 человек приняли решение, и никто об этом не знал. Раньше хоть Мосгордума такие правила утверждала, теперь у нее все забрали, все полномочия. Втихаря это делается. И правила землепользования застройки, что это такое – это где можно строить, где нельзя. Если просто говорить. Так вот, сказали, что можно строить прямо вплотную к «Лосиному острову». Вот так чиновники московские вот эти правила написали. Представляете. То есть они заранее приговорили «Лосиный остров» к уничтожению. Вот этими ПЗЗ, а теперь что угодно там может твориться. На этой земле, которую продаст Минобороны, построят какие-то невероятные объемы жилья. Построит этот Гранднэкст свои башни. Там будет такой мини-город прямо в «Лосином острове». Все, конец «Лосиному острову».

Т. Фельгенгауэр

― Представляете, сколько это будет стоить.

С. Митрохин

― Смотрите, любой мегаполис мира стал бы трястись и сдувать пылинки с такой уникальной территории зеленой. Зеленой территории, почти дикой. На своей территории. В своих границах вернее. А у нас все отдается на разорение, на освоение. На коммерческое использование. В результате чиновники получают откаты, естественно, от этого. Это и есть главный двигатель их решений, которые они принимают. И вот так мы живем. Продолжаем жить вот так, к сожалению.

Т. Фельгенгауэр

― Может как-то повлиять на эту ситуацию Министерство природы?

С. Митрохин

― Не может.

Т. Фельгенгауэр

― Федеральная власть может что-то сделать?

С. Митрохин

― Федеральная власть не просто может, а обязана там что-то делать. Потому что у нас «Лосиный остров», слава богу, относится не к Москве, а к федеральному ведению. И Москва просто так его захватить не может. И даже создать там нечто второго ВДНХ, что тоже убийственно для «Лосиного острова» и совершенно недопустимо, даже этого она все-таки не может сделать без разрешения Минприроды. А Минприроды игнорирует все, например, мои обращения, которые я отсылаю господину Донскому. Я не понимаю, этот человек, по-моему, не на месте своем находится. Потому что это в его прямом ведении. Туда назначен человек директором «Лосиного острова», который отдал его на уничтожение различным коммерческим структурам. Там куча незаконных парковок, свалок. Они все платят ему деньги за это, Воронину. Он до сих пор по-моему оттуда не отстранен. Может, я ошибаюсь. Но хотя уже множество уголовных дел на него заведено. Там много интересных зданий. Например, жители местные называют их борделями, и так далее. И все это происходит при философском отношении Минприроды и господина Донского. Я уверен, что они корыстно заинтересованы и в том, что идет вот такая атака на «Лосиный остров» и со стороны Московской области, Мытищ, где сын Чайки застраивает «Лосиный остров», генерального прокурора. Ту же самую охранную зону. И со стороны Москвы, где сейчас такая чудовищная атака готовится, которую «Лосиный остров» просто не выдержит. Я надеюсь, что удастся нам вместе с жителями особенно улицы Вешних Вод, которые больше всего пострадают от этого всего безобразия, через них будут прокладывать трассы к этим жилищным комплексам. Новым. Их вместе с «Лосиным островом» сотрут с лица земли. Я надеюсь, что нам удастся организоваться, один раз у нас это получилось на слушаниях по этому проекту, о котором только что сказал. Но что такое слушания сейчас. Штрих – две трети участников публичных слушаний по этому проекту этого строительства жилого комплекса Гранднэкст высказалось против. Но у московской власти такая

градостроительная комиссия существует, она решила, ну и плевать нам на то, что две трети жителей… А зачем тогда слушания проводили. Непонятно. И решили, что

 

там все будет строиться и дали все разрешения.

Т. Фельгенгауэр

― Не знаю, слушает ли наш эфир Сергей Семенович Собянин или Сергей Ефимович Донской. Но, может быть, что-нибудь у кого-нибудь из них зачешется. Они заинтересуются…

С. Митрохин

― Пусть почитают обращение, которое я им писал.

Т. Фельгенгауэр

― Это по-моему действительно уникальный абсолютно…

С. Митрохин

― Подождите. Это воздух, которым мы дышим. Это же все имеет свой предел.

Т. Фельгенгауэр

― Мы тут с вами цементом сейчас в центре Москвы дышим.

С. Митрохин

― Эта реновация — сколько будет уничтожено обычных зеленых насаждений. В результате реновации. Гринпис подсчитал, что каждое 4-е дерево в Москве будет вырублено. Ну, хорошо, а «Лосиный остров» оставьте. Вы же там не будете строить, я надеюсь. Ну его хоть не трогайте. Нет. И его надо тоже какими-то допустим, планы как они объявили. Новое ВДНХ, рекреационная зона. Что такое рекреационная зона. Вот сейчас Терлецкий парк это часть Измайловского парка. Его благоустраивают. Это ужас что творится. Это типа благоустройство. Все перерыли, перекорежили.

Т. Фельгенгауэр

― Положат дорожечки из плитки.

С. Митрохин

― Причем огромных размеров.

Т. Фельгенгауэр

― Потом построят, я вот вангую – 10-километровую скамейку, как на Новом Арбате, чтобы ни пройти, ни проехать. Я думаю, что мы будем все удивлены этой рекреационной зоне.

С. Митрохин

― Поэтому сейчас я много встречаюсь с москвичами, кроме тех, кто активно готов бороться против этого, в том числе и наш кандидат в депутаты от «Яблоко», у людей такое настроение: скорей бы они от нас отстали. Вчера прошла «утка», ну не «утка», член «Единой России» высокопоставленный заявил: а давайте перенесем Москву в Екатеринбург.

Т. Фельгенгауэр

― Отлично звучит. Вчера прошла «утка», ну не «утка», член «Единой России». Дмитрий Анатольевич Медведев что ли.

С. Митрохин

― Солидная утка такая, мощная жирная. Полетела. Я удивился реакции, обсуждал в сетях, и большинство людей, которые со мной общались, москвичи, говорят: а мы за. Потому что может тогда от нас все отстанут. Может Собянин туда переедет. Отстанут от нас, перестанут нас мучить просто. Потому что мучают москвичей на каждом шагу во всех сферах. На улицах, на проезжей части. На тротуаре. В парке. В национальном парке. Деваться некуда от них.

Т. Фельгенгауэр

― Но это же не только  для Москвы характерная проблема. По поводу слушаний и того, что мнения граждан не учитываются. Пожалуйста, читаем сегодняшнюю новость про временно исполняющего обязанности губернатора Свердловской области. Господин Куйвашев говорит, что те, кто против строительства Храма на Воде, они общественные террористы. И мы будем прислушиваться к мнению, просто надо разделять мнения населения и мнение общественных террористов. Вот вы против этого что скажете, Сергей Сергеевич. Вы общественный террорист по мнению Куйвашева.

С. Митрохин

― Я считаю, что человек, который такие высказывания допускает, это первый признак, во-первых, его коррупционности, во-вторых, его криминальности. Потому что сама идея на воде чего-то там построить, она абсурдна. Просто так на уровне здравого смысла. Это просто полный идиотизм. И если ты как губернатор лоббируешь этот проект, значит, ты корыстно в нем заинтересован. Вот так я ему отвечаю. Пусть идет со мной судится. Ничего, со мной много кто судился. Губернаторов.

 

Ничего страшного. Поэтому, конечно, на это надо реагировать, и я считаю, что вообще такие люди, которые так зарываются, они профессионально непригодны. Ты должностное лицо, ты чиновник. Ты общаешься с гражданами, как ты можешь их обзывать террористами. Мне кажется, что для администрации президента, если бы она объективно смотрела на вещи, это первый признак профессиональной непригодности. И такого человека нужно сразу увольнять с должности.

Т. Фельгенгауэр

― Вернемся к выборам. Выборы, вот уже на носу голосование, люди-то пойдут голосовать? Потому что то, что они выдвигаются, мы в принципе видим. А голосовать-то кто-нибудь пойдет?

С. Митрохин

― Вы знаете, это самая большая проблема. Потому что на это власть и делает свою ставку. У нее свой административный электорат, который придет, а если не придет, если в Москве его сейчас, по-видимому, стало меньше. Даже такого подневольного электората. Его можно завести из других регионов. И сейчас для этого специально устраивается предварительное голосование, чтобы это незаметно сделать для москвичей. И на прошлых выборах кстати в ГД это практиковалось активно.

Я сам видел длиннейшую очередь из приезжих, они мне и признались, что они приехали из других регионов. Но там представляете, там-то они все-таки это граждане нашей страны. Ладно, выбираем ГД. Но здесь-то приезжие изберут тех, кто за вас будет в районе принимать решения. Конечно, будут ту же самую «Единую Россию» избирать. В этой ситуации, конечно, у людей должно проснуться чувство, да просто инстинкт самосохранения. Возникает угроза, когда просто люди из других мест и стран кстати тоже. СНГ. За вас будут выбирать тех, кто будет принимать решения, что у вас творится. И мы опять получим ту же «Единую Россию», то же освоение бюджета в личных корыстных целях. Ту же безудержную точечную застройку. Вырубки все эти бесконечные. Полную безнаказанность, этот же криминал, о котором мы в начале говорили. Все это продолжится. Но люди, один раз в пять лет можно проснуться, все-таки прийти. Очнуться. И попытаться этому как-то противостоять. И, кстати, противостоять надо не только на избирательных участках, голосуя, я призываю всех записываться в члены комиссии с совещательным голосом, это жизненно важная вещь. Проконтролировать это голосование. Диктую телефон: 495-740-86-55.

Т. Фельгенгауэр

― Прям с телефоном. Будете учить всех.

С. Митрохин

― Учить и направлять в эти территориальные комиссии, и участковые комиссии.

Т. Фельгенгауэр

― На наблюдателей еще на прошлых выборах многие очень учились, и что из этого вышло, мы все знаем. Ну может в этот раз будет поактивнее.

С. Митрохин

― Это не означает, что надо прекратить этим заниматься.

Т. Фельгенгауэр

― Спасибо большое. Сергей Митрохин, лидер московского «Яблока», политик был в эфире «Особого мнения». Всего доброго.

Оригинал