16 ноября 2015
Заявление Политкомитета партии ЯБЛОКО

Операция в Сирии и угрозы национальной безопасности

Политическое руководство России предприняло инициативное, одностороннее и не согласованное с потенциальными союзниками вмешательство в сирийский вооруженный конфликт на одной из сторон. Это вмешательство сопровождается жестким идеологическим антиамериканизмом, антиевропейским, самоизоляционным внешнеполитическим курсом и устойчиво антидемократической моделью внутри страны, когда пропаганда твердо отождествляет патриотизм с шовинистическим почитанием властей.

При этом инициаторы и руководители силовой операции в Сирии говорят о какой-то незаменимости России, намекают на особую осведомленность и особые возможности российской разведки, противопоставляя их «западным» подходам. Выбрана странная политическая и военная конфигурация противостояния как террористическому ИГИЛ, так и Западу, причем, если смотреть на акценты в пропаганде, то не ясно, кто больший враг. При этом в ближайшие союзники выбран политически обанкротившийся режим Башара Аль Асада. Политические и дипломатические действия руководства России и МИД РФ носят формализованный, примитивный и нединамичный характер, как будто коллизия имеет место где-то в 1960-м году, а не в 2015-м. Создается четкое впечатление, что профессионалы не вырабатывают политическую и военную линию, а просто вынуждены следовать «спущенному сверху» курсу.

Российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО» заявляет:

Первое. Нынешняя военно-политическая линия как в узко-тактическом плане, так и в плане стратегической перспективы для нашей страны очень опасна.

Второе. Россия не может в одиночку (вместе с Асадом) остановить и разгромить ИГИЛ. При этом предпринятые действия вызывают в мире столь серьезную тревогу и непонимание, что несут с собой вовсе не уважение к России, а вероятность такой конфронтации, которую наша страна в перспективе попросту может и не выдержать. Россия начала долгую и разорительную операцию с неопределёнными и непонятными обществу целями и открытыми сроками завершения. Мы также стали частью сложного национально- общинного и религиозного конфликта, жестко примкнув к одной из сторон.

Предпринимаемые в таком виде действия — это не успех России, а резкое повышение уровня самых различных угроз безопасности нашей страны. Внешнеполитический курс российской власти в целом превращается в реальную угрозу национальной безопасности России.

Третье. Целостность России в её международно-признанных границах, успех нашего народа, устойчивость государственных институтов – это те цели, которым мы безоговорочно преданы, и поэтому не можем принять волюнтаристский и попросту провокационный политический курс.

Существующий в России политический режим отождествляет страну с собой, это одновременно и его защитная реакция, и его принципиальная философия. По сути, он согласен на то, чтобы в случае ухода сегодняшней номенклатуры в силу фактора времени или развала по тем или иным причинам — не стало страны. Для того же, чтобы отсрочить или скрасить уход, он готов бросать страну в военно-политические авантюры, втягивать её в гонку вооружений, все опаснее заигрывая с возможностью применения ядерного оружия.

Агрессивное самодовольство людей, не ценящих ни себя, ни других и все время решающих тактическую, оппортунистическую задачу защиты себя и своих интересов, стала нормой государственного управления, нормой периферийного уклада экономики и агрессивного периферийного авторитаризма, ведущего свою психологическую преемственность из номенклатуры сталинского времени.

Из того же времени — выработка и принятие всех основных решений во внешней и внутренней политике одним человеком. Это свидетельство институциональной деградации государства. Наиболее яркое её проявление — решения Совета Федерации, органа, призванного ограничивать и контролировать власть в таких важных вопросах как использование вооруженных сил за пределами России. Мгновенное, без малейшего обсуждения, принятие решений, удовлетворение любого желания власти, отсутствие какого бы то ни было внимания к мнению общества стало нормой. Между тем, речь идет о решениях, за которые россияне расплачиваются своими жизнями. Люди в результате чувствуют себя не гражданами страны, несущими ответственность за свою и ее судьбу, а пешками, заложниками чужих игр. При этом действия российской власти и их пропагандистское сопровождение, поведение и заявления чиновников и провластных агитаторов выглядят как последовательная (и неважно в каждом конкретном случае — сознательная или неосознанная) подготовка к большой войне. Действия российских военных в Сирии ставятся в один ряд с авантюрой на Юго-Востоке Украины и вписываются в контекст противостояния с Западом как главным врагом России. Это больше, чем просто слова и пропаганда. Контекст войны становится естественной средой обитания специфической истеричной и невротизированной российской «элиты». Власть и ее окружение, будучи неспособными развивать страну, выполнять жизненно важные и очевидные для всех граждан задачи (экономические, социально-политические, социальные, обеспечения безопасности), «бегут в войну» от ответственности за положение России и россиян. Особенно опасными мы считаем учащающиеся заявления о вероятности и намеки на возможность использования Россией ядерного оружия. «ЯБЛОКО», безусловно, считает борьбу с терроризмом, а особенно сейчас — с античеловеческой практикой и идеологией, олицетворяемой ИГИЛ, — важнейшей глобальной задачей всего мирового сообщества. Мы говорили о необходимости участия России в этой борьбе ещё год назад, имея в виду участие в формировании и прямую включённость нашей страны в действия широкой международной антитеррористической коалиции. Мы исходили из того, что это очень трудная задача, которая не терпит волюнтаристских наскоков и самоуверенности.

В России есть люди, которые способны и готовы вместе со специалистами других стран, вместе с гражданскими институтами со всей ответственностью вырабатывать пути решения этой задачи. Однако тот военно-политический курс, который сейчас осуществляется, не способствует и даже препятствует реализации этого потенциала. Более того, он создаёт повышенные угрозы национальной безопасности со стороны самых страшных и разрушительных сил. А возросшие угрозы неизбежно вызовут волну внутриполитических спецопераций и провокаций в отношении несогласных. И в результате бессмысленная лояльность окончательно подменит профессионализм и настоящий патриотизм.

Национальная безопасность России требует быстрых и коренных политических изменений: активного проведения курса на открытость, разумную демилитаризацию, отказ от территориальных претензий к соседям, экономическую модернизацию в рамках глобальных процессов и внутреннюю демократизацию.

Личные проблемы, с которыми при этом столкнётся чиновная верхушка, не могут являться препятствием для реализации национальных интересов России, формирования стратегии национальной безопасности, адекватной угрозам в современном мире.

Мы обращаемся к нашему обществу, гражданам России, в том числе к тем, кто не является нашими политическими и идеологическими союзниками. Сегодня речь идет не о выборе союзников и внешнеполитических концепций в привычном, традиционном смысле.

Ради нашей страны мы должны объединиться в стремлении придать внешней российской политике общенациональное измерение — как в плане участия общества (напрямую или через своих представителей от различных политических сил) в её формировании, так и в плане интересов, которые эта политика реализует.