31 июля 2017
Блог Виктора Когана-Ясного

Виктор Коган-Ясный: Истоки путинизма — полушуткой, полувсерьез

Каждый авторитарный и тоталитарный лидер создает вокруг себя примерно то, что ему сродни по модели поведения. Это не так трудно, как может казаться на основании положительного впечатления о том или другом народе. Говоря о нас, упрощенно можно составить примерно такое перечисление. Сталинщина — это лагерь с бараками разных режимов. При Хрущеве, и Брежневе СССР превращается в огромный партком КПСС с его бесконечной идеологической метафизикой, который, подавляя, полемизирует с отщепенцами, у которых своя метафизика, смелая, но по большей части тоже жесткая, провинциальная и недалекая. Разница в стиле парткома соответствует разнице характера «первого». Эфемерные периоды Андропова и Черненко — это партком, который почти не заседает, но должен никому не давать расслабиться, и потому свирепствует, следя за общей беспрекословной организованностью и забирая втихаря жизни и здоровье людей (это разгар афганской кампании и прессинг всех, кто в чем-то «не согласен»). Горбачев пытается полностью переделать партком, придав ему человеческое лицо. При Ельцине партком упразднился, осталось одно ХозУ с кучей лоббистов, основное настроение которых было деньги-империя-индивидуализм.

В ельцинском ХозУ любили выпить и поэтому очень не любили кого-нибудь слушать. Там была одна забава: тренировались в карате-дзюдо-самбо и бои без правил. Отрабатывали один и тот же прием: низко-низко поклониться американцу — так, чтобы он наверняка ощутил себя победителем, сам точно не зная чего, а потом исподтишка, лучше всего в момент торжественной речи, вмазать ему с размаху. Американцу хотелось взвыть, но как джентльмен, в США воспитанный, он продолжал говорить о почти достигнутом правильном устройстве мира и о том, что ХозУ скоро еще денег получит ввиду образцового своего поведения.

Потом пришел Путин, и он долго не знал, что ему делать, потому что все, что ему было нужно, у него уже было. ХозУ ходило в погонах и в штатском, мочило, а он, в общем, и не при чем был. Так, общее руководство... И тут узнал Путин, что есть Стив Джобс, у которого корпорация самодостаточная, закрытая от посторонних глаз, сказочно богатая и непредсказуемая на продукт: тут тебе и компьютер, и операционная система, и музыка, и кино, и тут и телефон, и сверх-телефон, и что этот Стив никого не слушает и всех внезапно обыгрывает — вот этих вот всех американцев, джентльменов, в США воспитанных. И сделал Путин из страны корпорацию, огромное предприятие и «моногород». Окружены мы конкурентами, связаны дисциплиной, зависим от одного человека, никакой болтовни, никаких утечек. Продукции, правда, быть не может: большая ошибка модели, но весь мир уже удивлен до обморока и проявляет себя, кто как умеет. И моногороду теперь придется трудно, и что ждет его и других в этих трудностях — никто не знает…