22 июня 2021
Facebook Николая Рыбакова

Экотуризм: нужен ли он России, и как им прикрываются чиновники?

Ситуация с пандемией коронавируса заставила нас все чаще говорить о внутреннем туризме и, в частности, об экотуризме. Под экологическим туризмом понимается посещение особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Россия занимает первое место в мире по площади ООПТ – более 232 млн га, почти 14% от всей территории страны. При этом экотуризм занимает менее 1% в общем объеме туристических услуг. В целом у нас довольно низкий вклад туризма в экономику России, около 4%.

Фото: depositphotos.com пользователь @valerim 

Экотуризм в России развивать необходимо, это дает не только новые возможности для отдыха, но и дополнительный доход. Финский опыт показал, что инвестиции в 1 евро возвращают местной экономике в виде 10 евро. В Бразилии 1 доллар инвестиций в охраняемые природные территории приносит прибыль в 7 долларов. Кения на экотуризме зарабатывает в 25 раз больше, чем Россия.

Параллельно с развитием экотуризма необходимо прививать бережное отношение к природе. Надо понимать, что не любой выезд на природу можно назвать экотуризмом, но даже такие походы должны нести в себе цель, как можно меньше нанести вреда экосистемам. Необходимо отходить от «запретительного» мышления, человеку надо дать возможность как можно больше контактировать с природой, так он быстрее научится бережно к ней относиться.

Многократный рост числа туристов на особо охраняемых природных территориях и не только может привести к пагубным последствиям для экосистем. Чтобы этого не случилось, должны быть специально отведенные места с инфраструктурой и строгим контролем. Для строительства инфраструктуры инвестору надо дать четкие правила, которые гарантировали бы, что через пару месяцев его не попросят на выход. Необходимо определить туристические зоны на прилегающих территориях к ООПТ, где будет разрешено строить объекты для отдыха. На самих же особо охраняемых природных территориях строительство должно быть запрещено.

До сих пор не утихает скандал с горнолыжным курортом, который хотят построить прямо на землях Кавказского биосферного заповедника. Чтобы это стало возможным, власти выделили биосферный полигон на территории плато Лаго-Наки и Фишт-Оштеновского горного массива. Территория Лагонакского нагорья относится к ценнейшим с точки зрения растительности участкам Западного Кавказа, там недопустимо вести какое-либо строительство.

Также необходимо четко определить объекты туристической инфраструктуры и экологические требования к ним. За этим должен быть строгий контроль. Мы знаем примеры того, как застройщики под видом спортивных, культурных и прочих социально значимых объектов возводят отели, жилые дома и частные виллы.

В 2008 году через реликтовый лес заказника "Большой Утриш" в Краснодарском крае начали прорубать дорогу к морю. Тогда уничтожили многовековые можжевеловые и фисташковые деревья, занесенные в Красную книгу, и срезали бульдозерами ценные слои почвы. Все это подавалось под соусом дороги противопожарного назначения, но истинное предназначение — дорога к будущей резиденции Медведева. Стройку удалось остановить.

Экологическое просвещение и информационная доступность — еще один немаловажный аспект для развития экотуризма. Необходимо повышать уровень экологической грамотности людей и их осведомленности о нашем природном наследии. Также необходимо привлекать местных жителей к принятию решений и локальному управлению.

Нам есть куда расти и что развивать, но делать это надо осторожно и обдуманно. Под благовидным предлогом по развитию экологического туризма появляются коммерсанты, которые желают отхватить часть особо охраняемых природных территорий. Этому потворствуют и наши чиновники.

Депутаты Ставропольской краевой Думы направили в Государственную Дума законопроект, который предполагает изымать из заказников и памятников природы регионального значения участки в случаях необходимости их хозяйственного использования. В пояснительной записке они не забыли указать, что это делается в том числе и для размещения объектов для отдыха.

Из текста закона непонятно, кто и на каком основании будет определять, для какой хозяйственной деятельности использовать изъятые участки, то есть открывается широкий простор для строительного и добывающего бизнеса. Сейчас статус региональных ООПТ имеют около 80% от всех особо охраняемых природных территорий. Только представьте, какое количество ценных земель окажутся под угрозой.

Законопроект Ставропольской Думы вряд ли будет принят, так как профильный комитет Государственной Думы не спешит его поддерживать. Но это не означает, что в скором будущем ООПТ вновь не окажутся под угрозой. Законопроект регионального парламента еще возможно отбить, но когда за дело берутся крупные корпорации, то силы становятся неравными. Такое уже не раз случалось, например, когда для расширения железнодорожных путей РЖД разрешили заниматься вырубками на Байкальской природной территории.

Если мы хотим сохранить природный потенциал России, надо наложить запрет на сокращение размера ООПТ, охраняемые природные территории должны только увеличиваться. Должны быть четкие правила для инвесторов, которые хотят развивать туризм на особо охраняемых природных территориях. Экотуризм должен подразумевать под собой не только посещение нацпарков, заповедников и заказников, но и массовое экологическое просвещение людей и создание таких условий, чтобы любая поездка или поход не наносили ущерба природе.

Оригинал

Автор

Рыбаков Николай Игоревич

Председатель партии, член Федерального политического комитета, член Бюро партии. Руководитель Единого избирательного штаба партии

Материалы в разделах «Публикации» и «Блоги» являются личной позицией их авторов (кроме случаев, когда текст содержит специальную оговорку о том, что это официальная позиция партии).

Статьи по теме: Экология и природопользование


В ходе встречи обсуждались проблемы защиты особо охраняемых территорий и вопросы формирования бюджета Москвы
14 июня
Председатель «Яблока» заявил об ответственности бизнеса за экологические катастрофы
25 мая
Все статьи по теме: Экология и природопользование