12 ноября 2018
Новая газета

Новая помойка. Власти выбирают самый допотопный способ решения мусорной проблемы

Николай Рыбаков о решении вывозить мусор из Москвы

Собранные в Москве твердые бытовые отходы предлагается отвозить на новый полигон на границе Архангельской области и Республики Коми, возле железнодорожной станции Шиес. Типичное «решение вопроса» для властей: убрать проблему для столичных жителей, переложив ее на плечи других регионов России. В Архангельской области болотистая местность с высокими грунтовыми водами, рядом расположены несколько поселков, и если вредные вещества с полигона попадут в окружающую среду, они могут быстро распространиться и попасть в питьевую воду местных жителей.

С операцией по перемещению помойки связана и другая отличительная особенность российских властей — абсолютная непрозрачность и даже прямая ложь в процессе принятия решения о размещении опасных объектов. Сначала людям говорили, что строить не будут ничего, потом — что будет комплекс по переработке и деревообрабатывающий завод, мусоросжигательный комплекс, но, как оказалось в итоге, будет самая банальная свалка с названием «Экотехнопарк».

По последней информации, 500 тысяч тонн мусор из московского региона ежегодно будет подвозиться по железной дороге в брикетах. Отбор полезных компонентов и брикетирование будут происходить в Москве, а не в «Экотехнопарке Шиес», таким образом проект, вероятно, не будет включать ничего, кроме полигона.

С экономической точки зрения проект тоже неоправдан. Чиновники говорят, что объем инвестиций в Архангельскую область составит 10,5 млрд рублей, которые Москва вложит в строительство и обустройство полигона. Плюс планируется создание 500 рабочих мест со средней зарплатой 44 тыс. руб. Планируется, что за шесть лет экотехнопарк принесет в бюджет Архангельской области 912,1 млн руб. за счет налога на доходы физических лиц, выплат и перечислений в фонды и земельного налога.

Но при этом надо отметить, что земля, на которой будет размещаться полигон, находится в долгосрочной аренде у РЖД, а значит, плата за использование земли будет идти не в бюджет Архангельской области, а в доход РЖД.

Прогнозируемое количество рабочих мест тоже не выглядит реалистичным. Поскольку в итоге там будет полигон хранения брикетированных ТБО, количество обслуживающего персонала при современном уровне автоматизации может быть раз в 10 меньше обещанного. Для примера: общее количество персонала на одном из полигонов ТБО в Ленинградской области мощностью около 45 тыс. тонн в год составляет 6 человек. Даже если не учитывать эффект масштаба и просто спроецировать количество персонала для полигона мощностью 500 тыс. тонн, то получится 66 человек, а не 500, как заявляют чиновники.

Желаемого количества рабочих мест можно было бы достичь, если строить реальный завод по переработке мусора, но тогда было бы логичнее принимать отходы сначала близлежащих регионов, а уже потом Москвы. Надо заметить, что при мусороперерабатывающих заводах тоже обычно есть полигоны захоронения отходов — тех, которые остались после выделения полезных компонентов и которые невозможно использовать. Но размер таких полигонов намного меньше, чем наши привычные свалки.

Европейский север России, как и, впрочем, все другие регионы, рассматривается Москвой как ресурсная база, то есть без оглядки на то, насколько там создаются благоприятные условия для жизни людей и насколько хорошая там экологическая обстановка. Самое наглядное — это варварские вырубки леса. Если посмотреть на спутниковые снимки, Архангельская область и Республика Коми выглядят как шахматные доски из-за сплошных вырубок на квадратных делянках (например, на Онежском полуострове). Теперь их решили использовать и как мусорные полигоны.

Что имело бы смысл сделать: с помощью государственно-частных партнерств инвестировать средства в строительство мусороперерабатывающих комплексов в разных регионах России, которые могли бы принимать отходы (раздельно собранные) на переработку из своих и соседних регионов. Предоставить им налоговые льготы и стимулировать с помощью тарифной политики раздельный сбор среди населения и предприятий.

Оригинал

Заместитель председателя партии, руководитель Единого избирательного штаба