11 января
Блог Александра Гнездилова

Александр Гнездилов: Яблоков действительно был Дон Кихот

Проснулся и сразу начал вспоминать. После книг Джеральда Даррелла я с детства испытывал искреннее восхищение перед защитниками природы. С Дарреллом мне не удалось, конечно, встретиться. Зато посчастливилось — с Яблоковым.

Впервые я увиделся с Алексеем Владимировичем почти 11 лет назад, весной 2006 года. Молодые активисты «Яблока» проводили акцию у офиса Роснефти (в защиту Байкала от строительства по его берегу трубопровода) и Яблоков на нее пришел. Местом сбора была станция метро Полянка. Для меня Яблоков уже был легендой, и как эколог, ученый, член-корреспондент Академии наук, и как соратник академика Сахарова. Тогда, в середине 2000-х он создал экологическую партию — «Зеленую Россию».

Через несколько месяцев, летом 2006 года, она влилась в «Яблоко», став одной из партийной фракцией (скажу прямо: крупнейшей, важнейшей, самой влиятельной — и это заслуга Яблокова). Тогда из «Яблока» многие уходили в места более выгодные, стало ясно, что надежной основой для карьеры и теплого кресла партия не является. Яровая, Хованская, другие... А экологи к нам пришли. Пришел Яблоков, Александр Никитин, Ольга Цепилова и многие другие. И в этом была надежда, и была искренность, и была верность своим идеалам.

Академик Яблоков не отделял экологию от демократии, защиту природы от происходящего в стране.

Ему уже тогда было за 70, но в 2007 году, возглавив на выборах в Госдуму список «Яблока» в регионах Дальнего Востока, Яблоков осенью и в начале зимы проехал большинство из них.

А поработать с ним мне впервые довелось летом 2009 года, когда делалась московская программа «Яблока» «Город удобный для жизни». Яблоков делал для нее раздел по экологии, и он был самый подробный, самый научный, детальный — и одновременно очень жизненный. О том, чем мы дышим в городе, что льется из кранов в наших квартирах, что происходит с нашими парками. И как это можно изменить.

И в ушедшем 2016 году мы вместе делали программу «Яблока» для парламентских выборов. И вновь раздел по экологии (точнее, целых два раздела!, «Защита окружающей среды» и «Экологические права граждан») был прислан самым первым и одним из наиболее подготовленных.

Между этими датами было не близкое, но регулярное общение на партийных мероприятиях. Последний раз я видел Алексея Владимировича в июле.

Он ко мне очень по-доброму относился, как и вообще ко всем молодым людям. Это было очень почетно и трогательно в общении с ним. Но у него было одно важнейшее качество, которое никогда не позволяло его спутать просто с милым, добрым, заслуженным дедушкой. Я не знал человека, точнее воплощавшего фразу «Сократ мне друг, но истина дороже». Он очень тепло относился и ко мне, и к другим людям. Но если кто-либо ошибался или делал что-то не то и не так, академик Яблоков был — не зол, нет, ни в коем случае! — о очень прям, очень тверд, весьма резок и ясен, иногда и сердит, если дело того стоило.

Дело, суть дела были для него прежде всего, и одновременно никогда не мешали чувствовать в общении с ним его доброту. Он не с конкретным человеком ссорился, он боролся за то, что действительно важно.

Когда-то один из его соратников, рассказывая мне об Алексее Владимировиче, употребил слово «носорожистость». К Яблокову оно очень подходило. Если надо, он никогда не стеснялся и не боялся быть носорогом, который как папиросную бумагу прорывает густой кустарник из ошибок, равнодушия, недопонимания, поверхностности, бюрократии.

Борьба, сражался за идеалы — расхожие фразы в политике. Но вот он действительно сражался! Яблоков действительно был Дон Кихот. Хотя... В отличие от Дон Кихота, его мельницы и вправду были злыми великанами, угрожающими жизни на Земле.

И лучшая память об Алексее Яблокове —это сохранение природы на планете. Помощь этому его делу всем, чем возможно.

Оригинал

Театральный режиссер, художественный руководитель Творческого объединения «Гнездо». Член Бюро партии.


Обсудить на форуме